Tag Archives: красота

Маленькие истории. Красиво

СухартоВ Индонезии в 1967 году в результате переворота к власти пришел Сухарто – недооцененный в полной мере по чудовищности монстр, сдохший совсем недавно от старости в богатстве и почете. За короткое время после прихода к власти он убил, по разным подсчетам, от полумиллиона до двух миллионов людей. В некоторых странах, как мы знаем, миллион сюда, миллион туда – мелочи. Массовые расстрелы, пытки, сжигание заживо в запертых домах – Сухарто получил бы похвалу и от Гитлера и от Сталина.

Писатель Видиадхар Найпаул отмечал в своей книге, что ходили слухи, что опричники Сухарто, приезжая в деревню, с четким планом убить там всех жителей, включая женщин и детей, привозили с собой гамелан. Гамелан – это традиционный индонезийский оркестр: ксилофон, барабаны, флейты, гонги и прочее. Состав оркестра варьировался от 10 до 25 человек.

Позже ему довелось встретить непосредственного участника таких массовых убийств, ничуть не раскаивающегося заслуженного ветерана государственной службы, который слухи подтвердил.

«И зачем вы брали с собой оркестр»? Тот не понимал, зачем спрашивать очевидное: «Ну как зачем?! С музыкой это ведь всё очень красиво».

А вот и гамелан:

Naipaul, V. S. (2012). Among the Believers: An Islamic Journey. Pan Macmillan.

Другие Маленькие истории.


Красота по всем каналам

красота голосаСреди животных, и люди – не исключение, оценка привлекательности партнера по внешним признакам – удобный и необходимый способ для заведения знакомства с целью продолжения рода.

Женское лицо выдает такие признаки – цвет кожи, ее текстура, состояние гормонального фона, выражающееся в форме и наполненности губ, симметричность черт лица. Дополнительные признаки готовности к продолжению рода несет в себе тело женщины, ее голос, состояние волос, и прочее. Но зачем?! Зачем сообщать так много сигналов, если достаточно нескольких? В конце концов, такая реклама стоит владелице дополнительной энергии. На этот счет существует две гипотезы. Первая, гипотеза многообразия сообщений, говорит о том, что разные признаки сообщают о разном: одни об общем фоне готовности стать матерью, другие – о текущем состоянии организма, третьи – о состоянии иммунной системы, которая готова к длительному процессу вынашивания здорового ребенка. Другая гипотеза, избыточного информирования, — о том, что все эти признаки говорят предполагаемому партнеру об одном и том же, но по разным каналам восприятия.

Группа австрийских и испанских ученых (Abend et al., 2014) решила проверить последнюю гипотезу. Для этого они отобрали девушек, которых предварительно оценили по привлекательности группа мужчин. Характеристики лиц, такие как форма носа, подбородка, высота лица, полнота губ, расстояние между бровями и прочие, были тщательно измерены. Девушек фотографировали, и записывали их голоса, когда они произносили как цифры, так и фразы. Фотографии и образцы голоса тщательно стандартизировали, чтобы никакие другие факторы не вмешивались в последующие измерения. Затем фотографии и аудиозаписи, отдельно и в случайном порядке, демонстрировались мужчинам, которые должны были оценить привлекательность лица или голоса.

Выяснилось, что чем привлекательнее женское лицо, тем красивее и голос, и наоборот. Формы лица, которые ассоциированы с привлекательностью, оказались также ответственны за красоту голоса. Таким образом, лицо человека и его голос снабжают наблюдателя сверхдостаточной, избыточной информацией о годности партнера для продолжения рода, служат своего рода запасным вариантом друг для друга. Иными словами, если лица четко не видно или не видно вовсе (например, в темноте или по телефону), то голос дает подсказку, и наоборот, когда мы видим красивую женщину, мы ожидаем услышать и красивый голос. Хотя избыточность информации имеет несколько негативную коннотацию, кажется, еще никто не жаловался еще на слишком много красоты, по всем каналам восприятия.

Abend, P., Pflüger, L. S., Koppensteiner, M., Coquerelle, M., & Grammer, K. (2014). The sound of female shape: a redundant signal of vocal and facial attractiveness. Evolution and Human Behavior. doi: http://dx.doi.org/10.1016/j.evolhumbehav.2014.10.004.


Красота родных мест

акация Есть гипотеза, которая утверждает, что мы как вид отделились от своих предков в африканской саванне, где и прожили несколько миллионов лет. Мы жили небольшими группами, занимались охотой и собирательством. В соответствии с этой гипотезой, ученые предложили, что именно вид саванны будет казаться нам самым родным и привлекательным.

Ландшафт там выглядел и до сих пор выглядит так:
• Открытые пространства низкорослой травы, перемежающейся кустами и небольшими рощами.
• Наличие признаков воды или видимость ее в прямой видимости.
• Возможность просмотра горизонта как минимум в одном направлении.
• Присутствие животных и птиц.
• Наличие как цветов, так и фруктовых деревьев.

Такой ландшафт позволяет увидеть хищников и других врагов, а также дичь, обеспечивает защиту, питание и воду и создает чувство контроля над пространством. Что интересно, нам это действительно очень нравится.

В одном эксперименте ученые показывали пять видов ландшафта разным возрастным группам (8, 11, 15, 18, 35 лет и люди старше 70) и просили и ответить, какое из увиденных мест они хотели бы посетить или жить. Среди пейзажей были: восточноафриканская саванна, пустыня, тропический, хвойный и лиственный леса. Практически никому не нравилась пустыня, а люди старше 15 лет вызывали предпочтение к лиственным и хвойным лесам.

Самые интересные результаты были получены в группе детей восьми лет: они все предпочитали саванну как для жизни так и для посещения. Они никогда не были в подобных местах, и ученые предполагают, что это запрограммированное в мозге предпочтение. Это предположение называется гипотеза саванны. Как только мы взрослеем, нам начинают нравиться и другие пейзажи, в зависимости от места проживания. Эта гипотеза был подтверждена и в других экспериментах. Гипотеза саванны, возможно, — самая романтичная гипотеза в науке, потому что пытается ответить на один из самых интригующих смыслов нашей жизни – поиска своего места, своего дома и желания вернуться к своим корням.

Ученые пошли дальше, и выяснили, что нам также нравится совершенно определенный вид деревьев, именно тот, которые типичны для саванны. Обратите внимание на японские сады. Это – зонтичная акация (Acacia tortilis), дерево, которое вы видели на уроках географии в школе, в фильмах или даже в своих снах. Она — на фото в начале статьи.

Само наличие дерева – индикатор красоты и пригодности: если вы видите растущую акацию, это означает, что в этом месте есть всё, что нужно человеку для жизни.

Наши критерии красоты лица и тела человека, вероятно, запрограммированы. Такая же ситуация и с предпочитаемыми ландшафтами. Когда мы смотри на красивого человека или ландшафт, наш мозг показывает активацию одинаковых регионов. Если в человека нам нравятся большие глаза, полные губы и тонкая талия, то в ландшафте – обещание всех необходимых ресурсов, предсказуемость и свобода. Это позволяет выжить, и эволюция сказала нам, что если это помогает жить и продолжать свой род, то это красиво. Когда мы взрослеем и окунаемся в современную жизнь, эта программа в нашем мозге отчасти корректируется.

Так же, как мы начали заниматься улучшением своего вида с помощью парикмахерского и портновского искусства, косметики, и пластических операций, мы стремимся сделать красивее и среду, в которой мы живем. Обратите внимание, как японские садовники, в погоне за высоким эстетизмом, создают формы деревьев, которые похожи на деревья саванны – места, которого они никогда не видели!

Сады и цветы создают для нас атмосферу богатства природы, которое обещает нам все лучшее, чтобы мы жили, любили и продолжали свой род. Красота – это жизнь, а жизнь – красота.

PS. А у меня, как случайно выяснилось, просто сносит крышу от вида сельской местности южной Англии. Первый раз я заметил это еще в 90-х годах, а позже еще несколько раз ощутил это же — вот стоишь на дороге, смотришь на поля, луга и леса, и чувствуешь себя, как будто вернулся наконец-то домой после столетней разлуки. Последний раз вот стоял и думал: «да что ж это такое-то, твою мать?» Ни российский, ни средиземноморский ландшафт такого эффекта не производит. Странно.

Balling, J. D., & Falk, J. H. Development of visual preference for natural environments. Environment and Behavior, 1982. 14(1): pp. 5–28.

Chatterjee, A. (2014).The aesthetic brain: how we evolved to desire beauty and enjoy art. New York:Oxford University Press.

Han, K. T. An exploration of relationships among the responses to natural scenes: Scenic beauty, preference, and restoration. Environment and Behavior, 2010. 42(2): pp. 243–270.

Heerwagen, J. H., & Orians, G. H. Humans, habitats, and aesthetics. In The Biophilia Hypothesis S. R. Kellert & E. O. Wilson (Eds.). 1995, Washinton, DC: Island Press.

Kaplan, R., & Kaplan, S. (1989). The Experience of Nature: A Psychological Perspective, New York: Cambridge University Press.

Orians, G. H., & Heerwagen, J. H. Evolved responses to landscapes. In The Adapted Mind: Evolutionary Psychology and the Generation of Culture, J. H. Barkow, L. Cosmides, & J. Tooby (Eds.). 1992, : New York: Oxford University Press, pp. 555–580.

Synek, E., & Grammer. K. (1998). Evolutionary Aesthetics: Visual Complexity and the Development of Landscape Preference.


Необычайная лёгкость красоты

три женских лица до усреднения— Вопросы есть?
— Никак нет.
— Все понятно?
— Так точно!
— Красота!

Одним из самых интересных феноменов красоты является красота средних значений. Я писал об этом ранее.

Используя онлайн-приложение Лаборатории Исследования Лиц, под руководством Лизы ДеБрюне и Бена Джонса, при Институте Нейронауки и Психологии Университета в Глазго, я сделал несколько иллюстраций.

В начале статьи – три лица, которые были взяты для усреднения. Ниже – лицо, которое получилось в результате слияния.усредненное лицо после слияния с тремя лицами

К ним я добавил ещё три лица:шесть женских лиц

Результат:

результат слияния 6 женских лиц

Ещё три лица:девять женских лиц

Их среднее значение:

результат слияния 9 женских лиц

Как видите, с каждым разом «дитя» становится как красивее каждого из  «родителей», так и привлекательнее вообще. Вот результат продолжения манипуляций — число на фото означает сколько лиц участвовало в усреднении.

усредненные лица

После многокрастного усреднения привлекательность приближается к максимальным значениям и перестаёт расти, во всяком случае, так драматично, как в начале.

Но почему вообще возникает привлекательность в таких случаях и чем это можно объяснить? Одна из причин – лёгкость обработки информации. Это – скорость и лёгкость операций мозга, связанных с категоризацией и восприятием стимула (Winkielman, Schwarz, Fazendeiro, & Reber, 2003). Лёгкость обработки очень часто ассоциируется с положительными эмоциями – либо от того, что если сам процесс идёт быстро и без трудностей,  и это доставляет наслаждение мозгу; либо лёгкость ассоциируется в мозге с уже знакомым и безопасным. Это было отчасти подтверждено – когда людям показывают лёгкие для обработки стимулы, активность в мускулах (замеряемая электромиографией), связанных с улыбкой возрастает (Winkielman & Caccioppo, 2001).

В недавней работе, которая еще не опубликована, группа ученых (Halberstadt, Pecher, Zeelenberg, Wai, and Winkielman) обнаружила, что морфинг (слияние) лиц двух известных привлекательных людей создаёт еще более привлекательное лицо, но только если эти люди не известны в стране, в которой происходят измерения. Например, если мы «сольём» лица двух греческих телеведущих и получим на выходе среднее лицо, оно покажется нам красивее его «родителей», только потому что мы их не знаем. Но когда мы проделаем тоже самое с хорошо известными нам лицами, то результат их слияния покажется нам менее привлекательным. Это подтверждает гипотезу лёгкости обработки – хорошо знакомые нам лица обрабатываются быстрее, чем новое лицо.

В серии экспериментов, опубликованных на днях в журнале Journal of Experimental Social Psychology, учёные давали различные задания, в том числе по «родителям» классифицировать образовавшиеся средние лица.
Выяснилось, что чем более усреднёнными лица становились, тем труднее становилась такая задача. И чем труднее становилось, тем менее привлекательными становились усреднённые лица, тогда как в контрольной группе их привлекательность росла.

Другой эксперимент, когда участникам показывались усреднённые лица от межрасовых «родителей», показал, что лицо становится красивым, но только в общей категории красивых лиц, но не особенно красивым в категориях красивых лиц той или иной расы. То есть, лица детей китайца и русского могут быть красивыми вообще, но не очень красивыми с точки зрения и китайца и русского.

Получается, что внесение какой-либо дополнительной информации или когнитивной нагрузки в мгновенную операцию по оценке привлекательности лица, уменьшает её скорость и лёгкость исполнения, и приводит к уменьшению привлекательности. Многие вопросы еще остаются, разумеется, но на сегодняшний день можно довольно уверенно сказать, что красота — это легкость понимания, без лишних вопросов.

Halberstadt, J., & Winkielman, P. (2013). Easy on the eyes, or hard to categorize: Classification decreases the appeal of facial blends. Journal of Experimental Social Psychology. doi: http://dx.doi.org/10.1016/j.jesp.2013.08.004.

Winkielman, P., Schwarz, N., Fazendeiro, T., & Reber, R. (2003). The hedonic marking of processing fluency: Implications for evaluative judgment. In J. Musch & K. C. Klauer (Eds.), The Psychology of Evaluation: Affective Processes in Cognition and Emotion. (pp. 189-217). Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum.

Winkielman, P., & Cacioppo, J. T. (2001). Mind at ease puts a smile on the face: Psychophysiological evidence that processing facilitation increases positive affect. Journal of Personality and Social Psychology, 81, 989-1000.


Сверхнормальные стимулы

высокие каблукиКак вы думаете, почему женщины носят высокие каблуки? Каким образом меняет, и меняет ли, такая обувь прекрасную половину человечества? Если вы ответите на вопрос сейчас, вам интереснее будет узнать неожиданную находку психологов.

Туфли на высоких каблуках в средневековье носили как мужчины, так и женщины, для вполне утилитарной цели – не пачкать дорогую обувь и длинные платья грязью, которой были покрытыми улицы городов (ниже – изображение чопинов). В моду туфли с высокими каблуками ввела, предположительно, Катерина Медичи (1519-1589): в 14-ти летнем возрасте она была обручена с Герцогом Орлеанским, позже ставшим королем Франции. Катерина сомневалась в своих вчопиныозможностях конкурировать с придворными дамами, и, в особенности, с любовницей герцога, Дианой де Пуатье, из-за своего небольшого роста, не достигавшего и полутора метров. Туфли на пятисантиметровых каблуках дали ей возможность в буквальном смысле оторваться от земли и сделали ее походку соблазнительной. Это был успех, и вскоре высокие каблуки стали важнейшим аксессуаром элиты: на них щеголяли как мужчины, так и женщины. Простолюдинам носить туфли с высокими каблуками было запрещено (даже если бы они могли себе это позволить!). Сам факт их обладания означал иметь деньги, связи и власть, то есть быть, что называется well-heeled  (heel – англ. каблук). Это слово в английском языке до сих пор означает то же самое. Подробнее об истории высоких каблуков.

Сегодня высокие каблуки – атрибут практически исключительно женской одежды. Высокие каблуки ассоциируются с сексуальностью – именно поэтому во многих культурах родители не разрешают их носить детям до совершеннолетия.  Анализ обложек порножурналов показал (Dietz & Evans, 1982), что в более чем 50% случаях на моделях были туфли с высокими каблуками.

Эффект туфлей с каблуками различной высоты на осанку, изгиб поясницы и наклон тазаСуществует множество объяснений, почему женщины их носят, невзирая на большую вероятность травмы и повреждения суставов, на более высокую цену в сравнении с туфлями на плоской подошве, и меньшую долговечность.

Однако системных экспериментальных исследований в это области недостаточно, чтобы принять это за ответ.
Слева — Эффект туфлей с каблуками различной высоты на осанку, изгиб поясницы и наклон таза. Иллюстрация из статьи.

В недавнем исследовании (Morris et al., 2013) ученые выдвинули гипотезу, что высокие каблуки улучшают женственность, привлекательность и молодость походки, и именно это определяющий фактор выбора этой обуви. Женщина идетОни пригласили 12 девушек (среднего возраста в 21,6 лет) и попросили их пройтись на беговой дорожке в туфлях на плоской подошве и с шестисантиметровыми каблуками, по 2 минуты.  На девушек прикрепили маркеры в разных частях тела и снимали особой камерой,  чтобы получить видео, содержащее только движущиеся световые точки (как слева). Пример подобного результата можно посмотреть на сайте Bio Motion Lab. Там вы можете манипулировать различными параметрами походки человека.

Полученные видеоклипы показывали 30 участникам эксперимента, половина из которых — женщины. Им предлагалось оценить походку на женственность и привлекательность по пятибалльной шкале. Например: «Походка очень женственная»: 1 – абсолютно согласен, 5 – абсолютно не согласен. Кроме этого им следовало предположить возраст «ходящих точек» по пяти возрастным категориям (16–18, 19–29, 30–39, 40–49, 50+).

В результате обнаружилась сильная корреляция между женственностью, молодостью и привлекательностью. Поскольку такая связь уже многократно была показана в предыдущих исследованиях (Buss, 1989), ученые создали композитную оценку – индекс привлекательности. В результате выяснилось:

  • Статистически значимая разница между оценкой привлекательности и обувью. Чем выше каблук – тем привлекательнее женщина.
  • Женщины оценили ходьбу других женщин как более привлекательную, чем мужчины.
  • Сильная корреляция между оценками мужчин и женщин привлекательности походки в любой обуви. Иными словами – люди обеих полов оценивают походку, в принципе одинаково.
  • Чем выше индекс массы тела (BMI) модели, тем менее привлекательной кажется походка.

привлекателбность в зависимости от каблуковВо втором эксперименте исследователи привлекли уже 120 человек. Дизайн был другой: половина участников видела клипы женщин только на высоких каблуках, другая половина – на плоской подошве. Участников также просили указать, чью походку они видят — мужскую или женскую.

В этом эксперименте ученые регистрировали также и биомеханические характеристики походки, соотнося их с оценками участников.
Дополнительно выяснилось, что:

  • 28% женщин на плоской подошве и 17% женщин на высоком каблуке были ошибочно классифицированы как мужчины (напомню, что ходили только женщины). Иными словами каблуки увеличивают дистанцию различия между мужской и женской походками.
  • Высокие каблуки подчеркивали типично женскую походку: меньшие, но более частые шаги; меньший сгиб коленей; бóльшая ротация таза и бедер; и бóльший наклон таза.
  • Высокие каблуки действуют на походку дифференцированно, как видно на графике, но во всех случаях индекс привлекательности растет с ростом каблуков.

Ученые считают, что феномен привлекательности высоких каблуков заключается в том, что они преувеличивают женственность походки. Катерина Медичи надеялась стать выше, но эффект был не от этого, а от ее ставшей необычной походки. Нормальная  женская походка сама по себе привлекательна, но высокие каблуки создают, что называется, сверхнормальный стимул. Такая походка подчеркивает, что женщина – очень хороший кандидат на продолжение рода (на подсознательном уровне, разумеется). В этом смысле это аналогично макияжу, который делает лицо красивее; бюстгальтеру, делающим грудь более заметной и другим способам достижения успеха в деле продвижения собственных генов. В этом исследовании не было задачи проверить влияние увеличения роста женщины за счет каблуков, но если и этот фактор работает, то сила шпилек окажется еще выше!

накладные плечи в женской одеждеНо главное: высокие каблуки – конгруэнтная эволюционной модели адаптационный трюк. Так, в 80 годы прошлого века в моде были накладные плечи в женской одежде уродливые штаны(как на фото выше), что делало женщин широкоплечими и снижало их женственность. Как результат, они канули в Лету. Сегодняшняя мода на штаны, как на картинке слева – такой же глюк моды, который обязательно исчезнет (и девушке слева даже не помогут высокие каблуки). Мода, по большей части, эфемерна, но мода, которая держится веками, означает что-то действительно важное.

Если кто-то придумает обувь, которая будет делать с походкой то же самое, что и высокие каблуки, но без них, и таким образом снизит и негативные стороны ношения и предубеждения некоторых женщин против них, то его ждет колоссальный успех. Женщины, надеюсь, никогда не устанут стараться быть молодыми, женственными и привлекательными!

Buss, D. M. (1989). Sex differences in human mate preferences: Evolutionary hypotheses tested in 37 cultures. Behavioral and Brain Sciences, 12(01), 1-14.

Dietz, P. E., & Evans, B. (1982). Pornographic imagery and prevalence of paraphilia. American Journal of Psychiatry, 139(11), 1493-1495.

Morris, P. H., White, J., Morrison, E. R., & Fisher, K. (2013). High heels as supernormal stimuli: How wearing high heels affects judgements of female attractiveness. Evolution and Human Behavior, 34(3), 176-181.


Возвращение коричневых

Porsche 911Казалось бы, это цвет ушел и должен был это сделать. Кроме, как считалось, его непривлекательности и неликвидности, у него — повышенная «аварийность» (число аварий автомашин с такими цветом, наряду с зелеными и черными, в два раза более белых машин). Тем не менее, почти все ведущие производители начали эксперименты. Как говорят эксперты, коричневый цвет передает комфорт и аутентичность: подумайте о хорошем кофе, изысканном шоколаде, дереве ценных пород. Это ценится как приближение себя к натуральности, долговременности, и дорогой традиционности (Bret, 2012).

Согласитесь, смотрится действительно необычно красиво.

BMW x6

Rollsroyce GhostBret, B. (2012). How brown became the red-hot color for new cars and trucks. Yahoo! Autos. 29 August 2012. http://autos.yahoo.com/blogs/motoramic/brown-turned-red-hot-color-cars-trucks-185920022.html?goback=.gde_4467833_member_156652900


Адель не модель

Адель на обложке октябрьского номера журнала Vogue UK, 2011Редактор британского издания Vogue Александра Шульман (Alexandra Shulman) призналась, что не понимает, какая обложка делает журнал бестселлером, даже после 20 лет работы редактором. Октябрьский номер 2011 года с певицей Адель на обложке был одним из самых плохих по продажам (Roberts, 2012). Но почему? Мы видим довольно красивое лицо певицы, которая сейчас имеет огромную популярность. Фигура ее, которая может кому-то не нравиться, здесь не показана. Есть у кого-то логичные и проверяемые гипотезы? Как можно было бы построить исследование, чтобы понять, в чем причина?

Можете почитать и здесь, в русском Rolling Stone.

Roberts, P. (2012). Popular Girls. Vogue. 17 May 2012. Retrieved from Vogue UK.