Category Archives: Методология

Вести с полей. Прощай, нейромаркетинг, и по кочану

neuromarketingРовно шесть лет назад я начал заниматься нейромаркетингом – то есть исследовать маркетинговые и рекламные материалы с помощью ЭЭГ, ай-трекера, автоматического распознавания эмоций и имплицитных тестов.

И вот сейчас, когда перспективы и приоритеты поменялись, бросаю этим заниматься. На него у меня нет ни желания, ни времени, а у него – нет будущего. Поясню, почему.

За это время провел много исследований, и, без ложной скромности, порой делал крутые и достойные исследования. Некоторое из них вообще уникальные, например, когда по отклонениям взгляда предсказывается последующий выбор, химичил с параметрами видео, которые могут в определенных условиях предсказывать успех видео, и прочее. Когда была возможность, проводя маркетинговые исследования, я параллельно изучал известные картины, картинки и другие интересные штукенции. Вообще доволен: многому научился, много узнал. О некоторых результатах я писал в этом блоге. Еще куча материалов не разобрана.

Область нейромаркетинга, как впрочем, и всё вокруг нас, щедро заселена веселыми ребятами. Люди пытаются определять что-то с помощью полиграфов, тестов Люшера, ZMET и прочих заклинаний. Если есть заказчик, который просит предоставить ему «архетипы охлажденного мяса», то находятся и соответствующие исполнители. Недавно мне порекомендовали посмотреть видео, где один маркетолог объяснял, что такое нейромаркетинг, и как он применил его в крупном проекте. Посоветовали посмотреть, чтоб я, типа, понял, как надо рассказывать про нейромаркетинг. Начал я смотреть и обалдел: для этого чувака я делал исследование, и именно про это исследование он и говорил! Результаты оказались совсем не те, о которых он вещал. Он подогнал данные, причем данные сами по себе ничего не определяющие (ширина зрачка), чтобы получить то, что ему требовалось. Иными словами, всё, что этот чел говорил, буквально всё, – была выдумка и неправда. «Тебе какая разница?», говорили мне. Ну ладно, теперь-то чего уж.

Важнее другое:

Во время исследований настолько часто, насколько возможно, я сталкивался с вопросом «Почему». Впрочем, чаще всего этот вопрос задавал себе сам. Вот мы видим, что люди больше внимания уделили первому варианту, чем второму. Разница существенная, настолько, что можно спокойно принимать решение. Но почему так произошло? Некоторые считают, что этот вопрос — слабое место нейромаркетинга. На самом деле, это слабое место чего угодно.

Если вам задали такой вопрос, а вы не решаетесь на него отвечать, вас могут начать подозревать в некомпетентности. Но, как правило, мы всегда «знаем», как на него ответить. Вы погружаетесь в пучину гипотез, которые вы можете, но никогда не проверите, в объяснения, которые вы никогда не сможете и не собираетесь проверять, и это всё не имеет никакого значения.

Теперь я понимаю, что вопрос «почему» все более уходит в историю. Никто не никогда не узнает и не будет даже стараться узнать, почему первый вариант оказался более привлекательным, чем второй. Почему одна обложка журнала привела к невиданным продажам, почему один клип шоумена оказался таким безумно популярным, почему смена упаковки товара привела его к «гибели» – ответа нет, и всем плевать.

Почему если дует восточный ветер, то помидоры начинают продаваться на 20% больше (или меньше, не в этом суть). Мы просто видим паттерн, или его нам подсказывают алгоритмы, а вот «почему» – с большой вероятностью, мы никогда не узнаем. Почему определенные цветовые паттерны крыш означают повышенную преступность, и по аэрофотосъемке можно понять опасные районы города, наркоманию, ожирение, подростковую беременность, число абортов, заболевания и прочее? По паттернам цветов крыш, твоюмать. Почему – не знаем, и заниматься некому, и не интересно никому, и времени нет. Ответы порождают нам алгоритмы и нейронные сети, а как они приходят к ответам – мы понимаем лишь отчасти, и если они говорят «продавай сейчас помидоры», то они никогда не ответят на вопрос «почему».

Любопытно, что даже если мы вдруг гипотетически получим ответ на вопрос «почему», раскроем действительно реальные причины, ничего не изменится. В одном случае мы одобрительно скажем: «Ну надо же», а в другом: «И что теперь делать с этим?» Это как если бы вы узнали реальные причины дружбы двенадцатого герцога Альбы с Жан Жаком Руссо – как это поможет вам жить сегодня, и, особенно, завтра?

Казалось бы, еще лет тридцать назад мы шли к тому, что узнавали о мире все больше, и «почему» был одним из главных вопросов познания. Сегодня мы узнаем о мире на порядок больше, но узнаем больше «что» и «как», а вопрос «почему» задаем все реже, потому что некому, некогда и вроде как незачем на него отвечать.

Сегодня есть (или будет в ближайшее время) уже достаточно эффективных решений, построенных на алгоритмах, которые могут предсказывать популярность продаж товара или сервиса без предварительных оценок человеком. Всякий и любой опыт, накопленный в нейромаркетинге, все больше становится практически неприменимым и теоретически бесполезным. Возможно, мне и не удалось передать свое понимание и ощущение, почему нейромаркетингу капут , но универсальный ответ на это вынесен в название статьи. в конце концов.

Да какой нейромаркетинг – эпоха, когда бизнесу надо было продавать нам что-то, соблазнять, и угадывать наши желания, похоже приходит к концу быстрее, чем нам кажется. Но это уже другая история.


Вести с полей. Что делать в новом году

jessica jonesНе знаю как у вас, а у меня новый год со своими планами уже бьет ногами в дверь. Пока образовались несколько тем, и мне важно, на самом деле, их опубликовать.

Активируй это

Самая захватывающая тема для меня сейчас – активация омоложения (как cell repair and recycling) и оздоровления. Не потому что я болен, а потому что это достойная цель. Также это сравнительно легко проверять и несет моментальную практическую пользу. Есть теория, что в процессе реализации какой-то цели, наш мозг активирует концепцию, описывающую такую цель. Это позволяет дать этой цели приоритет и легкость поиска решений при выполнении целевых задач. Как только цель достигается, происходит деактивация концепции, это тоже любопытный момент. Отчасти это похоже на то, что изучала Блюма Зейгарник и Курт Левин (ссылка).

Думал об этом давно, но вот недавно, в ходе тренинга по дизайну личного будущего пришла идея. Ведь этот тренинг не только о том, как обложившись ништяками, покоиться на злачных пажитях, но и о том, как можно заглянуть в завтрашний день.

Вот уже неделю пробую тест, который должен показывать, активировалась ли какая-то цель или нет. Тест надо будет улучшать модернизировать в более мощный и в метод активации поведения или способности. Кстати, если гипотеза подтверждается, то активировать способность летать, махая ручками, или становиться невидимым не получится. Жаль :)

Вообще, перспектива очень заманчивая. Остаток декабря и январь я посвящу именно этому. Если все получится, я просто охренею, конечно. Пока участники экспериментов не нужны, но понадобятся. И мне надо все же, наверное, сделать лекцию Психологические методы омоложения и оздоровления, потому что, кажется, многие не знают того многообразия возможностей экспериментальной психологии в этой теме.

Будущее и воображение

Мне очень нравится тема дизайна личного будущего, и я безусловно буду проводить тренинги и исследования по этой теме в новом году,. Надо сделать целую кучу экспериментов – сразу же, как только найдутся пиастры. Это направление универсально хорошее, потому что оно помогает всем другим темам. Дизайн будущего – это прежде всего умение воображать. А этому можно учиться. Мне кажется, способность и умение воображать – последний остающийся форпост человека перед искусственным интеллектом.

С воображением у многих людей вообще беда. Посмотрите на разбогатевших чиновников и на что они тратят деньги. Одна из идей, отпочковавшихся из этой темы — сервис типа Скажите мне, чего я хочу. Мне встречается много людей, которые и без денег именно так и говорят. Смех смехом, но в этом есть запрос, которым можно заниматься, потому что мы все порой «хотим на ручки» :) и это нормально.

Воспитай свою пилюльку

Суть заключается в невероятно простом и доступном способе усилить эффект принимаемых лекарств, уменьшить их прием и/или существенно сэкономить на них. Метод основан на формировании условного рефлекса по Павлову, известен уже давно, апробирован в потрясающих экспериментах, и мне непонятно, почему его широко не используют. Его необходимо довести до логичного конца. Напишу об этом уже в новом году, с приглашением экспериментировать.
Одно ответвление темы — NZT50. В отличии от NZT48, прославленной в фильме и сериале Limitless, и NZT 49 версии, о которой известно мало, и преимуществено, ужасное, новое средство будет отличаться кардинально. Если люди под NZT48 занимались преимущественно всякой ерундой, расстрачивая впустую прекрасные возможности, то NZT50 будет работать исключительно продуктивно, и никак иначе, потому что иначе он и работать не станет. Об этом тоже больше в новом году.

Меняйся без раздумий

Конечно, продолжатся работы по приложению Food Game. Приложение не только, и не сколько о еде. Оно о тренировке контроля над импульсивным поведением. Играясь в эти игры, человек улучшает свои способности по многим направлениям. Мне интересен сам подход — как с помощью психологических эффектов, без тяжелых сознательных усилий, без срывов и разочарований, целенаправленно и неумолимо проводить дизайнерские изменения своего поведения.

Что-то я упустил, ну и бог с ним.


Вести с полей. Часть первая

приборный дисплей самолетаВ течение последних нескольких месяцев мне как-то удалось провести довольно много исследований, и перед тем как двинуться дальше, надо подводить итоги, и поделиться. Возможно, кое-что покажется вам таким же интересным, как и мне. Вот на что я тратил свое время:

  • Изучение рекламных материалов и возможности создания лучших композиций.
  • Исследование, как мы представляем свое желанное будущее, и как мы можем создать технологию «лучшего и правильного» представления, так, чтобы повысить вероятность его реализации.

  • Возможности имплицитного обучения и разработки улучшенных методов такого обучения.

  • Эксперимент по изменению пищевых предпочтений, используя когнитивные психологические методы (да, и при этом человек теряет вес).

  • Исследование по когнитивным методам снижения симптомов псориаза.

Ну, начнем не по порядку, а по мере готовности:

Имплицитное обучение

Обучение сознательное, ориентированное на получение знаний, например, посредством лекций, исследований и дискуссий – это эксплицитное обучение. Вы знаете, чему учитесь и учите это, пока не освоите.

Имплицитное обучение – это процесс обретения знаний и умений, который происходит, в основном, без участия сознания или восприятия. Вы можете даже не знать, чему вы учитесь, или знать, но не понимать происходящее. Лучший пример и вид имплицитного обучения — игра. Можно сказать так: эксплицитное обучение – сбор информации, имплицитное – создание и организация интуитивного понимания.

В реальности, если обучение сбалансировано, то будет задействовано оба типа научения. Практически все, чему можно научиться, можно научиться имплицитным образом. Понятно, для разных видов деятельности нужны разные подходы.

Как это используют: в 1994 году Филип Келлман из Университета Калифорнии в Лос-Анджелесе и Мэри Кайзер из Исследовательского центра Эймза при НАСА (Kellman & Kaiser, 1994) тестировал один вид имплицитного обучения (перцептивное обучение) начинающих пилотов. Им показывали несколько приборов на панели, и они должны быстро определить одно из нескольких состояний самолета: поворот с набором высоты, устойчивое снижение, и тому подобное. Состояние можно сделать, проанализировав данные всех 6 приборов.

примеры маневров самолета на приборной панелиНа картинке, из аналогичного исследования австралийских ученых (McLean, Wise, & Williams, 2011) показаны: левый поворот с набором высоты, и правый поворот со снижением.

Показ происходит быстро, и если нет ответа, на мониторе показывается следующий слайд. Если ответ правильный – одобрительный звук, если неправильный – неодобрительный звук и подсветка правильного ответа. Через три часа (две сессии по полтора часа каждая) таких тренировок у новичков выработалась способность быстро оценивать маневр самолета, с аккуратности и скоростью, которую демонстрируют пилоты с 500-2500 летными часами!

Сейчас похожие методы используют для обучения дерматологов (быстрая и точная диагностика высыпаний на коже), хирургов, химиков, кардиологов (чтение ЭКГ), разумеется, военных, и проч. Метод настолько хорошо, что вызывает и опасения – понимание автоматизируются быстро, и при недостаточно продуманном дизайне есть риск обрести вредные навыки.

сравнение колец по ценеЯ решил посмотреть на самый простой способ, для того, чтобы понять, каким образом его можно совершенствовать и применять в других областях. Я взял ювелирные украшения, в которых ни черта не разбирался, и еще потому, что было можно достать много материала для обучения, и, создав набор колец из 200 колец с ценами, начал тренироваться. Задача была – догадаться, какое из них дороже. В конце концов, цена – хоть какое-то измерение ценности изделия.

результаты тренировкиСлева — результат моих 17 занятий – чуть больше часа. Через какое-то время возникает уверенность, и весьма скоро – понимание, почему надо выбрать именно это, а не то кольцо. Цвет, точность линий, и все такое. До конца не понятно сознательно, но подсознательно – уверенность хорошая. По моей просьбе три человека приняли участие в такой игре, с практически таким же результатом, и девушка, которая любит ювелирные изделия, через полчаса уверенно достигла 90 с лишним процентов точности.

определение бренда колецСлева — другой вариант, который лениво тестируется сейчас: в этом случае надо определить, где какой бренд: Cartier, Chopard или Bvlgary, и другие известные бренды.

Что еще испытать, в такой же неведомой для меня области? Не придумав ничего лучше, я загрузил 350 картинок женской обуви, с той же задачей – как можно быстрее определить, какая пара обуви дороже.
Вот как выглядели слайды (фото с сайта net-a-porter.com):

сравнение туфель по ценеТеперь, через час тренировок и полчаса эксплицитного просмотра а могу сказать, что мое представление о женской обуви изменилось. Мало того, что я стал обращать внимание на то, что носят женщины, я уверен, что отличу Jimmy Choo от Christian Louboutin или Miu Miu. Хотя, если я не буду поддерживать эти знания, то вскоре вернусь в первоначальное состояние «Джимми, чо?»

Такой подход, очевидно, применим для обучения новых работников или освоения новой профессии – вряд ли по скорости и глубине обучения что-то может соперничать с имплицитным подходом.

В общем и целом, как и полагается после исследования, образовалось еще больше вопросов для последующих экспериментов. Например: как это можно применить в одной очень специфической области, и как можно улучшить это метод в 2, 5 или даже 10 раз? Появились идеи, которые надо проверять.

pinyinПоскольку я учу китайский, и как оказалось, тональность мне достается сложнее всего, я начал изучать тональности именно таким образом. Диктор произносит слог, а на экране появляются несколько вариантов тонов, и надо выбрать правильный. Если сначала все кажется мне одинаково звучащим, то через минут 10, перепутать первый тон с третьим уже кажется невозможным. Сложно передать ощущения, но язык сразу вдруг открылся с новой стороны, и какая-нибудь простая фраза, которая вчера звучала как «кошмар, что она сказала?!», сегодня воспринимается почти как родненькая.

Ну, и как же без искусства? В июне я провел небольшое пилотное исследование с картинами, и меня опять поразила скорость обучения. При этом не надо особо думать, а все, что вы можете делать сознательно — радоваться ошибкам – именно они главное топливо для этого типа обучения.

Начнем с вопроса:

Перед вами картины так называемых «малых голландцев».

Справка: «Малые голландцы» — условное название, под которым подразумевают большинство голландских художников 17 в., писавших небольшие, тщательно отделанные картины (П. де Хох, Я. ван Гойен, Я. и С. ван Рёйсдал, Э. де Витте, П. Клас, В. Хеда, В. Калф, Г. Терборх, Г. Метсю, А. ван Остаде, Я. Стен, А. Кёйп и др.). Каждый из них, как правило, специализировался в каком-либо одном жанре. Их дар видеть красоту и поэзию в обыденном, умение в изображении незатейливой бытовой сценки, набора предметов, уголка природы показать величие Бытия до сих пор восхищают зрителей. «Малые голландцы» продолжили традиции нидерландских мастеров эпохи Возрождения, полагавших, что живопись должна не только доставлять удовольствие, но и учить, напоминать о вечных духовных ценностях» (цитата с сайта Академик).

Где работа кисти Яна Стэна (Jan Steen), а где — Адриана ван Остаде (Adriaen Jansz. van Ostade)?
Где работа кисти Яна Стэна, а где - Адриана ван Остаде?

А тут: что написал Квирин ван Брекеленкам (Quiringh van Brekelenkam), а что – Адриан Броувер (Adriaen Brouwer)?
что написал Квирин ван Брекеленкам, а что – Адриан Броувер?

Правильно ответить на такие вопросы «могут не только лишь все, мало кто может это делать» (Виталий Кличко. Избранные речи).

А теперь представьте себе, что вы искренне заинтересовались изучением работ этой когорты художников, и программа, в которую упакованы сотни их работ, предлагает вам решать, быстро и однозначно, кто есть кто. Разумеется, вы будете делать ошибки, и их число сначала будет даже превышать 50%, но через какое-то время, сравнительно небольшое, вы начнете «угадывать», все чаще и чаще. Через несколько часов вы сможете отличить Броувера от ван Брекеленкама — даже когда вам покажут картины этих авторов, которые вы прежде не видели! Да, вам будет сложно объяснить кому-то, с чего вы так решили, но вы будет чувствовать правильность своего выбора.

Это непередаваемое ощущение, которое принято называть интуицией; это она и есть, в научном понимании этого термина. Если вы продолжите тренировки, то вскоре вы начнете замечать и причины своей уверенности – у одного художника какие-то отличные от других цвета, у второго – только определенные ситуации, у третьего – уникальный контраст, и в таком духе. Таким образом, при обучении с активным применением имплицитного метода, вы достигните мастерства за более короткое время.

Kellman, P. J., & Kaiser, M. K. (1994). Perceptual Learning Modules in Flight Training. Proceedings of the Human Factors and Ergonomics Society Annual Meeting, 38(18), 1183-1187.

McLean, G., Wise, L.Z. & Williams, B. (2011). A perceptual training module for pilot instrument scans. In G. Williams, P. Statham, N. Brown & B. Cleland (Eds.), Changing Demands, Changing Directions. Proceedings ascilite Hobart 2011 (pp.842-846).


Алгоритмы-искусствоведы

Frederic BazilleВ мае 2015 вышла статья исследователей из Университета Рутгерз (Saleh & Elgammal, 2015). Они составили коллекцию цифровых изображений 81,449 картин 1,119 художников, начиная с 15 века до наших дней. Компьютерная программа, которую они создали, смогла научиться классифицировать работы по стилю, жанру и художнику. Точность, которую она достигла за короткий срок: 63% точности идентификации по художнику, 60% — по жанру, и 45% — по стилю. Что интересно, эти алгоритмы позволили обнаружить некоторые факты – так, выяснилось. что на творчество некоторых художников было оказано влияние других творцов. Это, понятно, обычное дело, но именно об этих конкретных случаях искусствоведам известно не было.

Norman RockwellНапример, алгоритм обнаружил, что картина француза Фредерика Базиля (Frederic Bazille) «Мастерская на улице Ла Кондамин, 9, в Париже», написанная в 1870 году (в начале статьи), и картина американского художника Нормана Рокуэлла (Norman Rockwell) «Парикмахерская Шаффлтона», написанная в 1950 (выше этого параграфа) весьма похожи. Авторы исследования стали искать сведения о таком факте в истории искусства, но ничего не нашли (статья про эту находку).сравнение двух картинЖелтым выделены очень похожие объекты, красным – схожая композиция, а синим – схожие структурные элементы. Без всяких натяжек можно сказать, что компьютерный алгоритм сделал, пусть и небольшое, но открытие.

Сами исследователи не считают, что такие алгоритмы заменят искусствоведов, но, на мой взгляд, это скромность. Не знаю как вы, а у меня нет сомнений, что вскоре на этом направлении будет еще много достижений. Компьютерные программы учат «понимать» живопись, точность идентификации начнет приближаться к максимуму, мы узнаем еще много интересных фактов из области искусства. Алгоритмы научатся не только «понимать», но и создавать шедевральные картины, скульптуры и музыку.

А что делать нам?

Saleh, B., & Elgammal, A. (2015). Large-scale Classification of fine-art paintings: Learning the right metric on the right feature. Arxiv.org. Полный текст: http://arxiv.org/pdf/1505.00855v1.pdf


Креветки в шоколаде

креветкиНемного о креативности.

Группа ученых под руководством Джереми Грея (Prabhakaran, Green, & Grayб 2014) из Государственного Университета Мичигана создала и протестировала очень короткий тест на измерение креативности. Каждому из почти 200 участников давались 72 существительных, например, стул, забор, сцена, корзина, и т.п., и им надо было в течение 8 секунд ответить каким-то глаголом, связанным с этим существительным, но желательно, креативным образом. Весь тест занимал около десяти минут. Так, например, если вы видите слово «ножницы», то первая реакция – ответить глаголом «резать». Креативно ответить можно, сказав, например, «взвешивать» — то есть использовать ножницы в качестве груза. На слово «стул» можно ответить «сидеть», что тривиально, или «встать» — для того, чтобы сменить лампочку на потолке.

Ученые замеряли скорость реакции и смысловое расстояние между словами, с помощью латентного семантического анализа. Это анализ показывает, насколько далеко отстоят два слова друг от друга по частоте применения. Слово «ножницы» стоит дальше от слова «взвешивать», чем от слова «резать». Чем больше такое расстояние, тем более креативным кажется ответ.

После этого участникам давали задания сочинить и написать историю, рисовать и перечислить их творческие достижения в жизни. Это было нужно, чтобы сравнить креативность участника и соотнести её с тестом.

Как и предполагали исследователи, те, кто придумывал необычные применения объектам, оказались наиболее креативными в создании истории, рисовании и достижениях в искусстве, танцах, юморе и прочем.

Грей отмечает, что креативность –«это умение, которому надо учиться и развивать в себе, и только тогда можно видеть действительно интересные идеи».

От себя замечу, что этот тест может ее не только определять, но и тренировать креативность. На мой взгляд, 8 секунд — это слишком много для тренировки, и это время можно сокращать до секунды и меньше.

Однако, весьма скоро быть креативным человеком станет так же экзотично, как уметь умножать цифры столбиком на бумаге. Сегодня легче генерировать идеи машинным образом. Семантическое расстояние между словами, в конце концов, уже замерено и заложено во множество программ, и можно генерировать миллионы сочетаний — а там уж сиди, выбирай, что тебе нравится. А если давать программе обратную связь — что понравилось, то она вполне через какое-то время научится и сама выдавать весьма креативные идеи.

Другой путь — опираться на уже существующий опыт. IBM уже три года кормит свою программу Watson информацией о еде и методах ее приготовления (Yang, 2015). В апреле этого года вышла книга Cognitive Cooking with Chef Watson, а недавно была запущена бесплатная версия веб-приложения Шефа Уотсона (ссылка). Приложение — многогранно: вы можете начать с того, что у вас есть в холодильнике — программа подберет подходящие компоненты, которые вам вряд ли пришли бы в голову, причем можно выбрать стиль кухни. При этом она не просто генерирует случайные комбинации, а основывается на данных (гастрономии как науки, рецептах и прочем), позволяющих предположить, что эти продукты будут сочетаться по тем или иным характеристикам.

Кстати, программа не находит идей рецептов для комбинации креветки в шоколаде, но считает, что креветки, шоколад, какао и арахис обладают потрясающе хорошей синергией.

Prabhakaran, R., Green, A., & Gray, J. (2014). Thin slices of creativity: Using single-word utterances to assess creative cognition. Behavior Research Methods, 46(3), 641-659.

Yang, I. (2015). Caviar + Mango: Chef Watson Wants You To Cook Outside The Comfort Zone. NPR, July 13, 2015. Ссылка на статью.


Учителя как быки

Джон ОливерЯ как-то писал здесь про историю из документального фильма The Age of Big Data, в которой один ученый, занимающийся кочевыми племенами в Китае, оказался «втянут» в криминологию. Как оказалось, поведение кочевников очень похоже на поведение банд Лос-Анджелеса, и встал вопрос, можно ли предсказывать поведение криминальных групп, и значит, и преступления, ими совершаемые? У полиции были огромные массивы данных о совершенных преступлениях с множеством параметров (место, время, число участников, характер, и проч.). Требовалась модель, и они ее нашли у другого ученого. Он занимался предсказыванием афтершоков землетрясений. Сами землетрясения успешно предсказывать пока не получается, а афтершоки – вполне.

Таким образом, модель, предсказывающая поведение коры Земли после землетрясения стала обрабатывать данные о преступлениях и выдавать координаты вероятных криминальных актов. Точность пока не особо высока, но система работает. Представляете, гангстеры прикидывают, куда спрятать угнанные тачки, и один предлагает местечко, про которое никто не знает. Они туда приезжают, а там уже полиция, которой система сообщила это же место. Полицейские роняют от удивления пончики, но испытывают удовлетворение.

Данных у нас у всех сейчас полно, и вопрос, что с ними делать, часто натыкается, в том числе, и на то, какую модель использовать. В недавнем эпизоде шоу Last Week Tonight With John Oliver, ведущий говорил о тестировании и экзаменах в американских школах.

На картинке выше Джон указывает на реальную формулу, которую используют для оценки работы учителей в штате Флориде. По сути, учитель получает лучшие оценки, если его ученики получают лучшие оценки. Звучит логично, но не все так просто: эта формула в одной части предсказывает оценки учащегося. Так, например, она предсказывает, что ученик должен, к примеру, получить 99 баллов (из 100). Если ученик наберет 95 баллов и станет, по факту, лучшим учеником в школе – учителю зачтется минус, ведь его ученик недобрал 4 балла. В некоторых случаях формула предсказывала недостижимую, в принципе, оценку.

В целом, получается, эта модель оценки работы учителя не особо хороша. А для чего она хороша и откуда взялась? Сама модель родилась в ходе исследований по предсказанию репродуктивности рогатого скота! Как заметил Оливер, что в таком случае можно сказать: «согласно формуле ваш ребенок либо сдал алгебру на отлично, либо родил здорового теленка. Мы не знаем».предсказание репродуктивности рогатого скота

Если вы научились хорошо предсказывать события в одной области, то вполне можно попробовать использовать успешную модель и в других областях. В конце концов, как сказал один философ «что угодно может быть репрезентацией чего угодно». И конечно, иногда будут получаться глупости.


Искусство не замечать главное

мгновенное исцелениеСлева – кадры из фильма Элизиум (2013), показывающие, как в течение нескольких секунд, человек излечивается от рака. Мне нравится, так и должно происходить,  и когда-то так и будет. Вышла хорошая статья в lenta.ru Сальто в иммортале на тему бессмертия и продления жизни, но снова меня поразило повсеместное игнорирование возможностей человеческого организма, и в частности, роли психологии.

Чаще всего упор делается на какой-то препарат, который будет менять поведение одной молекулы или одного блока, одной системы, и заранее известно, что это лишь крохотная часть процесса. Все понимают, это не решит проблем, и, с большой вероятностью, вызовет серьезные побочные эффекты (взять тот же рапамицин). Это, конечно, хорошо в любом случае – разведать неизвестное, и даже обнаружить тупики в исследованиях, ведь знания всегда лучше незнания.

Но почему обходят психологию? Иногда такое игнорирование выглядит как сущее презрение к возможностям человека – «на, вот тебе таблеточку, а то сам-то не справишься».

Я не слышал, чтобы кто-то серьезно копал сегодня удивительный феномен регенерации конечностей человека. Почти как магия, регенерация у саламандр, которые весьма похожи на человека в некоторых аспектах, — где новости и способы активации применительно к человеку?

Чем миллионные исследования препаратов для коррекции зрения лучше простой манипуляции, когда зрение значимо улучшается за пять минут только за счет психологических методов (Langer, et al., 2010)?

Чем опасные фармакологические игры с иммунной системой полезнее ручки и бумаги в методе экспрессивного письма, поразительно улучшающего здоровье (Как наши слова могут победить болезнь)?

Чем идея колоть натуральный компонент типа nicotinamide mononucleotide (NMN) разумнее поиска метода реактивации выработки этого компонента самим организмом (ведь когда-то он его производил в нужном количестве), коль скоро это лучше и дешевле?

Понятно, что деньги, безусловно, играют роль – что-то можно запатентовать и продавать, а что-то нельзя, но глупо же ослеплять себя жаждой наживы. Тем более, сегодня нет ни одного препарата, увеличивающего продолжительность жизни, специально созданного для такой цели. Они, конечно, появятся, но не завтра.

Может быть, психологию изрядно опошлили в глазах публики, которая считает, что психология — это НЛП, расстановки и телесно-ориентированные танцы, а в лучшем случае — бестолковые эксперименты британских психологов? Так, начав заниматься методом активации процессов омоложения и оздоровления R3,  я узнал от одного потенциального клиента, что я – идиот; так сказал его врач, профессор, доктор медицинских наук, и ярый сторонник акупунктуры. То есть чувак с медицинским образованием, который реально верит в то, что под кожей человека располагаются энергетические каналы, они снуют туда-сюда и образуют перекрестки, куда надо вставлять иголку, когда что-нибудь болит, и все будет прекрасно. Это он мне в носу запретил ковыряться? Мне, правда, дали шанс реабилитироваться, втиснувшись в его плотный график («уточните у секретарши») и хорошо подготовившись («у вас будет 10 минут»). Да, в принципе, без проблем, хоть и смысла мало, но неужели и впрямь психология так низко пала, что воспринимается как сестра гомеопатии, хиромантии и астрологии? И даже йогурт (см. статью) важнее, эффективнее и перспективнее всей психологии?!

Langer, E., Djikic, M., Pirson, M., Madenci, A., & Donohue, R. (2010). Believing is seeing: using mindlessness (mindfully) to improve visual acuity. Psycholjgical Science, 21(5), 661-666.