Tag Archives: сон

Совы, жаворонки и бабушки

ХадзаЕсть гипотеза, которая объясняет, почему люди живут после окончания репродуктивного периода, хотя, казалось бы, с чего бы и зачем? Эта «гипотеза бабушки» утверждает, что люди после окончания репродуктивного возраста, вступив в стадию бабушек и дедушек, помогают выживанию рода, нянчась с внуками.

Ну, это гипотеза, сколько их таких? Но недавно она получила подтверждение (или как бы подтверждение) в виде компьютерной модели — lenta.ru написала про это. А также подтверждение с другой, неожиданной стороны.

Дэвид Самсон с коллегами решил проверить другую гипотезу, гипотезу «часового». Она говорит о том, что в стаде животных всегда есть кто-то, кто не спит и может разбудить остальных в случае опасности. На людях ее специально никто не проверял. И вот ученые отправились в Танзанию, к племенам охотников-собирателей Хадза, которые живут в саванне Серенгети, в небрежно сделанных травяных хижинах. Они спят ночью, не выставляя никаких часовых, часто просто под деревьями, несмотря на то, что в округе обязательно бродят серьезные хищники.

Оказалось, что даже в небольшой групп из 30 человек всегда есть кто-то, кто не спит, в любое время дня и ночи. Самые ночные ребята – это молодежь, которая любит тусоваться допоздна, и старики, у которых уже проблемы с засыпанием. Другие наблюдения за племенами также показывают, что около 10% группы постоянно бодрствует (Сон, который мы потеряли), и это достигается только за счет большого возрастного спектра, иными словами, когда в группе есть все от мала до велика.

Разбросанные по людям титулы «совы» или «жаворонка» — звания, выданные эволюцией для выживания. Любой человек, если он «сова», и его за это упрекают, может гордо сказать, что он охраняет мир, пока тот безмятежно дрыхнет.

На фото — люди Хадза.

Geddes, L. (2017). Why people sleep at different times. New Scientist,  N 3134, 15 July 2017.


Стратегии обучения и организации

Как мы учимсяНедавно вышли пара книжек – одна про эффективные стратегии обучения, а другая – про организацию своей работы или учебы. Первая написана научным журналистом, вторая – ученым, автором бестселлера This is Your Brain on Music. Я решил объединить некоторые из рекомендаций и те, о которых я ранее писал, в один список. Разумеется, он не исчерпывающий, и никогда таковым не будет.

Многие наши представления о методах обучения – неправильные, неэффективные и основаны на старинных или странных гипотезах. Средневековое представление о правильной учебе представляет образ монаха, сидящего над толстыми фолиантами в своей келье, трудами которые надо штудировать, заучивать и читать очень внимательно. Поэтому если вы учитесь иначе, и этот образ есть в голове, вам кажется, что вы учитесь неправильно, это вызывает напряженность, и убивает всякое желание учиться.

Мозг учится постоянно. Добывание информации из окружающего мира – постоянное занятие, которое нужно мозгу для понимания происходящего вокруг и выстраивания прогнозов о будущем. Если все понятно и предсказуемо, то мозг доволен. Если вы заняты какой-то важной темой, он может работать точно также и на нее: есть смысл отвлекаться от нее, и переключать внимание на другие занятия. Мозг все равно будет над ней работать и находить соответствующую и оригинальную информацию по этой теме в самых неожиданных местах.
Про отвлечения я ранее писал: Отвлечение от задачи улучшает качество решения.

Отвлекаться с умом. Стоит попробовать и контролировать себя в интернете, и не проверять почту каждые 10 минут, а выделить для этого, допустим, три периода в день: утром, в обед и вечером. Те, кто пробовал отключать интернет или хотя бы ФБ, знают, как много можно сделать, если не отвлекаться слишком часто.

Эффект Зейгарник. Его знают все, он многократно подтвержден экспериментально, и им надо активно пользоваться – незавершенное дело запоминается нам лучше, чем завершенное. Когда процесс или дело не окончено, мозг держит его в фокусе и ищет соответствующую информацию, чтобы закрыть процесс.

Интервалы. Интервальное повторяемое обучение лучше одноразового, когда человек пытается за один присест освоить новую информацию.

Смена места обучения – прекрасная возможность дать мозгу побольше ассоциативных связей. Тот же предмет в новой обстановке дает возможность взглянуть на него по-новому.
Гиппокамп, регион мозга, ответственный за работу памяти, оперирует многими ее видами. Поэтому наш мозг знает не только то, что мы учили, но и где и когда это происходило. Если чередовать условия учебы или работы, то в нужный момент достаточно зайти в комнату, или даже просто вспомнить место и время, когда вы учили что-то, как и другие виды памяти будет активироваться. Есть интересный феномен с глаголами по этому поводу – Несовершенные глаголы счастья.

Забывание – нормальный процесс. Концепция желаемых трудностей говорит о том, что когда мы забываем что-то, это происходит для определения важности какого-то знания. Забывание, по сути, говорит нам: так ли необходимо это вспоминать? Если это не важно, мозг бросает задачу, но если вы настаиваете, то мозг начинает воспринимать ту информацию как важную, и укрепляет нейронные связи, обслуживающие ее. Поэтому эта трудность желанна – повторяя, то, что мы забываем, мы укрепляем память о них.

Кроме того, забывание – своего рода фильтр для спама, помогающий блокировать ненужную или конкурирующую информацию. В противном случае у нас был бы хлам в голове. Если вы засели за трудный материал, и на следующий день можете вспомнить лишь какие-то фрагменты – это нормально. Если вы возьметесь за него снова, ваш мозг будет понимать, что это важно и будет воспринимать информацию уже несколько иначе, и строить понимание материала.
Кстати, иногда помогает закрывать глаза, чтобы вспомнить, я про это писал.

Проверяйте свои знания. Устраивать тесты по полученным знаниям сразу или днем позже – прекрасный метод для запоминания и лучшего понимания. Вопросы, на которые ответы не получены, заставляют мозг обратить на них больше внимания в следующий раз, когда будет повторяться текст.

Перцептуальное знание – это метод, когда вы просматриваете большой объем информации очень быстро, давая ответы, которые вы, по сути, не знаете, и тут же получаете обратную связь.
Это позволяет выстраивать интуицию с самого раннего этапа обучения. Например, вам показывают доску с шахматной задачей и вы должны быстро дать ответ из трех вариантов. Если вы угадали, то вы получите положительную обратную связь. Если нет – правильный ответ. Кажется бессмысленным, но мозг в это время учится, подсознательно и автоматически; процесс называется имплицитное обучение. Вы еще не знаете сознательно, что вы делаете, но мозг начинает распознавать паттерны. Пройдет еще много времени, пока вы начнете понимать уже и сознательно, что вы делаете. Если вы можете выстроить свое обучение таким образом, вы получите мощнейший метод.

Другие примеры, для понимания: например, вы смотрите на множество картин десятка художников, и вам предлагается три варианта ответа. Через сотни повторений таких действий вы сможете уверенно и мгновенно отличить Моне от Мане (даже те картины, которые вам не показывали в процессе учебы), не понимая еще, как вы это делаете. Именно это показало одно исследование – такой метод обучения оказался лучше и быстрее детального ознакомления с каждой работой одного художника, а затем перехода к другому.

Эту идею можно воплотить во флеш-картах и по собственному опыту могу сказать, что она работает – повторение, повторение и повторение неизбежно ведут к пониманию. Такая же картина происходила, когда я учил запахи. Вообще ошибаться – прекрасно и если вы поймете это, то сами будете искать возможностей ошибаться, потому что без него не происходит никакого обучения.

Делайте перерывы – каждый час прерывайтесь на 5 минут. Техники типа помодоро тоже неплохи. Перерывы, как бы они не казались со стороны, помогают эффективнее использовать время. Дополнительные часы переработки часто приносят лишь плоды, которые можно получить и за 20 минут нормальной работы.

Организуйте дела. Создавать список дел в виде флеш-карточек – и сортировать их по важности – это может быть гораздо эффективнее листа, где все дела расположены в одном пространстве. У вас есть легкость перетасовки и раскладывания дел по новым критериям в любое время.

Определяйте заранее, сколько на какую задачу потратить времени. Так вы будете понимать, сколько реально времени уходит на какие-то задачи. Это открывающее глаза упражнение.

Запишите логику. Когда мы принимаем решения, то за ними, как правило, стоит четко выраженная логика, но она имеет тенденцию забываться со временем, и это нормально. Но однажды вы сидите с партнером и думаете: а почему мы решили тогда делать так, а не эдак? И вы мучительно пытаетесь вспомнить те причины. Прекраснее всего записать причины важных решений. Я обратил на это внимание несколько лет назад, и с тех пор стараюсь так и поступать. Это прекрасно, позволяет сэкономить время на обдумывание одного и того же несколько раз. Кроме того, это воспитывает мышление.

Zurich_swingsСон – самое лучшее, бесплатное и без побочных эффектов средство для улучшения когнитивных способностей. Если у вас есть нужда и возможность поспать днем хотя бы полчаса, то вы сразу после него улучшите работу своего мозга. Не случайно в Google и других продвинутых компаниях есть комнаты для сна в рабочее время.
Отдыхайте, когда есть возможность. Не надо путать время работы с развлечениями – это глупо, выбравшись на природу, и, вместо того, чтобы пинать мяч и свершать разные глупости, люди начинают говорить о работе.

В общем – учитесь так, как вам удобно, подвергайте сомнению стереотипы о том, как надо учиться, узнавайте и пробуйте новые методы.

Levitin, D. J. (2014). The organized mind: thinking straight in the age of information overload. New York: Dutton/Penguin Random House.

Carey, B. (2014). How we learn: the surprising truth about when, where, and why it happens. New York: Random House.


Сон, который мы потеряли

как спали наши редкиТысячи исследователей на протяжении десятков лет изучают сон человека, но он по-прежнему хранит много тайн. Историки показывают, что наше отношение ко сну и сам сон в прошлом не были такими, как сегодня. Вы узнаете нечто весьма интересное, и, в следующий раз, когда вы проснётесь посреди ночи, вы будете чувствовать, как меняется ваша жизнь.

В недавнем интервью, Гарретт Салливан, профессор английской литературы Пенсильванского государственного университета, рассказывал о том, как в Шекспировские времена люди относились ко сну. В те времена сон оценивался чаще не с физиологической точки зрения, а с этической, причём довольно негативно. Сон противопоставлялся бдительности, насторожённости и готовности к действиям. Такое отношение восходит ещё к древнеримскому врачу Галену, показавшему, как четыре элемента (хумора), определяют характер человека. Сон, согласно этому представлению, вызывался флегмой, поднимающейся из желудка в голову. Флегматичный человек также оценивался этически негативно – он ближе к животным: ему лишь бы поспать да поесть, прям как собаке.

Сон лишает разума, сознания, и способности управлять своими желаниями. Подремать – значит проявить слабость. В Гамлете, короля, задремавшего после обеда, отравляет его брат, залив в ухо яд. Никто не спорит, кто злодей в этом акте, но король сам поступил опрометчиво, с точки зрения средневековой морали. Фальстаф, герой нескольких пьес Шекспира, проходимец и плут, часто спит в самые неподходящие моменты и это лишь подчёркивает его характер.

Для такого отношения были все основания – ночь всегда таила в себе больше опасностей, чем день, она скрывала темнотой всё, что было аморально или преступно. Ночная стража была необходима для безопасности поселения. Момент, когда стражники засыпают, очень часто был кульминационным во многих средневековых произведениях.

До сих пор этическая оценка сна носит следы такого отношения – заснуть на работе, в свою смену или за рулём – это, как минимум, некрасиво, а то и опасно, как для самого человека, так и для окружающих. «Проснись, сколько можно спать»? – можно услышать сегодня. Читая биографии известных людей, политиков или бизнесменов, мы, скорее всего, найдём там упоминания, что их успех и невероятная трудоспособность были возможны за счёт краткого по времени сна. Этическим идеалом было бы отсутствие сна вообще. У Шекспира Генрих IV и Генрих V преподаются как истинные монархи, которые не спят. Вспомним легенды о Сталине. Долг короля бодрствовать, думая о стране, а уж низкорождённые могут предаваться аморальному сну — практически готовая политическая теория сна.

Однако история хранит тайны куда более интересные.
Томас Вир, доктор клинической психологии при Национальном институте психического здоровья США, изучал влияние света и сна на сезонную депрессию, и понимал, что исследований недостаточно. В феврале 1991 года 15 мужчин были приглашены для эксперимента. Они должны были приходить в лабораторию к пяти часам вечера (солнце садилось в пол шестого вечера), где лаборанты увешивали их различными датчиками, а затем, в шесть часов вечера, отправляли спать в тёмные, без любых источников света, комнаты на 14 часов. Комната открывалась только в 8 утра, и так продолжалось каждую ночь в течение четырёх недель.

В первую ночь все спали около 11 часов, но в ходе последующих недель сон укорачивался. Помимо нормы в восемь часов, за месяц люди вернули себе дополнительно 17 часов недосыпа. Это показывает, что «сонный долг» невозможно отдать за пару выходных или даже за 10 дней отпуска. Люди спали, высыпались и были, в целом, вполне довольны. А в начале третьей недели начало происходить нечто неожиданное…

Американский историк Роджер Экирх из университета Вирджинии, который занимался темой ранних колонистов Америки, увлёкся одним вопросом: он хотел знать, как проводили ночи в прошлом. Поиск ответов увлёк его почти на 20 лет. Экирх проводил много времени в библиотеках, нанимал переводчиков для чтения старинных манускриптов на итальянском, немецком, японском и других языках.

Ночь в средние века оказывалась невероятно насыщенной культурной жизнью, отличной от дневной, со своими обычаями и ритуалами. Одна из тем, которую Экирх не хотел трогать – это сон. Но он не мог избавиться от странностей, которые то и дело попадались в старинных книгах, дневниках и записок: упоминаний о первом и втором снах! Примечательно, что авторы говорили об этом, как о нечто само собой разумеющемся, не вдаваясь в объяснения, что это такое.

Так, например, в стариной английской балладе (датируемой как минимум 17 веком) «Старик Робин из Портингейла» говорится: «От сна проснувшись первого, напиток тёплый выпей, и, пробудившись от второго, увидишь, как твои печали утолились» (перевод мой).

Роберт Луи Стивенсон, автор «Острова сокровищ», также описывает необычные ощущения единения с природой, когда спал таким сном на свежем воздухе в своих походах.

Уильям Уодд, английский хирург 19 века, писал: «Я знал людей, которые никогда не позволяли себе второго сна. Один джентльмен, считая, что второй сон вреден, вставал, как только просыпался, в любое время, зимой или летом».

Известный английский врач семнадцатого века Тобиас Венер советовал: «Студенты должны заниматься ночью, но только после первого сна, когда освежатся».

Экрих нашёл свидетельства такого сна даже в «Илиаде» и «Одиссее» Гомера, а это восьмой век до нашей эры. После сотен таких ссылок в старинных документах у Экриха стала собираться картина обычной практики сна со давних времён до индустриальной революции. Люди засыпали обычно около девяти часов вечера, просыпались около полуночи, проводили пару-тройку часов, а затем засыпали вновь. Заснуть вечером и проснуться только утром было редкостью, свидетельством сильной усталости.

Промежуток между первым и вторым сном был занят делами не только у студентов. Для крестьянина это было единственное время, когда ему не надо было заниматься дневными делами, а знать полагала, что именно ночью все эти простолюдины творят свои преступления, козни и воровство. «У ночи нет стыда», гласила старинная пословица. Церковь видела в промежутке между первым и вторым сном возможность для дьявола завладеть умами и душой человека, требовала посвящать это время молитвам, и даже выпускала особые для такого времени молитвы.

Люди в это время часто ходили к соседям, делали небольшие дела по хозяйству, крестьяне действительно воровали с чужих полей и садов, но, в основном, даже не вставали с кровати, разве что сходить в туалет. Они поворачивались к супругам и занимались сексом. Французский доктор XVI века Лорен Жубер полагал, что именно этот период и позволял крестьянам рожать так много детей – после работы человек приходил предельно уставший, и первый сон освежал его и придавал силы. Считалось, что секс поле первого сна – самый лучший. Закончив, люди либо сразу засыпали, либо говорили друг с другом какое-то время. Другие учёные полагали, что люди в это время мечтали и строили планы, ибо для обычного человека это были единственные спокойные часы.

Эпоха просвещения принесла с собой чай и кофе, а позже — искусственное освещение, которого становилось с каждым годом все больше и доступнее, делая ночь ярче и ярче. Сначала это касалось только состоятельных людей, и некоторые из них уже знакомились с бессонницей: знаменитый писатель XVIII века, Сэмюэл Джонсон, по ночам читал и писал книги, пил крепкий чай, и не мог заснуть, о чем свидетельствуют его дневники. К середине XIX века крупные города уже отказывались от старого образа сна. Тысячи лет разделённого на две части сна в темноте и покое, в немалой степени повлиявшего на нашу культуру, в ходе всего лишь нескольких десятилетий уступили свету. Сделав ночь днём, технологии изменили нашу психику и культуру. Искусственный свет украл у нас часть фантазий и мечтаний.

Представьте удивление Экриха, когда в 1995 году, он случайно прочитал об эксперименте Томаса Уира в газете «Нью-Йорк Таймс»: 15 молодых мужчин на третьей неделе перешли именно на такой режим сна!

Джефф Уоррен, автор книги об изменённых состояниях сознания, посвятил одну главу такому сегментированному сну. Он отмечает, что сегодня такой паттерн считается нарушением сна, а вполне может быть, это наш организм случайно вспомнил выработанный тысячами лет привычный режим. Поразительно другое, как отмечает Уоррен, – закрытые на 14 часов, люди спали к третьей неделе около восьми часов, а шесть часов они проводили на кровати, глядя в потолок, и никто из них даже не пожаловался на скуку или бессонницу! Доктор Вир сказал ему, что, вероятно, эти часы не были бодрствованием в прямом смысле, а люди находились в необычном состоянии, что подтверждалось записями электроэнцефалографа. Пробуждение же показывало характеристики, схожие с теми, что возникают у медитирующего человека.

Джефф Уоррен решил испытать это на себе – у его родителей был домик в лесу, в двух часах езды от Торонто, и в ноябре, когда темнота длится 14 часов, было самое подводящее время. Он поехал в домик, начав трёхнедельный эксперимент. В первый же день солнце село в пять часов вечера, а в полшестого ужа была непроглядная тьма. Джефф решил лечь спать в семь вечера, а встать в семь утра. Он пользовался только свечкой, а её яркости в один люкс недостаточно, чтобы нарушить ход биологических часов. В первую ночь ему удалось сразу заснуть минут на 30, чтобы затем мучиться, не вставая до 11, когда он вновь уснул и проснулся в семь утра.

Днём Джефф рубил дрова для печки, ходил на озеро, делал пробежки и писал статьи. Погода ухудшалась: лил дождь или шёл снег, и порой ему приходилось проводить весь день внутри. У него появился голод на свет — ноябрьское солнце не слишком баловало его. Он стал замечать некоторые признаки сезонной депрессии: раздражение, подозрительность, и отчаяние. В первую неделю Джефф так и спал – засыпал с трудом в 11, а просыпался в семь, сразу после восхода солнца.

Начиная со второй недели, Джефф стал засыпать раньше, и просыпаться в три-четыре часа утра. Он лежал где-то около часа, перед тем как вновь погрузиться в небытие. Ничего особенного он не ощущал. Девятая ночь была совершенно другая – он понял, что проснулся, но не был точно уверен в этом: все казалось странным, тело было тяжёлое, мысли были о только что увиденном сне, прокручивая все его мельчайшие детали. Молодой человек смотрел на цифровые часы и наслаждался своими ощущениями, целых два часа, пока не погрузился в следующий сон.

К концу второй недели это стало нормой – сны, на которых он просыпался в середине ночи, словно продолжались, делая его зрителем и участником одновременно, а мысли и тело были в непривычной гармонии спокойствия и блаженства. Джефф также обнаружил, насколько хрупкое это состояние, если пытаться что-то делать: записать мысли на диктофон или строить планы на следующий день.
Третья неделя внесла новые изменения – теперь он просыпался чаще, и какие-то пробуждения длились секунды, и это было приятно, во всех смыслах. Ему снились сны, и он думал о них, и не мог различить одного от другого. Днём он ощущал необычную лёгкость, бодрость и ясность ума. Он пережил незабываемые впечатления, но город позвал его обратно и вовлёк в привычный ритм…

Режим сна невероятно пластичен. Каждый из нас проходит его разные стадии: когда мы рождаемся, наш сон многофазный – мы чередуем сон и бодрствование короткими интервалами. Становясь старше, наш сон ночью удлиняется, а день полон кратких «тихих часов». И только становясь взрослыми, мы переходим на один непрерывный ночной сон.

Для народов, которых цивилизация ещё не заключила в свои объятия, быть бдительным так же актуально, как и для средневекового европейца. Пидаха, племя индейцев из амазонских джунглей, желая спокойной ночи, часто говорят: “Не спи, тут змей полно». Темиары и Ибаны из Индонезии, Аче из Парагвая, !Кунг из Ботстваны, Эфе из Заира, и множество других племён, спят очень гибко, сегментированным сном. Они спят тогда, когда устали: в любое время дня и ночи, как минимум, десять процентов людей спят. Ночь в их селениях всегда живая – четверть племени не спит, люди готовят еду, смотрят на костёр, любуются звёздами, любят друг друга, разговаривают и смеются.

Как сказал один мудрец: «День учит нас тому, кем мы должны быть, а ночь – тому, кто мы есть». Доктор Вир говорил, что в режиме сегментированного сна, люди отмечали, что их дни стали насыщенными, цвета ярче, обоняние острее, а сознание – кристально ясным. Он задумчиво сказал, что может быть, никто из нас по-настоящему не знает, каково это быть полностью проснувшимся?

Аngier, N. (1995). Modern life suppresses an ancient body rhythm. The New York Times, Published: March 14, 1995.

Ekirch, A. R. (2001). Sleep we have lost: Pre-industrial slumber in the British isles. The American Historical Review, 106 (2), 343- 386.

Everett, D. L. (2008) Don’t Sleep, there are Snakes, Pantheon Books.

Friedman, R., A. (2006). Sleep disorder? Wake Up and Smell the Savanna. The New York Times, March 14, 2006.

Smolensky, M. H., & Lamberg, L. (2000). The body clock guide to better health (1st ed.). New York: H. Holt.

Stampi, C. (1992). Why we nap: evolution, chronobiology, and functions of polyphasic and ultrashort sleep. Boston: Birkhäuser.

Warren, J. (2007). The Head Trip: Adventures on the Wheel of Consciousness. Toronto: Random House Canada.

Лекция Роджера Экриха: источник


О майнд-машинах

Майнд-машинаВы садитесь в удобное кресло, надеваете специальные непрозрачные очки, и наушники, закрываете глаза, включаете небольшой проигрыватель и тут же оказываетесь в невероятном по насыщенности и яркости мире цвета. Фантастические образы создаются и исчезают, как в калейдоскопе, не оставляя вас ни на секунду, а странные звуки в наушниках словно уводят куда-то, сначала заставляя иногда просто сжиматься в кресле. Вы полностью отдаетесь в этот стремительный мир, и время летит незаметно, а когда вы через несколько минут снимаете очки и открываете глаза, у вас ощущение что вы побывали в совершенно другом мире. Вы только что попробовали в действии майнд-машину.

Майнд-машинами называют устройства для фото и аудио стимуляции. Типичный образец – это мобильный прибор с микропроцессором, подающий сигналы на очки со встроенными светодиодами, как правило, трех цветов – красного, зеленого и синего; также есть выход на наушники. В приборе имеются достаточно много встроенных программ и есть возможность создания новых. Прибор также выдает звук на наушники. Светодиоды в очках достаточно яркие, пользователю рекомендуется закрыть глаза, поскольку свет может эффективно проходить через закрытые веки.

Сессия может длиться о нескольких минут до часа. Рекомендуется устроиться удобнее, и, надев очки и наушники, погрузиться в царство света и звука. Для тех, кто делает это в первый раз, калейдоскоп цветных живых и ярких картин действительно создает феерическое ощущение. Вкупе с необычными звуками из наушников сложно думать о чем-то ином, чем следовать за увлекающими картинами.

Встроенные в устройство сессии различны по своим направлениям и обещают: отдых и глубокое расслабление, энергию и бодрость, ускорение обучения, повышение творческих способностей, программы для быстрого засыпания, медитативные, и различного рода лечебные программы.
Производители и продавцы майнд-машин заявляют о поразительных результатах таких сессий на поведение человека. Они говорят о многочисленных научных исследованиях, обнаруживших, что светозвуковая стимуляция улучшает кровоснабжение мозга, способствует росту новых синапсов, даже увеличивает массу мозга. Такие изменения неизбежно ведут к тому, что у пользователя:

  • снижается уровень стресса,
  • происходит глубокая релаксация,
  • нормализуется давления,
  • повышаются умственные способности, и растет IQ,
  • улучшаются все виды памяти,
  • ускоряется обучение,
  • снижается уровень депрессии и тревожности,
  • происходит избавление от зависимостей,
  • снижение болевых ощущений,
  • повышается иммунитет,
  • улучшается сон.

Список поистине потрясающий, и если хотя бы половина из него соответствует действительности, нам следует немедленно покупать майнд-машины.

Теоретическая концепция, которая стоит за процессом стимуляции, проста, и говорит о том, что определенная частота звука и мигания света перестроит электрическую активность мозга и заставит ее следовать навязываемой частоте. Иными словами, если мы выдаем на очки 15 Гц, что соответствует альфа ритму, то мы увлекаем мозг создавать такую же частоту. Это так называемое вовлечение, тенденция двух процессов замкнуться в цикле, так, чтобы они были в гармонии. Светозвуковое вовлечение – это когда свет или звук, или их комбинация постоянно воздействуют на сенсорную систему человека, и электрическая активность коры его головного мозга начинает повторять эти паттерны света или звука. Электрическая активность – само по себе отражение деятельности мозга, и таким образом, светозвуковая стимуляция меняя ее, должна приводить к измеряемым изменениям в поведении.

Почти сто лет назад было отмечено и зарегистрировано, что включение и выключение света с определенной частотой приводило к изменениям альфа-ритма у человека. Позже было обнаружено, что цвета света также по-разному влияют на эти изменения. Вовлечение действительно происходит, но не всегда и не во всех регионах мозга, по-разному для света и звука.

Итак, что же известно науке на сегодняшний день? Исследований проведено довольно много, но нет ни одного клинического исследования по «золотому стандарту» — с двойным слепым контролем, с контролем плацебо и рандомизированное. Подавляющее большинство экспериментов, хоть и показывают результаты, грешат методологическими проблемами различного рода. Так, некоторые не указывают характер воздействия и частоты, что не дает возможности их воспроизвести. Другие используют измерения спорного характера, что заставляет усомниться в эффективности воздействия вообще. Тем не менее, вот некоторые результаты, которые, с одной стороны, внушают оптимизм, а с другой стороны, к которым следует относиться скептически:

• Уменьшается электромагнитная активность кожи, что свидетельствует о снижении мускульного напряжения;
• Уменьшается кортизол в слюне, что служит признаком снижения стресса и напряженности;
• Краткое воздействие, менее 5 минут, ведет к такой десинхронизации альфа-ритма, а более длительное – к дремоте и разнообразной альфа-тета активности. Воздействие более 10 минут производит трансоподобные состояния;
• Увеличивается содержание иммунорегулятора Hsp70, обеспечивающего защиту ротовой полости и верхней части желудочно-кишечного тракта;
• Увеличивается кровообращение в отдельных регионах мозга. Это может свидетельствовать об активации этих участков мозга;
• Есть предположения, что это может увеличить нейронную пластичность, потому что электрическая активность мозга регулирует синтез, секрецию и действия нейротрофинов, которые способствуют формированию новых связей между нейронами. Впрочем, это пока ничем не подтверждено.

Во всех этих находках и предположениях отсутствует причинно-следственная связь, не дающая нам право говорить о том, что изменения обусловлены именно характером воздействия. Сама электрическая активность в каком-то регионе может быть следствием каких-то процессов мозга, и создание ее путем стимуляции не обязательно приведет к возникновению таких процессов. Это можно сравнить, если вы кинете камень в море, и создавшиеся круги на краткое время изменят вид поверхности на небольшом участке. Говорить о том, что бросок камня изменил поведение моря, будет преувеличением.

Майнд-машина в действииНапример, что касается улучшения памяти и усиления креативности – эти данные основаны всего на нескольких экспериментах, чей дизайн и методология оставляет желать лучшего. Тем не менее: даже к пожилых людей улучшилась память, при воздействии с частотой 10Гц. В другом эксперименте одной группе студентов предлагались сессии по 15 минут, с частотами от 14Гц до 22Гц, один раз в день, в течение шести недель. У них увеличилось производство альфа-волн в правом и левом полушарии во фронтальных регионах, и улучшилась академическая успеваемость, в сравнении с контрольной группой. Предположительно, именно частота в 14 Гц сыграла роль, но это точно неизвестно, опять же, из-за небрежного дизайна эксперимента.

Исследователи проверяли, как долго сохраняется эффект от светозвуковой стимуляции. Вопреки утверждениям продавцов, что он длится от одного до трех дней, лишь некоторые исследования обнаружили сохранения ритма на 20 минут. Это происходило при бета-вовлечении в 22Гц, а альфа-ритм исчезал практически сразу же после остановки сессии. Стоит заметить, что, если эффект может длиться даже 20 минут, это колоссальный феномен, потому что при длительных тренировках он может возрастать и усиливаться. Опять же, пока это научно не доказано.

Что интересно, вовлечение звуком кажется чуть эффективнее светового. Из-за того, что диапазон слышимых частот человека находится в пределах от 20Гц до 20,000Гц, а цель чаще ставится использовать ритм частот ниже, соответствующих ритмам мозга человека, то используются бинауральный подход. Бинауральные тона – это создание фантомной частоты, разницы между частотами подаваемого звука по одному и по второму каналу. Эта разница создает модулируемый по амплитуде звук. Возможность этого обнаружил еще в 1839 году германский ученый Дав. Если мы хотим создать частоту звука в 7Гц, то на левое ухо мы можем подавать 110Гц, а на правое – 103Гц, или, 400Гц и 407Гц. Мозг получит внутри частоту звука в 7Гц, но не услышит его, в прямом смысле слова.

Клинические исследования стоят сегодня сотни тысяч долларов, и желания потратить время и деньги для выяснения преимуществ открытой технологии, результатами которой могут воспользоваться все, ни у кого в нашем капиталистическом мире нет. Характер и число научных исследований в этой области едва ли существенно изменятся – сама технология оставляет недостаточно степени свободы и контроля, а новые технологии влияния на человеческий мозг, напротив, развиваются и получают как финансовую, так и научную поддержку. Скорее всего, этот способ влияния на собственный мозг так и останется не до конца исследованным, плавно переходя в историю психологии.

Если вы все же хотите поэкспериментировать с этим методом, учтите следующее:

  • Есть серьезные противопоказания использования майнд-машин: у людей с историей эпилептических припадков, это метод с большой вероятностью может вызвать приступ. Были случаи припадков у абсолютно здоровых людей, в первый раз. Что характерно, вызывались они исключительно от светового воздействия, а данных о том, что звук может вызвать приступ, нет.
  • Не стоит рисковать и больным сердечными заболеваниями, людям, принимающим стимулянты, психоактивные вещества или транквилизаторы (включая алкоголь), больным глаукомой и некоторыми другими глазными заболеваниями.
  • Вряд ли разумно экспериментировать с методом при беременности и при расстройствах психики любого рода.

Поле для исследований – поистине безграничное, так мало изучено и так много можно сделать! Не стоит ожидать мгновенных результатов от одной сессии – как правило, те, кто замечал какие-то изменения, занимались ежедневно, в течение многих недель.

Сравнение методов показало, что лучше комбинировать звуковое и зрительное воздействие, в удобной позе, и с закрытыми глазами. Стоит иметь в виду что эффект вовлечения, если оно состоялось, может продолжаться после окончании сессии какое-то время, то есть следует воздержаться от активных действий и вождения машины какое-то время.
Некоторые люди не могут переносить такое воздействие, это их пугает, настораживает или вызывает неприятные ощущения. Не стоит их переубеждать и попробовать еще раз: как правило, чувство любви или ненависти к такой стимуляции возникают мгновенно.Майнд-машина в действии

Визуальное вовлечение – возможно самый лучший способ вызывания гипнагогии, состояния между сном и бодрствованием, сопровождающееся неподвижностью тела и яркими визуальными образами, и иногда со слуховыми галлюцинациями. В этом состоянии, как утверждается, на ум приходят креативные идеи, озарения и решения задач, происходит улучшение обучения и другие интересные феномены. Само состояние все еще недостаточно изучено наукой, и окутано мистическими и пленительными тайнами, и если хотя бы десятую часть из обещанных эффектов можно достигнуть с помощью этого метода, то это вполне оправдает стоимость майнд-машины для человека, устремленного к саморазвитию.

Fábián, T. K., Kovács, K. J., Gótai, L., Beck, A., Krause, W.-R., & Fejérdy, P. (2009). Photo-acoustic stimulation: theoretical background and ten years of clinical experience. Contemporary Hypnosis, 26(4), 225-233. doi: 10.1002/ch.389.

Vernon, D. (2009). Human potential: exploring techniques used to enhance human performance. New York, NY: Routledge.

Редакционная версия этой статья была напечатана в июньском номере журнала Наша Психология.

Фотографии из короткометражного фильма о курсах по развитию когнитивных способностей в тренинговом центре Баттлер, Алматы, 2011.


Подмена реальности

Кадр из фильма НачалоПомните фильм «Начало» (Inception) с Ди Каприо в главной роли? Там герои не могли отличать реальность от сна. Доблестные японские ученые из института по изучению мозга RIKEN (Suzuki, Wakisaka, & Fujii, 2012) проделали серию потрясающих экспериментов, имитирующих такие ситуации. Суть в том, что человеку со шлемом на голове и в наушниках, показывали либо записанные ранее сцены, либо прямую трансляцию, причем шла синхронизация с поворотами головы человека, так что он не мог понять, что происходит на самом деле, а что нет.

Статья находится в свободном доступе и я рекомендую вам прочитать ее, хоть она и на английском. Там есть и видео, показывающее, как все происходило.
Первый эксперимент прекрасно проиллюстрирован комиксом, и это само по себе отличный пример улучшения качества научных статей.

Комикс, показывающий, как проходил один из экспериментов
Suzuki, K., Wakisaka, S., & Fujii, N. (2012). Substitutional Reality System: A novel experimental platform for experiencing alternative reality. [10.1038/srep00459]. Sci. Rep., 2.

Статья с иллюстрациями и фильмом:
http://www.nature.com/srep/2012/120621/srep00459/full/srep00459.html


Пробуждение сознания

Пробуждение сознанияТе, кто приходил в себя после анестезии, могут помнить, как постепенно возвращается сознание и ориентация в пространстве, времени и событиях. Финские и американские ученые провели очень интересное исследование того, как именно это происходит (Långsjö et al., 2012).

Зарождение сознания, вероятнее всего, связано с активацией глубинных, примитивных структур мозга, нежели эволюционно более молодых корковых структур. Важность этого открытия заключается в том, что если вы заглянете в любой учебник, то вы найдете там описание того, что вместилищем сознательных процессов являются лобные корковые доли. Активации таких регионов и ожидали увидеть ученые, однако это оказалось не так. А оказалось, что до того как возникают какие-то процессы в коре, сознание должно сначала активироваться в лимбической системе.

20 молодых здоровых участников эксперимента были усыплены дексмедетомидином (dexmedetomidine) или пропофолом (propofol) и просканированы при пробуждении. Бессознательное состояние, производимое дексмедетомидином, наиболее близко по характеристикам к нормальному физиологическому сну, потому что его можно прервать легкой встряской человека или голосом. Пропофол работает по другому, но пробуждение от него шло по такому же сценарию, что и от первого анестетика.

В связи с этим открытием становится понятно, почему замеры ЭЭГ с коры головного мозга не могут дать точной картины состояния человека, и не позволяют отличать сознательное состояние от бессознательного. Кстати, это объясняет, почему иногда врачам не удается узнать о том, что пациент в сознании во время операции, когда анестетики не срабатывают.

И хотя это открытие очень важно, мы все равно не понимаем, как и почему эти структуры мозга создают субъективное чувство бытия, осознание себя и окружающего мира – то есть то, что мы привыкли называть сознанием.

Långsjö, J. W., Alkire, M. T., Kaskinoro, K., Hayama, H., Maksimow, A., Kaisti, K. K., Aalto, S., Aantaa, R., Jääskeläinen, S. K., Revonsuo, A., & Scheinin, H. (2012). Returning from oblivion: Imaging the neural core of consciousness. Journal of Neuroscience, 32(14):4935-4943.


Одна из тайн сновидений

женщина спит и видит сныИнтересный вывод сделали ученые из Университета Кейптауна, в ЮАР (Malcolm-Smith et al., 2012). Одна из психологических теорий, теория симуляции угрозы, говорит о том, что наши сновидения обеспечивают нам преимущество в реальной жизни, создавая инсценировку событий угрожающего характера, когда мы можем потренироваться.  Инсценировка, как вы сами знаете, нешуточная – вы же не подозреваете, что вы спите, и вам кажется, что все реально и серьезно. По расчетам этих психологов, такого рода сновидения составляют около 20% всех снов. Из них удачный выход из ситуации угрозы составляет тоже около 20%. Иными словами 16% таких тренировочных снов заканчивается для нас неприятными моментами.

Однако команда обнаружила, что и теория, и люди сами слишком преувеличивают частоту таких снов. Скорее всего, нами движет не только страх, но и поиск вознаграждения. И, по подсчетам команды, сновидений, где мы стремимся к чему-то желанному, гораздо больше, чем когда мы убегаем от чего-то угрожающего.

Таким образом, по аналогии, можно предположить, что мы тренируемся получать желанное во сне. И если вам приснится что-то подобное, вы можете узнать что-то, что вы желаете, даже не подозревая об этом сознательно.

Malcolm-Smith, S., Koopowitz, S., Pantelis, E., & Solms, M. (2012). Approach/avoidance in dreams. doi: 10.1016/j.concog.2011.11.004. Consciousness and Cognition, 21(1), 408-412.