Category Archives: Подсознание

О посетитель, хвала тебе! Результаты теста на осознанность

курящая монашкаПродолжение, начало здесь.

Если вы не проходили тест, то лучше это сделать сейчас, прежде чем читать про результаты, потому что так вам будет интереснее. {Тест слетел в ходе крушения базы данных,  поэтому вы не можете его пройти :( }

Пару дней назад были взяты все данные к тому моменту, удалены повторы и экстремальные значения, в результате чего остались показания 120 человек. Оказалось, что данные не сбалансированы по курению и религии, так как относительно мало и курящих и верующих. Данные продолжают поступать, но тенденция та же самая. Это не очень хорошо для анализа, зато говорит о другом: читатели этого блога отличаются от общей популяции. Например:

Число и курящих и верующих статистически значимо ниже официальной статистики.

По статистике, в России около 40% курильщиков. Среди вас, о любезные читатели – всего 16,7% (20 из 120).
Далее, согласно статистике 60% российских мужчин курят. Среди вас их всего 15 чел из 92, что составляет 16,3%, то есть в разы меньше. С женщинами: здесь 17,9% против 22% в России.

связь возраста и куренияНайдена умеренно сильная зависимость возраста и курения. Особенно это касается группы 25-36 лет: с вероятностью выше случайной – это люди некурящие.

Далее, по данным ВЦИОМ, в России 75% — православных (ссылка); цифра кажется уж слишком большой, а с другой стороны – я ничему уже не удивляюсь.

Вопрос «верите ли вы в бога», подразумевает вроде как христианство. Учитывая, что 75% православных перекрывают все другие религии в России, то вполне разумно взять эту цифру.

Так вот, среди читателей, ответивших «да» на вопрос о вере в бога — 19,2%. Я думал будет еще меньше, но вот так. Так что среди вас мало читателей вроде девушки на фото в начале статьи :)

А вот с осознанностью получилось любопытно: анализ не нашел никаких статистически значимых зависимостей между курением, религией и уровнем осознанности.

Так у верующих – 18,7, а у не верующих – 18,9.
У курящих средний уровень осознанности – 19,65, а у некурящих – 18,72. Слава богу, это не статистически значимая величина.

Среднее значение для всех 120 человек – 18,88 (минимальное значение — 5, максимальное – 28). Вот это опять должно служить комплиментом тому, кто сейчас читает это: по моим подсчетам, средние значения уровня осознанности около 14,5, иногда доходя до 17. То есть читатели этого блога в среднем имеют более высокий уровень осознанности, почти на 4 пункта.

Так что отсутствие статистически значимой зависимости между осознанностью, курением и религиозностью можно объяснить особенностями группы. Иными словами, странно становится как раз то, что среди читателей этого блога есть еще люди, которые курят и верят в бога.

А ваши, читатели, средние показатели осознанности, превышающие средние значения популяции, ассоциированы с вашим низким уровнем религиозности и курения.

Есть интересные моменты. Первый: самый высокий балл осознанности у курящего человека – 23. Выше этого ни один курильщик не набрал.

Второй: самый высокий балл осознанности у верующего человека – опять же, 23 (за исключением одного аномального случая из 120). Выше этого ни один верующий не набрал.

Это означает, что даже 2-3 пункта в уровне осознанности могут означать какие-то важные этапные вещи. Например, индекс массы тела у вас должен быть близок к норме, и среди вас меньше людей с избыточным весом, чем среди общей популяции (об этом — в следующий раз).

В общем: вы, читатели этого блога, — прекрасны, с какой стороны на вас ни погляди, и я горд, что вы посещаете мой блог.

Мы, вероятнее всего, продолжим собирать данные, причем и в оффлайне, и, если наберется достаточно для баланса показателей, посмотрим на эти данные еще раз (даже если это произойдет и через пару месяцев), и сообщим отдельно.

В следующий раз мы поговорим, как эти пара-тройка пунктов в уровне осознанности могут влиять на нашу жизнь, взглянем еще на невероятные примеры применения осознанности, и подумаем, как собственно ее тренировать.

Продолжение следует.


Про сознательных горничных, часть первая

горничнаяКак вы знаете, осознанность (mindfulness) — весьма обсуждаемая и живая тема в последнее время.

{Здесь был тест на осознанность, который в результате падения базы данных пропал, увы}

Через какое-то время мы обработаем данные этого теста всех принявших участие и расскажем что выяснится интересного.

Итак, когда вы уже знаете свой уровень осознанности, продолжим. Тест, который вы прошли — краткая версия шкалы MAAS (Mindful Attention Awareness Scale), разработанной учеными Виргинского Университета Содружества (Brown & Ryan, 2003). Коль скоро осознанность может быть измерена, это делает возможным рассматривать ее как объект научного исследования. Психологическая наука, надо сказать, довольно давно изучает осознанность, и она определяется как способность концентрировать свое безоценочное внимание на своих физических и мысленных процессах, или как форма саморегуляции внимания.

На сегодняшний день по теме есть порядка 150 исследований и несколько книг.

Существует два лагеря осознанности: восточный, где осознанность воспринимается как цель или продукт медитации, и имеет корни в буддизме; и западный, который определяет осознанность как психологический феномен. Западный лагерь начал активно строиться с легкой руки Эллен Лангер под лозунгом «осознанность без медитации».

Но пришла она к теме не через буддизм, а из психологических исследований. Занимаясь темой как мы узнаем, что думают другие люди, она узнала, экспериментальным образом, что большую часть мы как раз вообще ни о чем не думаем. Во всяком случае, мысли не глубокие, легкие и не особенно логичные, потому что мозг занят важными делами, в штатном режиме, и у нас нет активно осознаваемых целей.

Вот так, занимаясь неосознаваемыми процессами, она пришла к осознаваемым. Лангер заинтересовалась, как эта способность может влиять на здоровье, продление жизни, успехи в порте, на работе и личной жизни. Лангер – одна из немногих, кто считает, что возможности мозга для процессов изменения состояния организма существенны и не используются в должной мере. Я тоже так считаю и знаю, что сегодня это считается чем-то низменным и лапидарным в сравнении с биологическими, генетическими и компьютерными подходами.

Итак, осознанность:

  • Люди с высокими баллами по шкале осознанности лучше справляются с мультизадачностью (Ie et al.,2012),
  • Улучшает работу иммунной системы,
  • Повышает уровень окситоцина,
  • Имеет сильную ассоциацию с ощущением счастья,
  • Улучшает здоровье беременной, как будущей матери так и плода,
  • Снижает воспалительные процессы,
  • Улучшает уровень вариабельности сердечного ритма, а высокий уровень осознанности в целом ассоциируется с лучшим здоровьем сердечнососудистой системы,
  • Улучшает регуляцию сахара в крови и снижает вероятность заболевания диабетом (Loucks et al., 2016b),
  • Низкий уровень осознанности коррелирует с ожирением и отложением жиров (Loucks et al., 2016a). Возможно, уровень осознанности может быть одним из  риск-факторов ожирения. Аналогично, высокий уровень может коррелировать с нормальным весом.
  • Улучшает состояние больных раком (Carlson & Brown, 2005)
  • Низкий уровень осозанности коррелирует с курением (Loucks et al., 2015)
  • Специфические акты осознанности похоже реально продлевают жизнь.

Наверняка есть и другие преимущества. Ранее я немного касался осознанности: Блуждание в тонусе, Слушая свое сердце, Стань пилотом, и Назад в молодость.

Меня однако интересует практический инструментальный подход, о проявлениях которого мы поговорим в следующий раз. Потому что мы можем, без генной инженерии, хирургических операций и вживления электродов делать весьма мощные штуки. На затравку любопытный пример такого подхода:

Есть работа, которая требует довольно много физической активности, например, горничные в гостиницах. В ходе эксперимента (Crum & Langer, 2007) их спрашивали о состоянии здоровья, и они жаловались, что да, зоровье бы поправить, но не хватает времени заняться спортом. Горничных разделили на две группы, и одной группе «открыли глаза», рассказав, сколько на самом деле номеров они убирают в смену, сколько при этом тратят калорий, и что это не хуже любого фитнеса. Горничные честно полагали, что физические упражнения — это то, что ты делаешь после работы, но осознали эти факты и каждый день напоминали себе о том, что они в самом деле занимаются существенной физической активностью. По окончании месяца выяснилось, что у горничных из группы осознанности уменьшлся вес, размер талии, нормализовалось артериальное давление. Еще раз напомню, что они не делали ничего иного или более горничных из контрольной группы. Единственным фактором изменений была осознанность.

Продолжение здесь.

Brown, K.W. & Ryan, R.M. (2003). The benefits of being present: Mindfulness and its role in psychological well-being. Journal of Personality and Social Psychology, 84, 822-848.

Carlson, L.E. & Brown, K.W. (2005). Validation of the mindful attention awareness scale in a cancer population. Journal of Psychosomatic Research, 58, 29-33.

Crum, A. J., & Langer, E. J. (2007). Mind-set matters: Exercise and the placebo effect. Psychological Science, 18(2), 165–171.

Ie, A., Haller, C. S., Langer, E. J., & Courvoisier, D. S. (2012).Mindful multitasking: The relationship between mindful flexibility and media multitasking. Computers in Human Behavior, 28, 1526–1532.

Langer, E.J. (2014). Mindfulness Forward and Back, in Ie, A. Ngnoumen, C. T. & Langer, E.J. (Eds.). The Wiley-Blackwell handbook of mindfulness. Oxford, UK : John Wiley & Sons.

Loucks, E. B., Britton, W. B., Howe, C. J., Eaton, C. B., & Buka, S. L. (2015). Positive associations of dispositional mindfulness with cardiovascular health: the New England Family Study. International Journal of Behavioral Medicine, 22(4), 540-550.

Loucks, E. B., Britton, W. B., Howe, C. J., Gutman, R., Gilman, S. E., Brewer, J., . . . Buka, S. L. (2016a). Associations of dispositional mindfulness with obesity and central adiposity: the New England Family Study. International Journal of Behavioral Medicine, 23(2), 224-233.

Loucks, E. B., Gilman, S. E., Britton, W. B., Gutman, R., Eaton, C. B., & Buka, S. L. (2016b). Associations of mindfulness with glucose regulation and diabetes. American Journal of Health Behavior, 40(2), 258-267.


Не думай о секундах свысока

пьеса в театреПредставьте, что вы в театре. Свет начинает гаснуть, занавес раздвигается и свет прожектора падает на сцену. Он высвечивает несколько человек в обставленной мебелью комнате.

Этой метафорой лучше всего представить одну из главных теорий сознания — Global Workspace Theory (теорию глобальной рабочей среды). Все, что освещает луч прожектора – осознаваемое нами, а все, что в тени – неосознаваемое. В зале есть люди, и они смотрят пьесу, переживают или дремлют, но мы их не видим. За сценой работают множество людей, управляющих звуком, декорациями, светом и прочим. Все они и все это пространство театра, которое мы не видим и не осознаем, создает представление. Видим и осознаем мы только то, что непосредственно происходит на сцене. Если включить весь свет, то мы увидим и сцену и зал, и зрителей. Это то. что было неосознаваемым, но стало (и может стать) осознаваемым. Но за сценой, люди, помещения и механизмы, обеспечивающие все это представление, так и останутся недостижимы для нашего сознания.

Продолжим: то, что становится нам видимым под лучом прожектора – требует взаимодействия всех элементов в театре, даже спокойного и внимательного поведения зрителей. Иными словами – сознание – это результат взаимодействия нейронов из разных участков мозга, это активность в глобальной рабочей области мозга. А то, чем занимаются механик Гаврилов и гример Анна – это локальные действие, не глобальные, они неосознаваемые и неведомы для нас.

Природа сознания – одна из самых сложных проблем науки. Найти измеримые «следы» работы сознания в мозге – задача, решив которую, мы многое поймем. В самом деле, если опираться на теорию глобальной рабочей среды, то должны существовать эти следы, или так называемые нейронные корреляты сознания (neural correlates of consciousness, NCC). Таким коррелятом, по результатам исследований, считается потенциал P3b. Он – часть P300, то есть положительного (P) потенциала, возникающего через 300 миллисекунд после восприятия стимула.

Согласно теории, неосознаваемые процессы – быстры, они возникают рано, до 300 миллисекунд, и так же быстро затухают. А вот P300, который в самом деле описывает потенциалы происходящего в районе 250-500 мс – свидетельство того, что подключились глобальные процессы, то, что мы называем сознанием: проверка поступающей информации, в разных видах памяти. Что-то случилось в окружающем мире такое, что привлекло внимание, перешло порог неосознаваемого восприятия и активировало сознательные процессы.

Недавно американские ученые из Университета Мичигана в Анн Арбор (Silverstein et al., 2015) пробовали пробить брешь в этой теории. Стимулы, которые показывались особым образом, и должны были привлечь внимание участников эксперимента, были на экране лишь 7 миллисекунд. Это очень краткий период времени, меньше одной сотой секунды, но экспериментаторы еще и маскировали буквы хаотичными паттернами. Семь миллисекунд – долго для неосознанного восприятия, но слишком кратко, чтобы активировать сознательное восприятие. Выяснилось, что и стимулы, совершенно невидимые сознательно, производили такой же потенциал P3b.

Этого достаточно для того, чтобы сказать, пока у нас нет нейронного коррелята сознания. Анил Сет из Университета Сассекса считает (Ananthaswamy, 2014), что простой коррелят типа P3b, конечно, не может объяснить сознания, которое должно быть представлено в мозге гораздо более сложным рисунком сигналов.

Но почему царит представление, что сознание требует сложной картины, а неосознаваемые процессы – простой? Швейцарские ученые показали недавно (Sperdin et al., 2014) любопытные результаты: участникам показывали бессмысленные паттерны на столь краткое время, что никто не видел никаких изменений на белом экране монитора, длительностью от 1 миллисекунды до 250 микросекунд. И даже 250 микросекунд (это 1/4000 секунды!) было достаточно, чтобы мозг заметил вспышку простого стимула, черного или белого квадратика. Стимул, представленный в течение 500 микросекунд, производил уже сравнительно существенную реакцию, в том числе и потенциал P300.

И вот этот переход от 250 микросекунд, когда ответная реакция мозга еще похожа на шум, к 1 миллисекунде, когда уже видны хорошие узнаваемые потенциалы – свидетельство богатства неосознаваемых процессов, происходящих за, казалось бы, несущественно короткий отрезок времени. Получается, что начиная с половины миллисекунды и до половины секунды наш мозг производит массу работы, и только ничтожна малая ее часть, гораздо позже (от 500 мс до 1 сек), становится доступна нам в виде сознания.

Статья уже этого года (Waldhauser, Braun, & Hanslmayr, 2016) показывает результаты исследования, описывающего работу памяти. Группа ученых показывала участникам эксперимента какой-нибудь объект в разных местах на экране монитора, а позже, помещая тот же объект в центре экрана, вызывали таким образом активацию эпизодической памяти. До этого считалось, что такого рода память показывает свою работу в районе 500 мс. Оказалось, что ее работа начиналась уже через 150 мс. Мысленное путешествие в прошлое, начинает происходить весьма рано – гораздо раньше, чем мы это осознаем. Получается, что мы вспоминаем о прошлом гораздо чаще, чем сознательно отдаем себе отчет. Понимая, что работа памяти такого рода аналогична воображению будущего, то мы фантазируем и мечтаем так же неосознанно, и, вероятно, гораздо чаще, чем осознаем.

Ничего не мешает нам предположить, что сознание – локальный эпифеномен работы несознаваемых процессов, и вполне себе может выглядеть весьма просто. Может быть, это какой-то потенциал, возникающий после половины секунды, но сказать, что именно он – коррелят сознания, будет весьма сложно, ибо такой же могут производить и неосознаваемые процессы.

Одно кажется бесспорным – сознание возникает относительно поздно, скажем, через 500 мс. Иными словами, сознательно, мы живем в прошлом, отставая от реальности мира на полсекунды (как минимум). Это известно уже довольно давно (я писал об этом ранее: Расставание с иллюзиями), а недавние исследования лишь добавляют аргументы.

Помните метафору с театром? Она неверна. Все происходящее в театре – работа неосознанного. Сознание – это владелец театра, который сидит где-то в театре, в абсолютно темной комнате и смотрит прямую трансляцию происходящего на сцене (и только на ней) на маленьком экране монитора. Причем эта трансляция отстает на полсекунды-секунду от реального времени.

Оставив в стороне сознание, стоит обратить внимание, уже пристальнее, именно на этот интервал – от 250 микросекунд до 500 (или больше) миллисекунд. Мне кажется, он незаслуженно игнорируется именно в плане практического использования. Понимая, что мы получаем вполне себе солидные реакции мозга, нам стоило бы подумать, как обучать себя или изменять свое поведение именно в это время. Как насчет лекции длиной в 800 миллисекунд, или минимальный объем иностранного языка за 5 секунд, или основ морской навигации за десять? Есть, конечно, сложности, но потенциал того стоит. Жить же надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые миллисекунды :)

Ananthaswamy, A. (2014). Leading theory of consciousness rocked by oddball study. New Scientist, 4 November 2015, ссылка.

Silverstein, B. H., Snodgrass, M., Shevrin, H., & Kushwaha, R. (2015). P3b, consciousness, and complex unconscious processing. Cortex, 73, 216-227. doi: http://dx.doi.org/10.1016/j.cortex.2015.09.004.

Sperdin, H. F., Spierer, L., Becker, R., Michel, C. M., & Landis, T. (2014). Submillisecond unmasked subliminal visual stimuli evoke electrical brain responses. Human Brain Mapping, doi: 10.1002/hbm.22716.

Waldhauser, G. T., Braun, V., & Hanslmayr, S. (2016). Episodic Memory Retrieval Functionally Relies on Very Rapid Reactivation of Sensory Information. The Journal of Neuroscience, 36(1), 251-260. doi: 10.1523/jneurosci.2101-15.2016

Фото: источник.


Худей! Вести с полей, часть вторая

выбор и подавлениеГод назад я уже писал (Где живут эмоции и мастерство) про тестирование метода изменения когнитивных предпочтений к еде. Тогда я позанимался около 10 часов, и потерял 1,5 кг за месяц, но эффект, к моему удивлению, продолжился и после остановки тренировок, и вылился в потерю около 8 кг за полгода.

Приблизительно такие же цифры были у голландских исследователей (Veling et al., 2014), от работы которых я отталкивался. На протяжении года я периодически занимался идеями по усилению эффекта. И вот в конце мая решил провести эксперимент с большим количеством людей. Когда тебе нравится гипотеза, самый правильный шаг – сделать все зависящее от тебя, чтобы ее опровергнуть. Если она после того выживет, то прекрасно, а нет – туда ей и дорога, зачем обманывать себя?

Несмотря на то, что есть уже продвинутые версии, программно удалось реализовать лишь три версии (спасибо Джону З.), которые и были предложены участникам. Участницы (а они все оказались женщинами) начинали с самой простой, и, достигнув в ней стабильного высокого результата, переходили на более сложные версии.

Было рекрутировано более 100 человек, из которых часть отсеялась на разных этапах, а в конце месячного эксперимента удалось выделить когорту в 30 человек с полными данными. Три группы, по 10 человек в каждой: одна экспериментальная и две контрольных (отличающихся между собой весьма значительно).

Предварительные результаты таковы: в экспериментальной группе, где участницы активно должны играть в игру каждый день (не более 15 минут в день), они потеряли в среднем по 2,78 кг, статистически значимая разница в весе «до» и «после» (p=0,001). Средние значения индекса массы тела (BMI) снизились с 29,3 до 28,5, при этом BMI у 33% был менее 25, что относится к норме.

Проверялась и другая гипотеза: уже давно известно, что ежедневные взвешивания приводят к потере веса (Steinberg et al., 2015; VanWormer et al., 2008). Объяснить это можно, как минимум, двумя причинами. Первая – осознанность, когда вы просто чаще себе напоминаете о том, что с весом надо что-то делать. Вторая – социальное давление, в случае, если вы не только взвешиваетесь, но и сообщаете об этом третьим лицам. Я ожидал, что группа, которая взвешивалась ежедневно и отправляла мне данные, без игры, покажет такие результаты. Так и оказалось: потеря веса составила 1,7 кг, и разница между весом до и после была статистически значима (p=0,03).

Когда эксперимент уже подходил к концу, один человек, весьма скептически относившийся к этому эксперименту, прислал мне ссылку:

«Компьютерная игра поможет отказаться от вредных перекусов.

Игру разработали психологи из Университета Эксетера и Университета Кардиффа. В экспериментальную группу вошел 41 человек. Большинство добровольцев имели избыточный вес. Все участники перекусывали калорийными продуктами, например, печеньем, кексами и шоколадом, по крайней мере, три раза в неделю, сообщает BBC.» (заметка в MedDaily.ru)

В этом эксперименте британских ученых (Lawrence et al., 2015) собственно тренировками люди занимались всего 5 раз по 10 минут (!), и потеряли около 700 грамм. Самое интересное, что, проверив участников через полгода, исследователи увидели продолжающийся эффект — потерю веса у экспериментальной группы чуть более 2 кг, как видно на графике:

результатыУ них был другой дизайн игры, но такой же простой. В моем эксперименте, в базовой версии на экран выводятся две картинки – одна с «хорошей», другая – с «плохой» едой, при этом в соответствующих зеленой или красной рамке, и необходимо выбрать «хорошую» (на картинке в начале статьи). У них на экран выводилась одна картинка и надо было нажать соответствующую клавишу – в каком месте экрана она показалась, в левой части или правой. Но если показывалась «плохая» еда, то надо было воздержаться от нажатия. Таким образом человек учится подавлять импульсивное поведение.

В общем, уже многое понятно, в целом, но «дьявол — в деталях», поэтому в августе решено запустить ещё один эксперимент, несколько с другим дизайном, и люди уже почти полностью набраны. Это послужит логичным продолжением, после чего можно будет смело подводить итоги. К тому же хочется получить данные от участниц и через месяц, и два и три после окончания тренировок, потому что эффект должен продолжаться. И не только в том, что касается веса — такая интервенция приводит к улучшению буквально всех сторон жизни: в семейной жизни, в работе, в здоровье, во всем.

Lawrence, N. S., O’Sullivan, J., Parslow, D., Javaid, M., Adams, R. C., Chambers, C. D., . . . Verbruggen, F. (2015). Training response inhibition to food is associated with weight loss and reduced energy intake. Appetite, 95, 17-28.

Steinberg, D. M., Bennett, G. G., Askew, S., & Tate, D. F. (2015). Weighing every day matters: daily weighing improves weight loss and adoption of weight control behaviors. Journal of the Academy of Nutrition and Dietetics, 115(4), 511-518.

VanWormer, J. J., French, S. A., Pereira, M. A., & Welsh, E. M. (2008). The impact of regular self-weighing on weight management: A systematic literature review. The International Journal of Behavioral Nutrition and Physical Activity, 5, 54.

Veling, H., van Koningsbruggen, G. M., Aarts, H., & Stroebe, W. (2014). Targeting impulsive processes of eating behavior via the internet. Effects on body weight. Appetite, 78, 102-109.


В будущем я буду хорошим, ну а сейчас …

Teenage Bad Girl - Cocotte (2007)Люди – моральные существа. Мораль — это механизм, который оценивает наши поступки с точки зрения соответствия правил проживания в обществе других. С одной стороны, кажется, что мы все знаем про эту самую мораль, но с другой – мы только сейчас узнаем, как именно она работает.

Так, например, было выяснено, что иметь мораль важно для самоидентификации: люди склонны постоянно оценивать уровень своей моральности, наблюдая за своим собственным поведением. Так, совокупность поступков в прошлом дает нам уровень нашей моральности сегодня. Было обнаружено, что мы хотим этот уровень поддерживать – то есть, совершив несколько не очень моральных поступков подряд, мы чувствуем необходимость сделать что-то хорошее, чтобы восстановить баланс. И наоборот, сделав ряд добрых дел, мы чувствуем себя вправе сделать что-то не очень хорошее – это даже получило название в социальной психологии «лицензия на гадкие дела». Так, лабораторные эксперименты показали, что когда люди выбирают «зеленые» продукты, то это позволяет им чаще жульничать на экзаменах. Убрали мусор за собой после пикника и можно проехаться зайцем на электричке домой. Помогли старушке перейти дорогу и можно бросить мусор мимо урны. Это кажется смешным и надуманным, но есть и серьезные находки: так, в Америке, в одном эксперименте американских психологов, этнические белые избиратели, проголосовав за черного кандидата, позже, с большей вероятностью, отказывали черному в приеме на работу.

В серии недавних экспериментов психологи из Флоридского государственного университета (Cascio & Plant, 2015) решили выяснить, как это эффект работает при планировании будущего, и определяет характер поступков в настоящем.

Все участники экспериментов были белые студенты. Половине из них предлагалось представить, что они будут участвовать в конце семестра в благотворительной акции для Красного креста. После этого уже всем студентам предлагалась задачка представить себя в роли шерифа небольшого городка, в котором еще сильны расовые предрассудки и отношение к черным даже в полицейском департаменте — не самые радужные. Шерифу предстояло решить, кого взять на вакантное место полицейского – черного или белого кандидата.
В другом эксперименте предлагалась идея стать донором в ближайшем будущем. После этого расовые предрассудки открыто тестировались с помощью анкеты.

Выяснилось, что планирование морального поведения в будущем (участие в благотворительности) делает людей чуть большими расистами в настоящем: шериф предпочитал взять на работу белого, а другом случае человек с меньшим желанием хотел жить рядом с черными, и находил расистские шуточки смешными и уместными.

Обратите внимание, что люди обещали и сообщали, что будут делать что-то хорошее – и неизвестно еще, будут ли делать они это, когда время действовать придет. А вот вести себя слегка аморально они начинают уже немедленно! Остается вопрос – дает «лицензию на гадкие дела» именно объявление другим своих планов на добрые дела, или достаточно даже просто подумать о них? И еще – если кто-то серьезно намеревается пуститься во все тяжкие в январе, делает ли это его милым и пушистым в декабре?

Cascio, J., & Plant, E. A. (2015). Prospective moral licensing: Does anticipating doing good later allow you to be bad now? Journal of Experimental Social Psychology, 56(0), 110-116.

Картинка в начале – с обложки Teenage Bad Girl — Cocotte (2007).


Пока боги еще молодые

богиСейчас на coursera идет курс по нейромаркетингу, который меня естественным образом заинтересовал. Томас Рамсой (Thomas Zoëga Ramsøy), ведущий курса, прошелся по вычислительной нейробиологии (computational neuroscience). В частности, по программе, которая определяет салиентность (saliency – заметность) элементов визуального стимула. Салиентность объекта – это целый ряд его характеристик, которые делают его выделяющимся на фоне других. То может быть плотность, контраст, размер и прочее. Можно сделать объект салиентным и гарантировать, что на него обратят внимание. И вот такие программы эмулируют внимание человека, и создают saliency maps -тепловые карты внимания, аналогичные тем, что получаются методом ай-трекинга. Программа NeuroVision, про которую он говорил, сделана компанией, к которой он имеет прямое отношение. К слову сказать, таких программ сейчас уже довольно много, и я изучал несколько таких еще пару лет назад.

Например, ниже две карты одной рекламы – одна, сделанная программой (слева), и другая, сотворенную вниманием 15 людей (справа). Я сделал это еще в 2012 году:
сравнение карт внимания программы и людейСчитается, что точность их соответствия – около 80-85%. Анализ одной картинки может стоить, в зависимости от программы – от нескольких долларов до вполне приличных сотен. С одной стороны, теоретической, это круто и неплохо, а с другой стороны, практической, давайте посмотрим, как далеко ушел прогресс.

Вот одна из картинок, которая была проанализирована:упаковка кока-колы

Вот как программа сначала оценивает характеристики картинки:
начало анализаА вот как программа обрабатывает картинку:
карта салиентностиМне сразу показалось это неправильным, потому что, проанализировав сотни картинок, «пропущенных через глаза» реальных людей, у меня тоже, видимо, образовалось интуитивное представление о салиентности. Оно, в большинстве случаев, ошибочное, но не настолько же! На днях представился случай поставить эту картинку в исследование, и вот как увидели эту же картинку 10 человек, 5 мужчин и 5 женщин:
тепловая карта вниманияРазница существенная. С практической точки зрения, сегодня полагаться на такую программу я бы не стал. Если на кону стоит важная задача – дизайн упаковки, которую напечатают миллионным тиражом, или реклама, которую развесят на несколько месяцев тысячами плакатов, или дизайн помещения, то верить результатам программы было бы неразумно. А зачем тогда вообще? Если анализу нельзя особо доверять, то и задачу, которую он решает, не стоит анализировать.

Интересно, что математические модели, которые анализируют изображения можно учить, учить и учить, скармливая им реальные результаты и давая обратную связь попыток, и делать это пока точность не достигнет результатов, схожих с результатами людей. Вопрос, на мой взгляд, исключительно организационный – потребуется множество ресурсов, чтобы это осуществить. Но главное – это можно сделать, и не видно каких-то неосуществимых задач.

Давайте пофантазируем, что это сделано – после нескольких лет работы большой команды, которая делала по сотне исследований с ай-трекером каждый день и кормила ненасытную модель, мы получили алгоритм, который с 99% точностью имитирует зрительное внимание человека.

Теперь компьютер может создавать дизайны всего – квартиры, рекламы, гаджета, одежды – так, чтобы добиться поставленной цели. И это лишь ничтожный пустяк. Компьютер теперь понимает эволюционные программы, вшитые в нас, которые и управляют нашим вниманием. Через понимание зрительного внимания он может предполагать о нас невероятно много: насколько мы голодны, и чего именно нам не хватает, когда у нас был секс, и на какой стадии менструального цикла мы находимся, есть ли у нс дети и сколько им лет, каковы шансы принятия практически любого нашего решения в любой ситуации. Посредством кроссмодальности машина будет знать, нравится ли нам запах чего-то, или музыка, которую мы слышим, ткань пальто, которое мы трогаем, и массу чего еще. «Понимание» зрительного внимания – один из ключей к пониманию работы нашего мозга. Без преувеличения можно сказать, что компьютер будет знать о нас на порядки больше, чем мы сами. Фактически, еще до того, как мы захотели совершить какой-то поведенческий акт, машина уже, с большой вероятностью, понимает, что это будет, то есть раньше, чем это станет сознательной мыслью в нашем мозге. Выбор поведения, будь то покупка товара или выбор партнера для совместной жизни будет в виде альтернатив с подсчитанным вероятностным исходом, представленных машиной. Но для каких целей и кем именно будут считаться эти вероятности?

Если это будет опираться на древние эволюционные программы, то грубо говоря, целями станут выживание и размножение, причем не обязательно индивидуального организма. Если программа говорит «сделай так», то у нас нет ни малейшего шанса проверить, во благо лично нам она это советует, либо во благо вида: ведь программа должна быть связана с другими людьми (в идеале, со всеми) и должна корректировать свои вычисления. Все наши неосознаваемые процессы программа отслеживает, а то, что приходит к нам в сознание, она видит заранее.

Компьютер станет нашим богом, которому ведомы наши чаяния и предположения, а его мотивы и алгоритмы будут так же скрыты от нас, как неизвестны нам причины наших поступков сегодня. Религия, с этой точки зрения, выглядит как интуитивное предвосхищение полного и безусловного рабства и покорности перед кем-то, кто знает, что нам следует делать. Делать без объяснений и сопротивления, без надежды на понимание, соглашаясь на выбор, который сделан ради неведомых нам целей. Смартфон, который мы держим в руках уже сегодня — наш маленький, но быстро взрослеющий растущий божок, которого мы сами создали.

Объем сознания – ничтожная лужа, в сравнении с морем неосознаваемых процессов, происходящих в нашем мозге. Если бы у нас не было сознания, мы бы не парились по всем этим вопросам, а мирно кушали бы, спаривались и спали. Зачем оно появилось и что нам с ним делать – вот вопрос, на который мы должны ответить, пока компьютеры могут моделировать наше поведение лишь на 80%, и наш молодой бог не подрос…


Чем мы отличаемся от обезьян

планета обезьянЧто не так с обезьяной на снимке слева? Одно из отличий человека от других гоминоидов не так бросается в глаза, как ни странно. Это отличие, с большой вероятностью, определило социальное устройство нашего общества, и выдающуюся, в сравнении с другими приматами, разумность.

Это отличие – глаза. В свое время японские ученые (Kobayashi & Kohshima 1997) проделали большую работу, сравнивая глаза обезьян и человека. Среди прочего, они делали и такой анализ, как на картинке. A – максимальное расстояние между уголками глаз. B – максимально длинная перпендикулярная линия по между верхним и нижнем веками. С – ширина открытого глаза, и D – диаметр радужной оболочки. A/B дает коэффициент WHR (отношение ширины к высоте), а С/D дает коэффициент SSI (размер склеры). измерения глаз

И вот что получилось: WHR-eyes

Как вы видите, склера человека более открыта, и, что важнее, белее чем у других (как показали другие замеры). Кроме того, у людей – высокий контраст между цветом склеры и радужкой. Все вместе это позволяет людям гораздо легче определять направление взгляда другого человека. Это означает, что наблюдая за взглядом другого человека, мы с больше вероятностью можем понять его цели и намерения.

планета обезьян фотоСлева: обезьяна из серии фильмов про планету обезьян выглядит похожей на человека потому, что у ее глаз есть белки.

У нас есть даже врожденная склонность смотреть туда, куда смотрит другой человек. Это позволяет нам разделять понимание с другими, то, что лежит в основе социального научения человека, что описывает так называемая теория разума (Theory of Mind).

Вы все, наверное, видели рекламу ниже, как пример классного трюка изменения внимания. Слева – реклама до изменения, справа – после, когда глаза девушки повернули на товар. Мы видим, как внимание зрителя, следуя за глазами девушки, обращается на то, что нужно рекламодателю.

Есть, впрочем, и проблема с картинкой — я не знаю особенностей дизайна исследования это рекламы, начиная с того, как долго, сколько человек, когда и как смотрели на нее, и заканчивая уж совсем техническими (но не мене важными) деталями обработки результатов.

реклама Sunsilk

Я решил посмотреть, так ли это и если так, то как это происходит, нашел подходящую фотографию и показал ее 15 участникам. Вот на что они смотрели:
взгляд налевоУчастники: 15 человек, от 23 до 49 лет (средний возраст 33 года), 5 мужчин и 10 женщин, все правши.
Смотрели в течение 5 секунд, без инструкций. центральная направленность первых фиксаций была устранена.
Вот что показывает тепловая карта:
тепловая карта вниманияЭта карта показывает нам далеко не всю картину того, что происходило. Но мы видим противоречие между тем, что мы наблюдали выше. Это пример того, как тепловая карта не может дать ответы на все вопросы, но очень даже может увести нас в неправильном направлении.

А вот что происходит, если мы, удалив центральные фиксации глаз (мы склонны сначала посмотреть в центр, чтобы сориентироваться, ибо это самый экономный способ понять,  с чем мы имеем дело), посмотрим на временные промежутки:
последовательность фиксацийКак видите, люди первым делом помотрели туда, куда напрвлен взгляд девушки, а уже потом, значительно позже стали смотреть ей в глаз. Картинка на самом деле непростая — мы видим периферийным зрением, что там, куда смотрит деаушка — ничего нет. Но она туда все же смотрит, и мы невольно вынуждены туда помотреть, чтобы убедиться хотя бы, что там действительно ничего нет! А вот если бы она была мартышкой, мы бы, наверное, и не стали обращать внимание куда она косится :)

Kobayashi, H., & Kohshima, S. (1997). Unique morphology of the human eye. Nature, 387, 767–768.