Tag Archives: способности

Разгадка Болеро

unraveling boleroВ детстве несколько раз во время острых инфекций был у меня горячечный бред. Я до сих пор помню характерный признак этого бреда – повторяющаяся снова и снова странная и пугающая визуальная мелодия. Что-то отталкивающее и одновременно притягательное.

А вспомнил я об этом на днях, и понял, на что он был похож мой бред, читая одну книжку (Brogaard & Marlow, 2015). Книга — о необычных способностях людей, и о том, что часть таких способностей возникает в результате повреждения мозга. Так, у одной женщины, Анне Адамс, внезапно обнаружился талант рисования. Она просто не могла не рисовать практически постоянно, и делала это мастерски. Однажды она обнаружила мелодию, которая стала ее наваждением. В конце концов, после тщательного ее изучения, она ее нарисовала. Картина остроумно названа Unraveling Boléro – дословно Разгадка Болеро, но перевод должен быть лучше, ибо в названии очевидная игра слов с именем автора Морисом Равелем. На картине (в начале статьи) изображен каждый такт этой мелодии.

Про интерес художницы к Болеро, и про другие ее картины больше написано в научной статье в журнале Brain (Seeley et al., 2007). Ссылка на полный текст.

Что Анне Адамс не знала в момент написания картины, что ее талант к рисованию обязан своим появлением болезни мозга — у нее уже начала развиваться лобно-височная деменция, и одно из ее проявлений – прогрессирующая афазия, в результате которой она через несколько лет потеряет способность говорить.

Как выяснилось, Морис Равель, к моменту написания Болеро, вероятнее всего, был болен тем же заболеванием. Он сам считал мелодию странной, без формы и развития. Есть байка, что во время ее премьеры в 1928 году в Opéra de Paris женщина крикнула ему, что он сумасшедший, и Равель ответил, что «вы единственная, кто понял это сочинение».

Конечно, я послушал Болеро после всего того «новыми» ушами, и понял, что эта мелодия мне всегда не нравилась, пугала меня слегка, но не понимал, почему. Она – пожалуй, лучшее выражение того моего детского горячечного бреда. Интересно, неужели Адамс или Равель, в результате болезни, начали чувствовать себя как в постоянном бреду?

А вам нравится Болеро?

Brogaard, B., & Marlow, K. (2015). The superhuman mind : free the genius in your brain. New York : Hudson Street Press.

Seeley, W. W., Matthews, B. R., Crawford, R. K., Gorno-Tempini, M. L., Foti, D., Mackenzie, I. R., & Miller, B. L. (2007). Unravelling Boléro: progressive aphasia, transmodal creativity and the right posterior neocortex. Brain, 131(1), 39-49.


Расставание с иллюзиями

свобода выбораДавайте поговорим про самую главную и загадочную иллюзию — иллюзию свободы воли.

Проживая в прошлом

Мы сознательно думаем о чем-то, строим планы, ставим цели и пытаемся их достигать, совершая поступки. Наши намерения двигают наши действия, определяют нашу жизнь, и мы в этом уверены. Однако эксперименты, проведенные в 1970-х годах прошлого века ученым-физиологом по имени Бенджамин Либет, показали, что дело обстоит несколько иначе (Libet, 2004). Эти простые наблюдения породили одну из самых сложнейших проблем современной науки.

Одна из современных версий эксперимента выглядит следующим образом: человеку надевают на голову шлем электроэнцефалографа и усаживают перед монитором компьютера. На экране — циферблат, с довольно быстро двигающейся стрелкой с делениями от ноля до 60. Человек смотрит на стрелку и слушает себя, и как только он почувствует желание нажать клавишу на клавиатуре, он это делает, а затем сообщает, на какой цифре была стрелка, когда это желание у него возникло. «Вот сейчас», — чувствует человек и нажимает кнопку. Он запомнил, что «сейчас» возникло, когда стрелка была на 50. Когда таких нажатий собирается много, вырисовывается удивительная картина.

Мозг, активность которого отслеживает ЭЭГ, начинает накапливать электрическую активность в регионе, отвечающем за моторные движения задолго до появления желания нажать кнопку – за полсекунды и иногда даже более, чем за 2 секунды. Иными словами, мозг начинает готовить наше действие задолго до того, как мы сознательно об этом узнаем.

Этот эксперимент, повторенный уже тысячи раз, и который можно провести в любой психологической лаборатории, открыл нам захватывающие дух перспективы, с которыми мы пока не знаем, что делать.

Либет проводил эксперименты на открытом мозге, пользуясь возможностями, которые ему предоставил его друг, нейрохихург. Во время операции по удалению части мозга по различным показаниям, нейрохирурги, стараясь сохранить наиболее важные функции, пробуют участки мозга слабыми электрическими разрядами. Пациент в это время находится в сознании и может говорить, что и где он чувствует. Либет обнаружил, например, что укол в мизинец регистрируется мозгом через 20 миллисекунд (одна пятидесятая секунды), а отмечается сознательно только через полсекунды. Но человек отдергивает руку быстрее, чем осознает укол. Без преувеличения можно сказать, что мы живем в прошлом, потому что все, что мы видим вокруг себя – это то, что уже случилось 50 или 500 миллисекунд назад. То, что происходит в текущий момент, еще потребует полсекунды, чтобы попасть в наше сознание.

Любимый пример психологов в этом контексте – теннис, когда перемещения мяча через сетку настолько быстры, что его просто невозможно отбивать, если сознательно обрабатывать его положения, траектории, скорость, позу противника, силу удара и проч. По сути, в Уимблдоне с таким же успехом могли бы играть и бессознательные зомби.

Кто знает, что мы сделаем

Посмотрим на некоторые эксперименты из этой же области: так, в одном исследовании (Soon et al., 2008) ученые могли с точностью в 60% предсказывать, какой рукой человек нажмет кнопку, за 10 секунд (!) до того, как человек сам это решал. Недавний эксперимент (Haggard, 2011) показал, что по активности всего 256 нейронов можно было за 700 миллисекунд с точностью уже в 80% предсказать намерение человека совершить движение.

Проведем мысленный эксперимент: скажем, машина, которая регистрирует активность нашего мозга, находится в бейсболке на нашей голове и передает данные в лабораторию (это, кстати, вполне осуществимо уже сегодня). Мы идем по городу, и вдруг решаем зайти в кофейню (на часах в это время было ровно 12 часов 32 минут 35 секунд), но компьютер узнал об этом от нашего мозга в 12 часов 32 минуты и 25 секунд, и так с каждой нашей мыслью, с каждым нашим поступком. Мы ощущаем полную свободу мыслей и выбора, но для наблюдателя в лаборатории наше поведение стало известно еще за 10 секунд до того, как мы решили зайти в кофейню. Он уже увидел, на какой стул мы сядем и какое кофе закажем. Он не видит в нашем совершенно сознательном поведении никакой свободы воли.

Зачем тогда нам необходимо сознание и что именно оно делает? Либет пытался «спасти» сознание, полагая, что его роль может заключаться в подавлении некоторых действий, инициированных подсознанием. Американский философ Дэниел Дэннет полагает, что даже если у нас нет контроля над нашими мыслями, они, тем не менее, наши, ведь они рождаются в нашем мозге. Свобода воли, пусть даже как иллюзия, все равно производится нашим мозгом. Наш мозг производит множество процессов, и лишь крохотную часть их них можно назвать осознаваемыми. Но говорить о том, что мы имеем отношение ко всему, что происходит под нашей кожей, будет ошибкой.

В нашем теле гораздо больше бактерий, чем человеческих клеток. 90% всех клеток – это бактерии типа E.coli и Lactobacillus, и еще тысячи других. Они выполняют весьма важные функции, но мы же не идентифицируем себя с ними. Если они сделают что-то плохое, например, заразят кого-то, должны ли мы персонально нести ответственность за это? Мы просто сосуществуем вместе, мы необходимы друг другу, но мы не можем знать, производят ли они влияние на нашу жизнь в меньшей или большей мере, чем наш мозг.

Представьте, однако, что означало бы иметь свободу воли. Пришлось бы учитывать все факторы, влияющие на наши мысли и поступки, и обладать полным контролем над ними (Harris, 2012). Иллюзия контроля как одно из проявлений свободы воли весьма сильна. Ее легко почувствовать в простом эксперименте: человеку говорят, что на экране будут появляться, скажем, красные кружочки. Какая-то часть из них – сама по себе, определяемая случайным алгоритмом, а другая часть – только после того, как он нажмет клавишу. Человека просят подсчитать, сколько раз кружочки возникали в зависимости от его действий. Человек не может поверить, когда ему сообщают, что все кружочки появлялись вне зависимости от нажатия клавиши – за несколько минут эксперимента у него выстроилась мощная причинно-следственная связь между нажатием клавиши и появлением кружочка.

Могли ли мы поступить иначе?

Популярное представление о свободе воли покоится на двух предположениях: первое, что мы – сознательный источник наших мыслей, намерений и действий в настоящем времени, и второе, что оглядываясь на прошлое, мы считаем, что мы могли бы поступить иначе, чем мы поступили. Оба эти предположения иллюзорны. Мы не можем доказать, что мы могли бы поступать в прошлом иначе. Те силы, которые привели нас к какому-то действию час или год назад, были доминирующими, и ничего не могло изменить их вектор. Утверждение «Я мог поступить иначе» заводит любого в философский тупик. Нет, мы не могли, и не можем доказать, что могли. Мы не можем выбирать то, что выбирать (вы не выбирали своих родителей, к примеру), но мы можем оказаться с результатами хорошего выбора, потому что так порой случается.

Представьте, что вы «сошли с рельсов» – вместо денег, яхты и виллы на море у вас есть лишь обшарпанный диван, ожирение, облысение, случайные заработки, у вас нет любимого человека или даже кошки, и почти не осталось друзей. Как вы дошли до этого, и кто ответственен за это? Сможете ли вы указать реальные истинные причины того, как вы оказались в таком положении?

Вы с ужасом и отчаянием смотрите на себя и решаете: «Довольно!» Вы беретесь за себя и пытаетесь бросить курить, сесть на диету, скрипя зубами, пишите резюме, и занимаете деньги на одежду, чтобы ходить на собеседования. Вы начинаете новую жизнь, но провал следует один за другим – на диете держаться не удается, курить хочется еще сильнее, и потенциальным работодателям вы неинтересны. Вы укоряете себя в слабоволии, и просите не сдаваться. И вот вы собираете все силы своей воли. Вы разрываете со всеми вредными привычками, начинаете новую жизнь, и открываете свой бизнес. И вдруг черная полоса сменилось белой, и дела пошли семимильными шагами! С вами уже жаждут встретиться самые интересные и успешные люди. Ваш телефон разогревается от звонков. Возможности одна другой лучше лежат пред вами.

Почему это случилось сейчас, и не случилось тогда, и годы вашей жизни были прожиты не самым желанным для вас образом? Если вы – хозяин своей жизни в полной мере, как вы вообще оказались в яме, из которой пришлось так долго выбираться, и как вы вообще смогли выбраться из нее? Вы могли бы поступить иначе месяц назад, или сейчас? Вы уверены?

Мы, наша сознательная часть – только незначительная часть огромного. Да, мы можем решить что делать, но мы не можем знать, что именно мы решим делать. Сила воли – биологический феномен, и чем раньше мы это поймем, тем понятнее нам станет, как себя вести в этой жизни. Попытайтесь изменить цвет глаз или свой рост, за один день, так же, как вы решаете вдруг изменить свою жизнь одним прекрасным утром – и посмотрите, что получится.

Эти размышления не призывают нас отчаиваться, напротив: мы не знаем, что мы можем сделать в данный момент, но мы можем попробовать. Если у нас получится, прекрасно. Если нет, мы можем попробовать еще – никто не знает, включая нас самих, на что мы способны и что придет нам в голову в следующий момент.

Что мы не выбираем

Наш выбор всегда результат предыдущих обстоятельств, контроля над которыми у нас никогда полностью не было и никогда не будет. Наши мысли могут быть вдохновляющими или депрессивными, и мы можем объяснять свою жизнь как угодно, и порождать бесчисленное количество версий, но не стоит пытаться объяснять это своей волей. Когда вы будете делать свой следующий выбор в жизни, подумайте о том, что вы не выбирали своих родителей, места и времени рождения, свой пол и цвет волос.

Расставание с иллюзией свободы воли, в самом деле, может стать самым важным шагом в жизни. Когда это приходит, отношение ко всему сразу же меняется. Иногда, весьма иронично: так, например, эксперименты показали, что когда у участников активировали отсутствие свободы воли, это приводило к увеличению агрессивности и нежеланию помогать ближним (Baumeister, Masicampo, & DeWall, 2009) или увеличивало вероятность использования шпаргалок на экзаменах (Vohs & Schooler, 2008). Студенты, участвующие в экспериментах, кстати, тоже не выбирали ни темы эксперимента (они просто не знали, о чем он), не выбирали, в какой группе окажутся, и не знали, как ученые будут манипулировать их поведением. И, конечно, они были уверены, что их последующее поведение – проявление их осознанного выбора, их свободы воли.

Но такие феномены — лишь мимолетное явление: самое интересное возникает позже. Парадоксально, но возникает ощущение реальной свободы, не фатализма, когда от тебя ничего не зависит, а какого-то нового здравого взгляда. Мы не знаем, что будет важно для нас завтра, или через час, а наши надежды и стремления уже не кажутся какими-то слишком уникальными. Это редкое наслаждение смотреть на мир в качестве зрителя кино с неизвестной развязкой, и видеть себя в главной роли, но никогда не быть уверенным в том, как этот герой поступит в той или иной ситуации.

Начинает открываться cерендипность (serendipity) — способность делать глубокие выводы из наблюдений, находить то, чего не искал намеренно. Наша ссора с любимым человеком случилась, возможно, не потому, что он, оказывается, такой бесчувственный, а потому, что у вас пониженный сахар в крови, в квартире холодно, или вы увидели аварию два часа назад на дороге. Мы — биологические марионетки своего организма, и если мы мысленно посмотрим вверх, мы «увидим» миллионы невидимых нитей, дергающих нас. У нас нет одного главного кукловода, но их множество, это: наши гены, и бактерии, и обед в желудке, погода в тот день, когда мы родились, и тьма подобных, не поддающихся подсчету, факторов. Понимание этого дает больше контроля над жизнью, как ни парадоксально это звучит.

Расплата за иллюзии

Иллюзия свободы воли находит свое отражение во всех сферах жизни – в общественном устройстве, политике, правосудии и производстве материальных благ. Эта проблема будет вставать все чаще по мере того, как мы будем узнавать больше о том, кто мы такие.

Например, представьте трех человек в камере смертников, осужденных за убийства. Поскольку это мысленный эксперимент, нам позволительно знать все об этих людях. Завтра их казнят, и это наш последний шанс познакомиться с ними.

Один из них абсолютно не виновен – он не совершал убийства, но ему ужасно не повезло оказаться в неподходящем месте, в неподходящее время. Все сложилось так, что он оказался здесь и уже ничего не исправит его судьбу. Другой действительно совершил убийство, и сделал это совершенно сознательно. Но ему тоже не повезло в жизни, правда, по-другому: он родился у чудовищных родителей, никогда не видел ласки, зато много насилия всевозможных видов. Он чудом выжил, вопреки всему, но обстановка вокруг толкала его к криминальному образу жизни. Убийство для него было необходимым решением. Третий был прекрасным семьянином с отличной карьерой, с предсказуемой жизнью, и он мог уже видеть себя на спокойной пенсии, нянча внуков и путешествуя по миру. Но в один прекрасный день он просто взял и убил коллегу, за то, что тот уронил степлер ему на ногу. Если бы врачи обратили внимание на его историю, и просканировали его голову на томографе, они обнаружили бы опухоль мозга, как раз в регионе, отвечающем за эмоции и контроль импульсивного поведения. Кто из этих трех людей ответственен за свои действия, приведшие их в эту камеру? Насколько их свобода воли определила такой исход?

Безусловно, преступника надо изолировать, но это не мешает нам пытаться понять такое поведение, и наши моральные представления должны следовать за этим пониманием. Мы можем ненавидеть человека и желать лишить его жизни, за то, что он сделал, но мы должны понимать, что роль случая драматически недооценена. Иллюзия свободы воли может оказываться весьма жестокой. Когда кто-то желает смерти людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией, он никогда не думал о таких вещах глубоко: он правда считает, что кто-то проснулся одним весенним утром и решил стать гомосексуалистом? Или бедным, или близоруким, или блондином, если уж на то пошло.

Все уже хорошо, и мы скоро это узнаем

Иллюзия свободы воли — сложнейшая философская проблема, и мы лишь чуть поцарапали ее поверхность. Напоследок, мысль Сэма Харриса: «если хорошенько подумать, мы увидим, что иллюзия свободы воли сама по себе иллюзорна» (Harris, 2012).

Baumeister, R. F., Masicampo, E. J., & DeWall, C. N. (2009). Prosocial benefits of feeling free: Disbelief in free will increases aggression and reduces helpfulness. Personality and Social Psychology Bulletin, 35: 260–268.

Haggard, P. (2011). Decision time for free will. Neuron , 69: 404–406.

Harris, S. (2012). Free will. New York: Free Press.

Libet, B. (2004). Mind time: the temporal factor in consciousness. Cambridge, Mass.: Harvard University Press.

Soon, C. S., Brass, M., Heinze, H.-J., & Haynes, J.-D. (2008). Unconscious determinants of free decisions in the human brain. Nature Neuroscience, 11(5), 543-545.

Vohs, K. D., & Schooler, J. W. (2008). The value of believing in free will: Encouraging a belief in determinism increases cheating. Psychological Science, 19(1): 49–54. 20.


Макияж и способности

женщина с краской на лицеКак макияж женщины влияет на то, как её оценят? Этим вопросом и озадачились экспериментаторы из нескольких университетов в США (Etcoff et al., 2011). Макияж служит увеличению привлекательности женщины уже тысячи лет, и работает для этих целей всегда предсказуемо позитивно. Но, в самом деле, его влияние досконально не изучено. Например, одно исследование показало, что увеличение контраста между частями лица, например, глазами и окружающей их кожей делает лицо более женственным, а снижение такого контраста – более мужественным.

Фотографии 25 моделей участвовали в эксперименте. Фотографировали их последовательно: сначала без макияжа, затем с макияжем, сделанным профессиональным визажистом; кроме того, фотографии были профессионально подретушированы на компьютере. Разница между макияжами заключалась в растущем контрасте яркости характерных черт лица (глаз, век, бровей, губ) и окружающей их кожей – от натурального к гламурному (т.н. вечернему). Каждая модель была представлена на четырех фотографиях, и участникам показывали, в общей сложности, 100 фотографий, в случайном порядке, на компьютерном мониторе с хорошим разрешением.

На фото: модели, слева направо – без макияжа, с естественным, с профессиональным и гламурным макияжами. Фотография кликабельна.

женщины без макияжа и с разным видом макияжаВ одном эксперименте лица моделей показывали в течение 250 миллисекунд 149 участникам, во втором – неограниченное количество времени 119 участникам. Участникам предлагалось оценить по 7-ми балльной шкале (от 0 «категорически нет» до 7 «категорически да») следующие характеристики моделей: привлекательность, приятность, надежность, и способности (компетенция). Если вас смущает компетенция в этом списке, то она поставлена там не случайно. Одно исследование (Mobius & Rosenblat, 2006) показало, что для работы, в которой физическая привлекательность работника не играет никакой роли в производительности труда, работодатели, тем не менее, ожидают бóльших успехов и способностей именно от физически привлекательных!

Предыдущие исследования показали, что красивая женщина кажется нам честнее, а честная – красивее. Этот феномен называется «что красиво – то и хорошо». Жаль, что экспериментаторы не добавили и этот параметр, было бы интересно посмотреть его приключения.

Вот что получилось:

результаты оценки характеристик женщины в зависимости от вида макияжаРезультаты показали много интеракций времени просмотра и характеристик моделей, но вот самые значимые:

  • Привлекательность лица с макияжем выше, чем без него.
  • Чем драматичней макияж (больше контраст) тем выше привлекательность.
  • Но больше всего макияж повлиял именно на восприятие компетенции женщины! Чем больше на женщине макияжа, тем больше от нее ожидают в профессиональном плане, и тем способнее она выглядит.
  • Надежность и приятность слишком варьировали, но лицо без макияжа, вопреки бытующим представлениям людей, не вызывает чувства естественности и надежности.
  • Обратите внимание, что кратковременный просмотр был ничуть не хуже, а иногда и лучше, чем длительный по времени. 250 миллисекунд – это чуть меньше времени моргания, довольно мало, но, как видите, достаточно, чтобы оценить женщину по многим характеристикам.

Главные выводы: если вы женщина, пользуйтесь макияжем, это очень хорошо. Если вы не верили в любовь с первого взгляда, вы были правы: она может возникнуть даже еще быстрее, не успеете и глазом моргнуть.

Etcoff, N. L., Stock, S., Haley, L. E., Vickery, S. A., & House, D. M. (2011). Cosmetics as a feature of the extended human phenotype: Modulation of the perception of biologically important facial signals. [doi:10.1371/journal.pone.0025656]. PLoS ONE, 6(10), e25656.

Mobius, M., & Rosenblat, T. (2006). Why beauty matters. American Economic Review, 96(1):222–235.


Программа мероприятий недели мозга с 11 по 17 марта 2013

Brain Awareness WeekПрограмма еще формируется, но пока, на этой неделе вас ждут следующие темы и дискуссии:

  • Инженерный подход к развитию психики. Денис Полтавец и Роман Химич, Self Engineering Lab, Киев.
  • Нейронаука для экономики, маркетинга и менеджмента.
    Олег Клепиков, руководитель центра прикладных поведенческих и нейроэкономических исследований и основателя портала neweconomist.ru.
  • Как нейронаука может улучшить жизнь? Алексей Грошев, mozgonavt.ru Москва.
  • Развитие способностей: сегодня или никогда. Борис Зубков, Mindware Lab, Москва.

Программа изменяется и уточняется по мере подтверждения участников, здесь.


А во что верил ваш учитель? Технология веры, в ста томах. Том Первый. Глава Вторая. Страница Третья

математика в школеВот говорят: ну чем может повредить кому-то то, что человек верит в ангелов, астрологию и энергоинформационный обмен с потусторонним миром  и прочую хрень? И вот вам пример того, как даже менее экзотическое убеждение может менять жизнь других: учителя математики в школе, как правило, сформировали свои взгляды о математических способностях.  В подавляющем большинстве случаев, это так называемая фиксированная теория о математических способностях – то есть они либо есть у ребенка, либо, извините, нет, и ничего тут не поделаешь. Разумеется, теория может иметь разные степени радикальности в разных учительских головах, но суть одна. Что происходит вследствие этого, выяснили психологи (Rattan, Good, & Dweck, 2011).

Те учителя, в которых в голове сидит и работает эта теория, более быстро и категорично разделяют учеников на тех, у кого есть способности, и тех, и у кого нет. Это плохо, потому что по результатам одного теста выносить такие категоричные суждения нельзя. Они, в лучшем случае, утешают тех, у кого они не видят способностей, говоря им, что это нормально, не все разбираются в математике. В дополнение к утешению такому ученику могут давать и меньше заданий, и не требовать серьезных продвижений. Такой подход едва ли мотивирует изучать математику.

Сами ученики в результате этого начинают принимать фиксированную теорию способностей и свое неудачное и незначительное  место в математике. Да ладно бы только в математике – фиксированная теория способностей настолько проста и стройна, что ее хочется распространить и на другие сферы жизни, разве нет?

Rattan, A., Good, C., & Dweck, C. S. (2011). “It’s ok — not everyone can be good at math”: Instructors with an entity theory comfort (and demotivate) students. Journal of Experimental Social Psychology. Available online 29 December 2011. doi: 10.1016/j.jesp.2011.12.012.


Функциональные и анатомические изменения мозга, вызванные упражнениями.

Жонглер с тремя шариками

James Jay. Publicity photos.

Японские исследователи (Harada, Okagawa & Kubota, 2004) из университета Нихон-Хукуши изучали эффект бега трусцой на производительность работы фронтальных частей мозга. Они замерли когнитивные функции участников эксперимента, а затем разделили их на две группы. Одна группа ничего не делала, а вторая занималась бегом 2-3 раза в неделю на протяжении 30 минут, в течение 12 недель. Кроме того, замерялось максимальное потребление кислорода. В группе, которая занималась бегом, было зарегистрировано статистически значимое улучшение когнитивных функций, выразившееся в  лучших показателях психологических тестов. После эксперимента, и с прекращением пробежек, через несколько месяцев, когнитивные функции, однако, вернулись к исходным параметрам.

В Германии, в двух сериях экспериментов, как с молодыми (Draganski et al., 2004), так и с пожилыми людьми, 60-летнего возраста, в среднем,  (Boyke et al., 2008) было изучено влияние новых умений на мозг человека. Участникам предлагалось научиться жонглировать тремя шариками, так, чтобы они легко и непринужденно делать это в течение одной минуты. Жонглирование – сложный сенсомоторный навык, который, однако, можно освоить довольно быстро. Была проведена структурная томография мозга до начала занятий, через три месяца, в пик их умений, и через три месяца после окончания занятий, когда никто из участников уже не практиковал жонглирование. Были обнаружены анатомические изменения, выразившиеся в росте объема серого вещества в зонах мозга, отвечающих за память и приобретение знаний, вознаграждение, понимание, зрение и моторные функции. Однако, к моменту последнего сканирования, все эти изменения исчезли, и объемы серого вещества вернулись в начальный уровень, также как и способность людей жонглировать.

Если мы хотим, чтобы какие-то позитивные изменения сохранялись в нашем мозге, нам надо практиковать и поддерживать то, что мы освоили.

Boyke, J., Driemeyer, J., Gaser, C., Büchel, C., & May, A. (2008). Training-Induced Brain Structure Changes in the Elderly. Journal of Neuroscience, 28(28), 7031-7035.

Draganski, B., Gaser, C., Busch, V., Schuierer, G., Bogdahn, U., & May, A. (2004). Neuroplasticity: Changes in grey matter induced by training. Nature, 427(6972), 311-312.

Harada, T., Okagawa, S., & Kubota, K. (2004). Jogging improved performance of a behavioral branching task: implications for prefrontal activation. Neuroscience Research, 49(3), 325-337.


Тренировки мозга

Brainfitness. Тренировка мозгаВ тренинговом центре Battler несколько месяцев назад стартовал и успешно проводится курс по брейнфитнесу — тренировкам мозга. Развитие когнитивных способностей, на научной основе, с использованием уникальных методов, программного обеспечения и аппаратуры – полезное, доброе и увлекательное дело. Мы гордимся этим курсом, и будем его развивать и дальше, несмотря на то, что коммерчески это вовсе не привлекательный вид деятельности. Упражнения курса не только создают когнитивный резерв у наших клиентов, который помогает им как в профессиональной, так и в личной жизни, но и предотвращает от ухудшения работы мозга, связанной с возрастными изменениями. Интересные корреляции обнаружены уже за такой малый срок – чем выше уровень когнитивных способностей, тем охотнее занимается их развитием человек. И наоборот. Еще одно наблюдение — поразительно, как публика мало знает о том, что доступно уже сегодня в плане тренировок мозга, и как быстро она привыкает к тому, чему только что не верила. Так, например, с недавнего времени мы стали применять методы нейронной обратной связи на технически более доступной основе, чем раньше. Теперь наши клиенты могут в режиме реального времени смотреть и учиться менять свое эмоциональное и когнитивное состояние. И, слыша и не веря тому, что любой может силой мысли управлять компьютером, а затем демонстрируя это на самом себе, человек уже через полчаса привыкает к этому, и относится так, словно это старо как мир.