Tag Archives: иллюзия

Перспективная медитация

медитацияЛюди, занимающиеся медитацией, имеют относительно лучшие показатели внимания и рабочей памяти, в сравнении с людьми, которые не медитируют. Существует объяснение, что они научились воспринимать время в настоящем моменте как длящееся дольше, и для них время в настоящем течет медленнее, чем людей без таких тренировок.

Живут ли они более полной жизнью в настоящем за счет такой манипуляции временем, утверждать сложно. Но такая способность очевидно лучше, чем короткая память и объем внимания как у золотой рыбки.

Вы можете проделать один простой тест, что узнать, как обстоят дела у вас.

Когда мы смотрим на куб Неккера (Necker cube), в нашем мозге происходит конкуренция за одну из двух перспектив – какая из сторон выступает вперед. В среднем, каждая перспектива держится около 3-4 секунд, прежде чем сменится на другую (Wittmann, 2011).Necker cubе

Марк Уиттманн из Institute for Frontier Areas in Psychology and Mental Health, (Фрайбург, Германия) попросил группу людей смотреть на куб Неккера. Половина группы (38 человек) практиковали медитацию, вторая половина – нет. Участники должны были смотреть на куб, и нажимать на кнопку, как только у них менялась перспектива. У людей в обеих группах, результат, в среднем, составил 4 секунды.

Но когда Уиттманн попросил концентрироваться на перспективе как можно дольше, медитаторы смогли увеличить время до 8 секунд, в среднем, тогда как другие продержались 6 секунд (Spinney, 2015).

Тренировка медитации ведет к развитию объема внимания, но, вероятно, все же требует сознательных усилий, для развертывания возможностей. Иными словами, она, вероятно, не приводит к постоянному, по-дефолту, состоянию расширенного сознания.

Медитация на это куб, кстати, хорошо иллюстрирует, как происходит сам процесс. Если вы, также как и я, не имеете большого опыта в медитации, то сразу заметите, что вам приходится делать, чтобы длительно удерживать только одну перспективу.

Spinney, L. (2015). Once upon a time. New Scientist, 10 January 2015.

Wittmann, M. (2011). Moments in time. Fronters in Integrative Neuroscience. 5:66. doi: 10.3389/fnint.2011.00066. Ссылка на полный текст: http://journal.frontiersin.org/article/10.3389/fnint.2011.00066/full

Изображение куба – Ben Frantz Dale — Own work, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=2040007


Пересечение миров

Эффект ПеркиВ 1910 году молодой психолог Мэри Чивз Уэст Перки в Корнельском университете поставила эксперимент (Perky, 1910), который обнаружил любопытный эффект. Она просила участников эксперимента смотреть на экран проектора и пытаться представить себе различные объекты: банан, апельсин, помидор, лист дерева. Неведомо для участников, психологи проецировали на экран с другой стороны пятно подходящей формы и цвета: продолговатое и желтое в случае банана, или круглое и оранжевое в случае апельсина. Пятно было, впрочем, едва различимо. Люди, как их и просили, видели бананы и листья, и иногда некоторых поражал тот факт, что банан оказывался в вертикальном положении, хотя они пытались представить его в горизонтальном. Или что, пытаясь представить кленовый лист, они видели лист вяза. Но все участники считали, что то, что они видят на экране – продукт исключительно их воображения!

Посмотрите на картинку в начале статьи — и попытайтесь представить какой-то фрукт. Сейчас это сделать легко, коль скоро вы знаете, что на экране что-то есть.

С тех пор было проведено немало экспериментов подобного рода. Так, в одном случае просили представить себе букву Т в центре экрана монитора, и в случайно порядке показывали буквы Т и Н. Люди без проблем реагировали на появление Т, но с буквой Н возникали задержки во времени, словно какое-то время они ее просто не видели (Farah, 1985).

Оказалось, для нас важно не только то, что мы себе представляем, но и в каком месте мы это представляем. В эксперименте (Craver-Lemley & Arterberry, 2001) людей просили представить например букву А в центре монитора компьютера. На нем, в разных местах появлялась звездочка *, и как только это происходило, надо было нажать клавишу как можно быстрее. Не возникало проблем с реакцией на звездочку везде, кроме центра экрана. Если она появлялась там, где находилась воображаемая буква, то мозгу требовалось дополнительное время, чтобы ее обнаружить!

В 70 года, повторяя эксперимент Перки, исследователи (Segal, 1972) просили людей представить силуэт Нью-Йорка, а сами проецировали красный круг на экран, настолько слабый, что его никто не видел. Некоторые люди «видели» Нью-Йорке в закате.

Воображаемый и мир, и реальный мир, который мы видим вокруг, могут иногда пересекаться, совершенно незаметно для нас. Иногда то, что мы себе представляем, оказывается реальнее того, что мы видим.

Craver-Lemley, C. & Arterberry, M. E. (2001). Imagery-induced interference on a visual detection task. Spatial Vision, 14, 101–119.

Segal, S. J. (1972). Assimilation of a stimulus in the construction of an image: The Perky effect revisited. In P. W. Sheehan (Ed.), The function and nature of imagery (pp. 203–230). New York: Academic Press.

Perky, C. W. (1910). An experimental study of imagination. American Journal of Psychology, 21, 422–452.

Farah, M. J. (1985). Psychophysical evidence for a shared representational medium for visual images and percepts. Journal of Experimental Psychology: General, 114, 93–105.

Вот что едва видно на картинке вверху (правда, на прозрачной картинке стебель слегка срезан):
банан

А вот картинка поинтереснее:какой-то фруктВы можете просто смотреть на нее и попытаться представить какой-то фрукт, не делая попыток что-то разглядеть. Что рисует ваше воображение? Когда вы будете уверены в том, что вы видите, посмотрите на картинку, где этот фрукт виден четко.


Расставание с иллюзиями

свобода выбораДавайте поговорим про самую главную и загадочную иллюзию — иллюзию свободы воли.

Проживая в прошлом

Мы сознательно думаем о чем-то, строим планы, ставим цели и пытаемся их достигать, совершая поступки. Наши намерения двигают наши действия, определяют нашу жизнь, и мы в этом уверены. Однако эксперименты, проведенные в 1970-х годах прошлого века ученым-физиологом по имени Бенджамин Либет, показали, что дело обстоит несколько иначе (Libet, 2004). Эти простые наблюдения породили одну из самых сложнейших проблем современной науки.

Одна из современных версий эксперимента выглядит следующим образом: человеку надевают на голову шлем электроэнцефалографа и усаживают перед монитором компьютера. На экране — циферблат, с довольно быстро двигающейся стрелкой с делениями от ноля до 60. Человек смотрит на стрелку и слушает себя, и как только он почувствует желание нажать клавишу на клавиатуре, он это делает, а затем сообщает, на какой цифре была стрелка, когда это желание у него возникло. «Вот сейчас», — чувствует человек и нажимает кнопку. Он запомнил, что «сейчас» возникло, когда стрелка была на 50. Когда таких нажатий собирается много, вырисовывается удивительная картина.

Мозг, активность которого отслеживает ЭЭГ, начинает накапливать электрическую активность в регионе, отвечающем за моторные движения задолго до появления желания нажать кнопку – за полсекунды и иногда даже более, чем за 2 секунды. Иными словами, мозг начинает готовить наше действие задолго до того, как мы сознательно об этом узнаем.

Этот эксперимент, повторенный уже тысячи раз, и который можно провести в любой психологической лаборатории, открыл нам захватывающие дух перспективы, с которыми мы пока не знаем, что делать.

Либет проводил эксперименты на открытом мозге, пользуясь возможностями, которые ему предоставил его друг, нейрохихург. Во время операции по удалению части мозга по различным показаниям, нейрохирурги, стараясь сохранить наиболее важные функции, пробуют участки мозга слабыми электрическими разрядами. Пациент в это время находится в сознании и может говорить, что и где он чувствует. Либет обнаружил, например, что укол в мизинец регистрируется мозгом через 20 миллисекунд (одна пятидесятая секунды), а отмечается сознательно только через полсекунды. Но человек отдергивает руку быстрее, чем осознает укол. Без преувеличения можно сказать, что мы живем в прошлом, потому что все, что мы видим вокруг себя – это то, что уже случилось 50 или 500 миллисекунд назад. То, что происходит в текущий момент, еще потребует полсекунды, чтобы попасть в наше сознание.

Любимый пример психологов в этом контексте – теннис, когда перемещения мяча через сетку настолько быстры, что его просто невозможно отбивать, если сознательно обрабатывать его положения, траектории, скорость, позу противника, силу удара и проч. По сути, в Уимблдоне с таким же успехом могли бы играть и бессознательные зомби.

Кто знает, что мы сделаем

Посмотрим на некоторые эксперименты из этой же области: так, в одном исследовании (Soon et al., 2008) ученые могли с точностью в 60% предсказывать, какой рукой человек нажмет кнопку, за 10 секунд (!) до того, как человек сам это решал. Недавний эксперимент (Haggard, 2011) показал, что по активности всего 256 нейронов можно было за 700 миллисекунд с точностью уже в 80% предсказать намерение человека совершить движение.

Проведем мысленный эксперимент: скажем, машина, которая регистрирует активность нашего мозга, находится в бейсболке на нашей голове и передает данные в лабораторию (это, кстати, вполне осуществимо уже сегодня). Мы идем по городу, и вдруг решаем зайти в кофейню (на часах в это время было ровно 12 часов 32 минут 35 секунд), но компьютер узнал об этом от нашего мозга в 12 часов 32 минуты и 25 секунд, и так с каждой нашей мыслью, с каждым нашим поступком. Мы ощущаем полную свободу мыслей и выбора, но для наблюдателя в лаборатории наше поведение стало известно еще за 10 секунд до того, как мы решили зайти в кофейню. Он уже увидел, на какой стул мы сядем и какое кофе закажем. Он не видит в нашем совершенно сознательном поведении никакой свободы воли.

Зачем тогда нам необходимо сознание и что именно оно делает? Либет пытался «спасти» сознание, полагая, что его роль может заключаться в подавлении некоторых действий, инициированных подсознанием. Американский философ Дэниел Дэннет полагает, что даже если у нас нет контроля над нашими мыслями, они, тем не менее, наши, ведь они рождаются в нашем мозге. Свобода воли, пусть даже как иллюзия, все равно производится нашим мозгом. Наш мозг производит множество процессов, и лишь крохотную часть их них можно назвать осознаваемыми. Но говорить о том, что мы имеем отношение ко всему, что происходит под нашей кожей, будет ошибкой.

В нашем теле гораздо больше бактерий, чем человеческих клеток. 90% всех клеток – это бактерии типа E.coli и Lactobacillus, и еще тысячи других. Они выполняют весьма важные функции, но мы же не идентифицируем себя с ними. Если они сделают что-то плохое, например, заразят кого-то, должны ли мы персонально нести ответственность за это? Мы просто сосуществуем вместе, мы необходимы друг другу, но мы не можем знать, производят ли они влияние на нашу жизнь в меньшей или большей мере, чем наш мозг.

Представьте, однако, что означало бы иметь свободу воли. Пришлось бы учитывать все факторы, влияющие на наши мысли и поступки, и обладать полным контролем над ними (Harris, 2012). Иллюзия контроля как одно из проявлений свободы воли весьма сильна. Ее легко почувствовать в простом эксперименте: человеку говорят, что на экране будут появляться, скажем, красные кружочки. Какая-то часть из них – сама по себе, определяемая случайным алгоритмом, а другая часть – только после того, как он нажмет клавишу. Человека просят подсчитать, сколько раз кружочки возникали в зависимости от его действий. Человек не может поверить, когда ему сообщают, что все кружочки появлялись вне зависимости от нажатия клавиши – за несколько минут эксперимента у него выстроилась мощная причинно-следственная связь между нажатием клавиши и появлением кружочка.

Могли ли мы поступить иначе?

Популярное представление о свободе воли покоится на двух предположениях: первое, что мы – сознательный источник наших мыслей, намерений и действий в настоящем времени, и второе, что оглядываясь на прошлое, мы считаем, что мы могли бы поступить иначе, чем мы поступили. Оба эти предположения иллюзорны. Мы не можем доказать, что мы могли бы поступать в прошлом иначе. Те силы, которые привели нас к какому-то действию час или год назад, были доминирующими, и ничего не могло изменить их вектор. Утверждение «Я мог поступить иначе» заводит любого в философский тупик. Нет, мы не могли, и не можем доказать, что могли. Мы не можем выбирать то, что выбирать (вы не выбирали своих родителей, к примеру), но мы можем оказаться с результатами хорошего выбора, потому что так порой случается.

Представьте, что вы «сошли с рельсов» – вместо денег, яхты и виллы на море у вас есть лишь обшарпанный диван, ожирение, облысение, случайные заработки, у вас нет любимого человека или даже кошки, и почти не осталось друзей. Как вы дошли до этого, и кто ответственен за это? Сможете ли вы указать реальные истинные причины того, как вы оказались в таком положении?

Вы с ужасом и отчаянием смотрите на себя и решаете: «Довольно!» Вы беретесь за себя и пытаетесь бросить курить, сесть на диету, скрипя зубами, пишите резюме, и занимаете деньги на одежду, чтобы ходить на собеседования. Вы начинаете новую жизнь, но провал следует один за другим – на диете держаться не удается, курить хочется еще сильнее, и потенциальным работодателям вы неинтересны. Вы укоряете себя в слабоволии, и просите не сдаваться. И вот вы собираете все силы своей воли. Вы разрываете со всеми вредными привычками, начинаете новую жизнь, и открываете свой бизнес. И вдруг черная полоса сменилось белой, и дела пошли семимильными шагами! С вами уже жаждут встретиться самые интересные и успешные люди. Ваш телефон разогревается от звонков. Возможности одна другой лучше лежат пред вами.

Почему это случилось сейчас, и не случилось тогда, и годы вашей жизни были прожиты не самым желанным для вас образом? Если вы – хозяин своей жизни в полной мере, как вы вообще оказались в яме, из которой пришлось так долго выбираться, и как вы вообще смогли выбраться из нее? Вы могли бы поступить иначе месяц назад, или сейчас? Вы уверены?

Мы, наша сознательная часть – только незначительная часть огромного. Да, мы можем решить что делать, но мы не можем знать, что именно мы решим делать. Сила воли – биологический феномен, и чем раньше мы это поймем, тем понятнее нам станет, как себя вести в этой жизни. Попытайтесь изменить цвет глаз или свой рост, за один день, так же, как вы решаете вдруг изменить свою жизнь одним прекрасным утром – и посмотрите, что получится.

Эти размышления не призывают нас отчаиваться, напротив: мы не знаем, что мы можем сделать в данный момент, но мы можем попробовать. Если у нас получится, прекрасно. Если нет, мы можем попробовать еще – никто не знает, включая нас самих, на что мы способны и что придет нам в голову в следующий момент.

Что мы не выбираем

Наш выбор всегда результат предыдущих обстоятельств, контроля над которыми у нас никогда полностью не было и никогда не будет. Наши мысли могут быть вдохновляющими или депрессивными, и мы можем объяснять свою жизнь как угодно, и порождать бесчисленное количество версий, но не стоит пытаться объяснять это своей волей. Когда вы будете делать свой следующий выбор в жизни, подумайте о том, что вы не выбирали своих родителей, места и времени рождения, свой пол и цвет волос.

Расставание с иллюзией свободы воли, в самом деле, может стать самым важным шагом в жизни. Когда это приходит, отношение ко всему сразу же меняется. Иногда, весьма иронично: так, например, эксперименты показали, что когда у участников активировали отсутствие свободы воли, это приводило к увеличению агрессивности и нежеланию помогать ближним (Baumeister, Masicampo, & DeWall, 2009) или увеличивало вероятность использования шпаргалок на экзаменах (Vohs & Schooler, 2008). Студенты, участвующие в экспериментах, кстати, тоже не выбирали ни темы эксперимента (они просто не знали, о чем он), не выбирали, в какой группе окажутся, и не знали, как ученые будут манипулировать их поведением. И, конечно, они были уверены, что их последующее поведение – проявление их осознанного выбора, их свободы воли.

Но такие феномены — лишь мимолетное явление: самое интересное возникает позже. Парадоксально, но возникает ощущение реальной свободы, не фатализма, когда от тебя ничего не зависит, а какого-то нового здравого взгляда. Мы не знаем, что будет важно для нас завтра, или через час, а наши надежды и стремления уже не кажутся какими-то слишком уникальными. Это редкое наслаждение смотреть на мир в качестве зрителя кино с неизвестной развязкой, и видеть себя в главной роли, но никогда не быть уверенным в том, как этот герой поступит в той или иной ситуации.

Начинает открываться cерендипность (serendipity) — способность делать глубокие выводы из наблюдений, находить то, чего не искал намеренно. Наша ссора с любимым человеком случилась, возможно, не потому, что он, оказывается, такой бесчувственный, а потому, что у вас пониженный сахар в крови, в квартире холодно, или вы увидели аварию два часа назад на дороге. Мы — биологические марионетки своего организма, и если мы мысленно посмотрим вверх, мы «увидим» миллионы невидимых нитей, дергающих нас. У нас нет одного главного кукловода, но их множество, это: наши гены, и бактерии, и обед в желудке, погода в тот день, когда мы родились, и тьма подобных, не поддающихся подсчету, факторов. Понимание этого дает больше контроля над жизнью, как ни парадоксально это звучит.

Расплата за иллюзии

Иллюзия свободы воли находит свое отражение во всех сферах жизни – в общественном устройстве, политике, правосудии и производстве материальных благ. Эта проблема будет вставать все чаще по мере того, как мы будем узнавать больше о том, кто мы такие.

Например, представьте трех человек в камере смертников, осужденных за убийства. Поскольку это мысленный эксперимент, нам позволительно знать все об этих людях. Завтра их казнят, и это наш последний шанс познакомиться с ними.

Один из них абсолютно не виновен – он не совершал убийства, но ему ужасно не повезло оказаться в неподходящем месте, в неподходящее время. Все сложилось так, что он оказался здесь и уже ничего не исправит его судьбу. Другой действительно совершил убийство, и сделал это совершенно сознательно. Но ему тоже не повезло в жизни, правда, по-другому: он родился у чудовищных родителей, никогда не видел ласки, зато много насилия всевозможных видов. Он чудом выжил, вопреки всему, но обстановка вокруг толкала его к криминальному образу жизни. Убийство для него было необходимым решением. Третий был прекрасным семьянином с отличной карьерой, с предсказуемой жизнью, и он мог уже видеть себя на спокойной пенсии, нянча внуков и путешествуя по миру. Но в один прекрасный день он просто взял и убил коллегу, за то, что тот уронил степлер ему на ногу. Если бы врачи обратили внимание на его историю, и просканировали его голову на томографе, они обнаружили бы опухоль мозга, как раз в регионе, отвечающем за эмоции и контроль импульсивного поведения. Кто из этих трех людей ответственен за свои действия, приведшие их в эту камеру? Насколько их свобода воли определила такой исход?

Безусловно, преступника надо изолировать, но это не мешает нам пытаться понять такое поведение, и наши моральные представления должны следовать за этим пониманием. Мы можем ненавидеть человека и желать лишить его жизни, за то, что он сделал, но мы должны понимать, что роль случая драматически недооценена. Иллюзия свободы воли может оказываться весьма жестокой. Когда кто-то желает смерти людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией, он никогда не думал о таких вещах глубоко: он правда считает, что кто-то проснулся одним весенним утром и решил стать гомосексуалистом? Или бедным, или близоруким, или блондином, если уж на то пошло.

Все уже хорошо, и мы скоро это узнаем

Иллюзия свободы воли — сложнейшая философская проблема, и мы лишь чуть поцарапали ее поверхность. Напоследок, мысль Сэма Харриса: «если хорошенько подумать, мы увидим, что иллюзия свободы воли сама по себе иллюзорна» (Harris, 2012).

Baumeister, R. F., Masicampo, E. J., & DeWall, C. N. (2009). Prosocial benefits of feeling free: Disbelief in free will increases aggression and reduces helpfulness. Personality and Social Psychology Bulletin, 35: 260–268.

Haggard, P. (2011). Decision time for free will. Neuron , 69: 404–406.

Harris, S. (2012). Free will. New York: Free Press.

Libet, B. (2004). Mind time: the temporal factor in consciousness. Cambridge, Mass.: Harvard University Press.

Soon, C. S., Brass, M., Heinze, H.-J., & Haynes, J.-D. (2008). Unconscious determinants of free decisions in the human brain. Nature Neuroscience, 11(5), 543-545.

Vohs, K. D., & Schooler, J. W. (2008). The value of believing in free will: Encouraging a belief in determinism increases cheating. Psychological Science, 19(1): 49–54. 20.


Иллюзия конца истории

Конец историиНедавняя статья в журнале Science под интригующим названием «Иллюзия конца истории» вызвала живой отклик в медиа, и тут же обзавелась страницей в «Википедии». В основе статьи весьма важное исследование, которое провели три психолога: Тимоти Уилсон из Университета Виржинии и Дэниел Гилберт с Джорди Куойдбахом из Гарвардского университета.

В любой момент жизни мы принимаем решения и совершаем поступки, которые изменят нашу жизнь. Мы часто уверены, что поступаем оптимальным образом. Время течет, и, становясь другими людьми, мы порой начинаем жалеть о том, что сделали. Чертыхаемся, сводя татуировку, которую по юности поставили, думая о ее непреходящей значимости; разводимся с человеком, который несколько лет назад заставлял наше сердце вырываться из груди; мы ненавидим работу, о которой мечтали после института.

Почему мы принимаем решения, о которых впоследствии будем жалеть? Это невероятно сложный вопрос, и одна из гипотез может заключаться в следующем: люди недооценивают влияние будущих изменений своей личности. Так, они могут считать, что не сильно изменятся в будущем относительно сегодняшнего дня, несмотря на признание факта, что они значительно изменились относительно момента в прошлом, на тот же период времени отдаленного от настоящего. Этот феномен психологи назвали иллюзией конца истории.

Чтобы проверить эту гипотезу, ученые провели шесть экспериментов, в которых участвовало более 19 тысяч человек, приглашенных с помощью популярных веб-сайтов. Возраст участников варьировался от 18 до 68 лет (средний возраст 40 лет, 80% составляли женщины).

В первом эксперименте участников попросили заполнить тест оценки личности (Ten Item Personality Inventory), определяющий пять важнейших личностных характеристик: честность, уступчивость, эмоциональную стабильность, открытость новому опыту и экстравертность. Затем участников распределили случайным образом на две группы – одни заполняли такой же тест, как если бы они сделали это 10 лет назад, а другие – как если бы они заполнили его через 10 лет.

Ученые вычислили абсолютные значения разницы между этими периодами для каждого человека по всем пяти характеристикам. После этого ученые создали декады, где сравнивались разные по возрасту люди, например, описание будущего 18-летнего человека и отчет о прошлом 28-летнего человека.

В других экспериментах участников просили произвести оценку главных ценностей; предпочтений в музыке, еде, отдыхе и общении; оценить, сколько они готовы заплатить за билет на концерт их любимой группы. В остальном дизайн экспериментов был аналогичен первому, с некоторыми изменениями.
Анализ данных показал следующее:

• Самая главная находка – это реальность иллюзии конца истории жизни: мы считаем, что изменимся через 10 лет гораздо меньше, чем изменились за прошедшие 10 лет. Иными словами, несмотря на то, что опыт прошлого говорит о значительных переменах в жизни, мы склонны считать, что в будущем все будет практически таким же, как сейчас. Конец истории заключается в нашей уверенности, что книга жизни написана, и сегодня мы стали уже тем, кем могли или хотели стать, а будущее не изменит нас. Как мы заблуждаемся!
• Психологи проверили потенциально возможный фактор, допускающий, что участники эксперимента могли невольно переоценить масштаб изменений в прошлом, что объясняло бы эффект. Но аналогичные оценки изменений обнаруживались и в других, независимых исследованиях.
• Иллюзия ведет к субоптимальным решениям сегодня, особенно, когда мы инвестируем в будущее, полагая, что оно будет похожим на настоящее. Серьезно думая, что уже поняли все об этой жизни сегодня, – мы всегда неправы, в любом возрасте. Говоря самим себе «хотел бы я знать это раньше, что знаю сейчас», мы успокаиваем себя, создавая ауру обретенного понимания и смысла. С другой стороны, осознавая неизбежность перемен и невозможность заглянуть в будущее, мы станем сомневаться в каждом решении и беспокоиться по пустякам.
• Иллюзия введет к иррациональным представлениям: люди считают что, например, группа Coldplay будет также выступать и через 10 лет, и готовы назвать цену за билет на ее концерт, хотя с удивлением вспоминают тех, кто им нравился 10 лет назад.
• Эта иллюзия может привести к любопытным последствиям: так, например, нам придется больше инвестировать (деньгами, временем и усилиями) на новые предпочтения, которые у нас неизбежно появятся, несмотря на то, что сегодня мы считаем свои предпочтения стабильными.
• Иллюзия проявляется сильнее у молодых людей. Обратите внимание, как сильно менялись ценности у молодых. Чем старше человек, тем меньше изменений в своей личности он и вспоминает, и предсказывает. Это согласуется с результатами множества исследований, показывающих, что личность человека становится стабильнее с возрастом.
• Причина этой иллюзии пока не выяснена.
• Однако авторы выдвинули несколько предположений: мы склонны верить в свою привлекательность, в то, что наши ценности – всесторонне продуманы, а предпочтения – восхитительны. Кроме того, мы считаем, что прекрасно знаем самих себя. Мы убеждены, что именно сегодня мы достигли пика своей персональной эволюции, и это убеждение может быть под угрозой, если подумать о том, что будущее несет изменения.
• Второе предположение о причинах иллюзии: разница в когнитивных процессах размышления о прошлом и будущем. Воспоминания о прошлом – реконструктивный процесс, а предсказание будущего – конструктивный. Последний требует представить все многообразие ситуаций, при которых наши ценности, предпочтения или характер изменятся, а это весьма трудно. Мы можем путать сложность воображения таких изменений с вероятностью их свершения.

Жизнь – это постоянный процесс роста и перемен, но мы об этом постоянно забываем. В интервью журналу «Шпигель» несколько лет назад известный итальянский писатель и ученый Умберто Эко заметил, что в юности нам нравится одно, в молодости – другое, а в зрелом возрасте – третье, но мы способны вернуться и к прежней любви. «Если вы взаимодействуете с происходящим в вашей жизни, все будет постоянно меняться. Если ничего не меняется в вашей жизни, вы – идиот».

Статья первоначально была опубликована в slon.ru.


Иллюзия агрессивности

герои комиксовЛица у нас всех разные, и, соответственно, пропорции тоже. Лица, где соотношение ширины к высоте превышает некий порог, кажутся нам угрожающими. Чем выше такое соотношение, тем менее мы склонны доверять такому человеку, чувствуем агрессивность и физическую опасность, от него исходящую.

И это не просто восприятие: так, исследование намибийского племени !Kung San показало, что мужчины с широкими лицами реально более склонны к физическому насилию (Christiansen & Winkler, 1992). Другое исследование обнаружило, что такие мужчины меньше других погибают в смертельных столкновениях с другими (Stirrat, Stulp, & Pollet, 2012)! Эволюционно, иметь агрессивное лицо адаптивно — зачем вступать в бой, тратить ресурсы и рисковать жизнью, если один твой вид снимает многие вопросы у потенциального оппонента?

В серии экспериментов ученые (Hehman, Leitner, & Gaertner, 2013) попытались за счет наклона головы изменять это соотношение и проверять изменения восприятия. Лица, наклоненные вперед или назад, воспринимаются нами как более угрожающие. Наклон увеличивает соотношение ширины к высоте лица (facial width-to-height ratio (fWHR). Фактически, это иллюзия восприятия, ведь ни ширина, ни высота лица от этого физически не меняются, но, как и всякая иллюзия, это работает.

Изменение наклона головы меняет восприятие намерений человекаСоздав серию фотографий, как, например, показано выше, и показывая их участникам эксперимента в случайном порядке, с просьбой оценить угрозу, ученые выяснили следующее:

  • Мы самопроизвольно наклоняем голову вперед или назад, пытаясь выглядеть более угрожающими, в соответствующих ситуациях.

  • Действительно, наклон головы увеличивает восприятие лица как более угрожающего.

  • Люди с широким лицом, наклоняя его вниз, достигают максимального эффекта.

  • Люди с узким лицом наклоняют его больше, чем люди с широким, с тем чтобы увеличить соотношение ширины с высотой.

  • Наклон головы вперед работает для этого эффекта чуть лучше, чем наклон назад, для мужчин.

  • Женщины, отклоняя голову назад, достигают большего эффекта, чем при наклоне вперед, и чем мужчины вообще. Это объясняется тем, что это делает их лицо более мужественным и, значит, более угрожающим, по контрасту с обычным положением головы и присущей этому женственностью.

Hehman, E., Leitner, J. B., & Gaertner, S. L. (2013). Enhancing static facial features increases intimidation. Journal of Experimental Social Psychology, 49(4), 747-754. doi: http://dx.doi.org/10.1016/j.jesp.2013.02.015.

Christiansen, K., & Winkler, E. M. (1992). Hormonal, anthropometrical, and behavioral correlates of physical aggression in !Kung San men in Namibia. Aggressive Behavior, 18, 271–280.

Stirrat, M., Stulp, G., & Pollet, T. V. (2012). Male facial width is associated with death by contact violence: Narrow-faced males are more likely to die from contact violence. Evolution and Human Behavior, 33, 551–556.


Когда вам кажется, что вы пьяны, вам кажется, что вы обаятельны. Технология веры, в ста томах. Том Первый. Глава Вторая. Страница Шестая

плакат против женского пьянстваМеждународная команда психологов из Канады, Нидерландов, Франции и США поставили замечательные эксперименты, отталкиваясь от предыдущих исследований по теме опьянения (Bègue et al., 2012). Да, действительно, когда мы пьяны, другие люди действительно кажутся нам более привлекательными.

Первый эксперимент психологи провели в условиях реальной жизни: в баре в Гренобле, Франция. 19 клиентов бара попросили оценить свои привлекательность, ум, оригинальность и чувство юмора, до первой рюмки. После свободной программы по выпивке, у них собирались данные алкогольного опьянения, посредством анализатора дыхания. Результат подтвердил гипотезу, что чем больше выпивают люди, тем симпатичнее они себе кажутся.

Второй эксперимент был тщательнее и скрупулезнее подготовлен. Около ста французов участвовали в нем, которым сказали, что они будут тестировать новый напиток одной компании. Им и в самом деле предлагали холодный коктейль из грейпфрута, лимонного сока, гранатового сиропа и мяты. Половине людей в коктейль добавляли почти 60 грамм чистого спирта, чтобы достигать показания алкоголя в крови на уровне 1 промилле. Это 1 грамм на литр и классифицируется как лёгкая степень опьянения. Каждую группу – с алкоголем и без, разделили условно еще пополам – одним сказали, что в напитке есть алкоголь, другим – что нет. Вообще, эксперименты с алкоголем и плацебо-алкоголем делать крайне сложно, потому что люди – не дураки, и чувствуют, есть алкоголь или нет, и ученые предприняли множество мер, чтобы этого избежать. Кроме того, данные тех, кто догадался, не стали учитывать в подсчеты результатов.

Людям давали 10 минут чтобы выпить напиток, затем 5 минут – чтобы написать рекламный текст для компании, производящей этот напиток, потом еще 15 минут – на оценку напитка. Время давалось, кроме прочего, и на то, чтобы алкоголь, у кого он был в напитке, мог достичь эффекта. Затем участник эксперимента выходил на сцену и сообщал свою рекламу, и его в это время снимали на видео. Видео ему тут же показывали, и он оценивал, насколько привлекательный, умный, оригинальный и смешной он был.

Позже все видео были оценены независимой группой из 22 человек, которые, разумеется, не знали, что сказали человеку и был ли в его напитке алкоголь.

И вот что выяснилось:

Люди, которые думали, что пили алкогольный напиток, казались себе гораздо более обаятельными, чем те, кто думал, что алкоголя не пил.
Самое интересное, что был ли алкоголь в напитке или нет, роли существенной не играло. Группа судей, анализировавших видео, не нашла отличий в обаянии в зависимости от алкоголя.

Иными словами – чувство, что после алкоголя мы становимся остроумнее, обаятельнее, смешнее и умнее – иллюзия. И мы попадаем в эту иллюзию даже тогда, когда нам кажется, что мы пьяны. Вполне вероятно, что некоторые и пьют, чтобы почувствовать себя лучшим человеком, чем на самом деле. Но, как видите, для этого, даже не нужно пить!

Bègue, L., Bushman, B. J., Zerhouni, O., Subra, B., & Ourabah, M. (2012). ‘Beauty is in the eye of the beer holder’: People who think they are drunk also think they are attractive. British Journal of Psychology. Article first published online: 15 May 2012. DOI: 10.1111/j.2044-8295.2012.02114.x.


Нейронаука и искусство

Piyesthuerio работа Gigi Janchang

Интересная публичная лекция. Тут вы увидите демонстрацию того, как делать иллюзию искусственной руки (замечательный фокус для вечеринок!), про причины внетелесных переживаний, и о том, как их можно создавать в лабораторных условиях. И про то, как еще можно создавать автопортреты.

Фото вверху — Piyesthuerio. Работа Gigi Janchang  с сайта художницы.