Tag Archives: эмоции

Кто молодец? Я молодец!

разговор с самим собойКто из нас ни говорил сам с собой хотя бы однажды? Около 70% людей делают это регулярно – как про себя, так и вслух. Между тем, мы очень мало знаем, зачем, как и когда мы это делаем.

Сегодня всего лишь несколько психологов ее изучают эту тему, и лишь пара сотен научных статей так или иначе ее затрагивают. Кстати, значительный вклад в понимание этого феномена внес Лев Выготский почти сто лет назад. Он предположил, что дети рождаются социальными, и познают мир, общаясь с другими. Как только они овладевают языком, они тут же используют его для познания: для разговоров с родителями, с другими детьми и игрушками, и возникает стадия, когда ребенок открывает для себя, что он может говорить и с самими собой. Он делает это так же, как и с другими, вслух.

Дети говорят сами с собой, когда играются:

  • Что я делаю? – спрашивает себя ребенок.
  • Я делаю домик. Мне нужен диван!
  • Сколько диванов мне надо?
  • Два.

Интересно, но разговаривать вслух с собой ребенок предпочитает в присутствии других. Посади кучку трех-четырехлеток в комнату и они начнут болтать, но преимущественно, сами с собой.

Затем, по мере взросления, это общение с самим собой становится скрытым. Во взрослом возрасте это внутреннее общение бывает или кратким и фрагментарным, в телеграфном стиле, или остается развернутым, грамматически выверенным и неспешным.

Несмотря на то, что разговор стал неслышным, это такой же диалог, и так же важен, как и общение с другими людьми. Не стоит поэтому пугаться или стесняться того, что вы говорите сами с собой, даже вслух. Лучше узнать, как можно это делать с пользой.

Внутренний голос

Как и любой диалог, он происходит между, как минимум, двумя частями или фрагментами того, что принято называть «Я». Говорите ли вы с собой, с воображаемым другом, или с Заратустрой – это всё диалог с самим собой.

Пожалуй, никто в мире не занимается активнее этой темой, чем Чарльз Фёрнихо, профессор психологии Университета в Дареме, Великобритания. У него недавно вышла книга, посвященная как раз этой теме, The voices within (пока не переведена на русский).

Вот некоторые факты из его книги:

Внутренняя речь не связана физическими ограничениями речи. Так, она может быть гораздо быстрее – ведь для нее не надо открывать рот, шевелить губами и выдыхать воздух. Одно исследование обнаружило, что некоторые люди могут «говорить с собой» со скоростью в несколько тысяч слов в минуту.

Некоторые слышат лишь мысли, без звука, интонации и тембра, а некоторые – все, включая акцент. Даже глухие люди говорят с собой с помощью языка жестов.

Разговоры со своими питомцами – тоже по сути разговоры с самими собой, просто принимающие такую форму.

Некоторые люди практикуют медитацию как раз для того, чтобы  подавить этот внутренний голос, успокоить мозг. Это непростая задача, и большинство так и не справляются с этой задачей.

Мы говорим с собой, когда готовимся к важному разговору или экзамену, когда готовим фразу на иностранном языке, когда пытаемся запомнить что-то важное. Говорить с собой в машине, особенно выполняя маневры в сложных условиях, или напоминая себе о чем-то – не только нормальная, но очень полезная штука.

«Не отклоняйся от темы, Дональд! Спокойствие, только спокойствие». Во время предвыборных дебатов нынешний президент США Трамп часто говорил подобные фразы вслух с трибуны, и это вызывало смешки и аплодисменты у его сторонников. Это рискованная шутка: всем понятно, но — на грани. Ведь известно, как мы относимся к людям, которые говорят сами с собой вслух в публичных местах. Дональд Трамп пытался этим показать, что ему приходится прикладывать дополнительные усилия для того, чтобы сдерживаться.

Говоря с самим собой, Трамп искал помощи, и находил ее. Энди Мюррей рассказывал, что перед тем как выиграть исторический матч в U.S. Open 2012 года, он заставил себя пойти в раздевалку и там, перед зеркалом, прочитал себе воодушевляющую речь в победном духе. Теннисист уверен, что это помогло ему выиграть. И он не одинок. На многих фотографиях спортсменов видно, что они говорят сами с собой перед выступлением.

Многие люди говорят в супермаркетах, чтобы не забыть, что надо купить и чтобы помочь найти необходимый товар. Вербальное наименование может улучшить визуальную обработку. Проще говоря, если вы будете повторять «творог, творог», то вы быстрее его найдете. Это также помогает придерживаться списка, а не поддаваться соблазнам. Аналогично, когда мы говорим: «Где же эти чертовы ключи?!», мы действительно помогаем себе их найти.

Когда мы говорим вслух, мы подключаем и слуховую память. Это помогает использовать больше памяти, и полезно, когда мы готовим сложное блюдо.

Есть вид экспериментов, когда людей просят что-то повторять про себя, забивая внутренний диалог, и дают задачу. Например, детям дают собрать головоломку с башнями, и повторять какие то числа, и они справляются хуже. Задачи на скорость реакции, на принятие решение – все они оказываются хуже сделанными, если подавлять внутренний диалог.

Исследовать внутренний диалог чрезвычайно сложно, но на помощь приходят современные методы, включая томограф. Но самым продуктивным методом оказалась описательная выборка происходящего (Descriptive Experience Sampling), когда человеку выдают бипер, который выдает сигнал в случайное время. Когда звук раздается, человеку надо записать, что за мысли у него в голове и передать из ученым.

Этот метод открыл поразительную вещь: нам кажется, что наш внутренний разговор чаще всего негативный, но оказалось, что в большинстве случаев – такой разговор позитивный или нейтральный. Вдумайтесь, насколько мало мы себя знаем: мы уверены в чём-то, а оказывается, что это вовсе не так.

Ты или я

Как лучше всего говорить с собой, раз уж мы все равно это делаем? Есть ли разница в том, как говорить с собой – от первого, второго или третьего лица?

Когда вы сделали что-то хорошее, а никого рядом нет, то сказав себе: «Я – умничка» или «Я – гений, прочь сомнения», вы себя немедленно вознаградите самым искренним на Земле комплиментом.

Несколько экспериментов показали, что есть. Людей просили решать задачки и подбадривать себя либо от второго лица («ты можешь»!) или от первого («я могу»!). Оказалось, что подбадривание от второго лица лучше, особенно в повелительном наклонении.

Объяснение этому простое. Вспомните, что в детстве, во время формирования стиля вашего поведения, вы постоянно слышали именно эти два компонента: «ты» и повелительное наклонение. Этими словами ваши родители и другие направляли поведение. За годы детства могло сформироваться небольшое подозрение, что контроль за вашим поведением осуществляет кто-то другой, а не вы.

В 2010 году известный баскетболист ЛеБрон Джеймс, во время интервью произнес странную фразу: «Одного я не хотел – это делать эмоциональное решение. Я хотел сделать как лучше для ЛеБрон Джеймса, и так, чтобы сделать Леброна Джеймса счастливым». Тогда комментаторы в сети писали, что, похоже, он спятил, раз так говорит. Все же в обществе не особо принято говорить о себе в третьем лице.

Но кто осудит гения? «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!»

Другое объяснение: когда мы называем себя на «ты» или по имени (что, кстати, не имеете значения), мы от себя дистанцируемся. Это позволяет посмотреть на себя со стороны и действовать менее импульсивно.

В целом, отмечается, что те, кто пользуется внутренним диалогом, понимают свои эмоции, лучше в себе разбираются и успешно собой владеют. Если вы говорите сами с собой, не стесняйтесь этого, а наслаждайтесь и пользуйтесь. Скажите себе: «Кто молодец? Я молодец!»

Dolcos, S., & Albarracin, D. (2014). The inner speech of behavioral regulation: Intentions and task performance strengthen when you talk to yourself as a You European Journal of Social Psychology DOI: 10.1002/ejsp.2048.

Fernyhough, C. (2016). The voices within : the history and science of how we talk to ourselves. London: Profile Books.

Hurlburt, R. T., & Akhter, S. A. (2006). The Descriptive Experience Sampling method. Phenomenology and the Cognitive Sciences, 5(3), 271-301.

Lupyan, G., & Swingley, D. (2012). Self-directed speech affects visual search performance. The Quarterly Journal of Experimental Psychology, 65(6), 1068-1085.

Zell, E., Warriner, A. B., & Albarracín, D. (2012). Splitting of the mind: When the You I talk to is Me and needs commands. Social Psychological and Personality Science, 3(5), 549–555.


Мороженое, которое мы выбираем

девушка с мороженымКто откажется от участия в эксперименте, в котором вам предлагают съесть сколько угодно мороженого любого вкуса? Психологи-исследователи любят использовать его в экспериментах, потому что так легче соблазнить людей для участия.

Есть и другие причины: мороженое – уникальный продукт, с особенной текстурой, и оно легко принимает нужный аромат и вкус. Оно также тает во рту, что делает его хорошим кандидатом для исследования в функциональном томографе, в котором желательно как можно меньше двигать челюстями. Функциональный томограф измеряет потоки крови в те или иным регионы мозга, и определяет степень активности – чем больше крови (энергии и кислорода) поступает в регион, тем более он активен. Разные регионы активируются в различных ситуациях.

Так, например, ученые Лондонского института психиатрии сканировали мозг людей, в то время как кормили их с ложечки ванильным мороженым. Оказалось, что практически моментально активировалась орбитофронтальная кора. Это регион мозга не реагирует на обычную еду или привычные события, и активируется только тогда, когда люди получают наслаждение при прослушивании музыки, или узнают, что выиграли лотерею, или получили желанное признание в любви. Это в чистом виде ощущение счастья.

Как показали ученые из Университета Вицбюрга в Германии, когда мы переживаем сильные эмоции, неважно, печали или радости, наш мозг плохо «понимает» жирность пищи. Поэтому когда мы грустим, мы можем незаметно для себя съесть целое ведерко мороженого. Это стоит иметь в виду тем, кто следит за весом. Зато эти же сильные эмоции помогают мозгу различать сладкое, кислое и горькое, лучше, чем в обычном состоянии, на 15%.

В мороженое практически всегда добавляют крахмал, для придания текстуры. А в слюне содержится амилаза, энзим, который расщепляет крахмал на простые соединения сахара. Чем больше амилазы, тем быстрее продукт, содержащий крахмал, превратится в более жидкий состав с сахаром. Генетические исследования последних лет показали, что у людей производство амилазы в слюне может существенно варьироваться. Поэтому один и тот же продукт может восприниматься разными людьми по-разному: для одних текстура полная и кремовая, а для других – липучая и водянистая. Так что наши предпочтения определенных сортов мороженого могут зависеть от количества крахмала в нем, и объема амилазы, которую мы производим. Какое мороженое нравится вам?

Глава Фонда использования и исследования запаха и вкуса Алан Хирш (про другие его исследования я писал ранее) утверждает, что наш выбор мороженого может сказать многое о нас самих. Участникам исследования предложили выбрать любимый сорт мороженого, после чего их протестировали целой батареей психиатрических тестов, предназначенных для оценки личности. К слову, это исследование было спонсировано компанией-производителем мороженого, но методология вполне нормальная.

Обнаружились интересные закономерности:

Предпочтение к какому-то сорту мороженого устанавливается в детстве, и чаще всего остается неизменным. Мороженое вообще тесно связано с воспоминаниями детства.

Любители ванильного мороженого – идеалистичны, готовы к риску, больше полагаются на интуицию, чем на логику, и импульсивны.

Клубничное мороженое соблазняет чаще всего интровертов, людей спокойных, надежных, и вдумчивых.

Те, кто любят шоколадное мороженое, также любят флирт и соблазнение, они веселы, обаятельны, хотя порой и драматичны.

Мороженое с мятой выбирают люди, которые любят поспорить. В споре они обязательно найдут ложку дегтя в бочке меда. Они амбициозны и уверены в своей правоте.

Разноцветные фруктовые мороженые предпочитают, неожиданно люди пессимистичные. Такие люди долго решают и дотошно анализируют происходящее.

Мороженое с какао, бисквитом, грецким орехом и кусочками зефира – выбор людей агрессивных и удачливых в делах. Они также весьма хорошие слушатели.

Мороженое с ароматом кофе любят люди, живущие с размахом, с фонтаном энергии и драмы. Они не думают о будущем, живут настоящим и нуждаются в постоянном оживлении романтических отношений.

Люди дела («сказано – сделано»), щедрые и компетентные предпочитают ванильное мороженое с кусочками шоколада.

Мороженое с грецким орехом или пеканом соблазняет преданных, уважительных и честных людей. У них высокие моральные принципы и они боятся причинить боль чьим-то чувствам.

Хирш даже утверждает, что по любви к определенному типу мороженому можно судить о совместимости людей, если им нравится один и тот же сорт, особенно, со сложной композиций – например, ванильное мороженое с кусочками шоколада и мятой.

Нет ни одной причины, кроме прямого запрета лечащего врача, чтобы не пойти и съесть немного мороженого прямо сейчас! Счастье – измерение позитивных ощущений или эмоций, и с этой точки зрения, мороженое – пожалуй, самый откровенный передатчик счастья. Может быть, шоколад тут ему не уступает, поэтому представьте себе силу комбинации мороженого с шоколадом!

Adam, D. (2005). How ice cream tickles your brain. The Guardian, 29 April 2005.

Innes, E. (2013). Why we eat a whole tub of ice cream when we’re sad: Feeling down can reduce our ability to taste fat. Daily Mail, 7 June 2013.

Jung, A. (2015). Hidden personality traits revealed through your favorite ice cream flavor. Riders Digest.

Wang, S.S. (2010). The science behind why we love ice cream. The Washington Post, Nov. 8, 2010.

Картинка в начале статьи — Flickr.


Честь семьи брокколи

БрокколиПрочитайте одну из виньеток, которые использовали в недавнем эксперименте:

Александр живет в доме в пригороде. Однажды его любимую собаку сбивает грузовик, прямо напротив дома. Александр слышал, что китайцы и корейцы едят собак, и он решает попробовать, каково это. Он разделывает своего пса и готовит себе ужин из собачьего мяса.

Отметьте, что вы чувствуете. А теперь представьте себе, что вы прочитали эту же историю на иностранном языке, который вы хорошо знаете. Изменится ли ваше отношение? На первый взгляд – с чего бы? Суть одна и та же. Однако эта оценка изменится, и почему это происходит – весьма интересно и может дать нам понимание нашего поведения, или даже продлить нам жизнь.

Знание и использование иностранного языка влияет на поведение и это вполне неплохо изучено. Так, мы уже знаем, что:

  • Когда детям кричат «не делай этого!», сопротивление их кожи, которое служит маркером эмоциональной реакции, существенно ниже, когда команда – на иностранном языке. Иными словами, дети не очень-то проникаются, если им говорить на другом языке.
  • Ругательные слова на иностранном языке звучат и чувствуются безобиднее, и многие предпочитают ругаться на иностранном языке – все f*** и c***. Это я по себе знаю, и то, как сворачиваются уши, когда иностранец, с улыбочкой и, непосредственно, как ребенок, говорит ругательства на русском, такие, что хочется сразу объявить вендетту всей его семье.
  • На иностранном языке легче обсуждать «неловкие» темы или табу. Одно исследование показало, что на иностранном языке такие рассуждения даже длятся дольше по времени.
  • Принятие решений может меняться, если рассуждать на иностранном языке. Как-то один американский физик японского происхождения сказал, что «я с горечью замечаю, что когда я хочу подумать о простых вещах, я делаю это на японском, а когда о сложных – на английском». Это может быть и из-за снятия чрезмерной эмоциональной нагрузки, которая присутствует в понимании на родном языке. Вы знаете задачу с тележкой? У нее много версий, но в целом суть такая: несется по рельсам тележка без тормозов и она через мгновения убьет пять человек. Вы можете переключить стрелку, и она уйдет по другому пути и убьет лишь одного железнодорожного работника. В другой версии вы можете остановить ее, сбросив с моста на пути стоящего рядом человека. Это – весьма разные задачи, потому что они по-разному активируют процессы мышления.

Люди легче выбирают переключение стрелки, нежели сбрасывание человека. С утилитарной точки зрения, пожертвовать одним человеком ради жизни пяти – логично. Но мы не всегда утилитарны.
Когда эти задачи дают на иностранном языке, то утилитаризм возрастает, именно в задаче сбрасывания с моста.

Оно из объяснений такое – иностранный язык активирует эмоциональное отстранение, что, вероятно, означает большее вовлечение контролируемых сознательных ресурсов, нежели неосознаваемых и автоматических. Другое объяснение – иностранный язык не вполне задействует социальное восприятие, и как следствие, не раскрывает в полной мере эмпатию, сочувствие к человеку, которого надо сбросить с моста. Еще одна гипотеза: иностранный язык задает восприятие моральной дилеммы как математической задачи – спасти пятерых, отдав одного. Также есть гипотеза, что текст на иностранном языке задает образ участвующих в истории как иностранцев, членов другой группы, а к таким отношение всегда морально прохладнее.

В недавнем исследовании ученые (Geipel, Hadjichristidis, & Surian, 2015) тестировали влияние нескольких моральных дилемм на динамику суждений, в зависимости от того, подавались ли эти дилеммы на родном языке или на иностранном.

В целом, да – дилеммы на иностранном языке вызывали менее суровые суждения нарушений различного рода. На графике видно, как реагируют люди на разных языках (использовался английский, немецкий и итальянский языки в различных комбинациях) на разные дилеммы. Про собаку вы читали выше; про флаг – история о том, что домохозяйка нашла флаг на полке, и решила порезать его на тряпочки, про экзамен – как студент списал у соседа, и оба получили хорошие оценки.

моральные суждения
Ученые тестировали различные грани отношения к моральному выбору, и вот что выяснилось:
Прежде всего, не было обнаружено снижение выражения эмоций (на иностранном языке). Возможно от того, что иностранный язык не может передать всех эмоциональных красок, так же как на родном языке?
Было выявлено снижение уверенности в своей оценке, что вызывает сомнения в гипотезе о переключении на контролируемые процессы.

В целом, хоть мы и опять видим эффект влияния иностранного языка, до выявления сути, почему так происходит, еще далеко.

Но меня заинтересовало в этом исследовании другое. Я как-то писал про историю, которая вызывает мгновенную моральную реакцию – про инцест брата с сестрой (Моментальность моральных суждений) которую также использовали в этом исследовании. Вот эта история:

Анна и Александр – брат и сестра. Они отучились год в университете и сейчас, на летних каникулах, путешествуют по Европе. Однажды, оказавшись в романтическом местечке, они решили заняться сексом и использовали как противозачаточные таблетки, так и презервативы, чтобы быть точно уверенными, что Анна не забеременеет. Им это понравилось, но они решили никогда так больше не делать. Они хранят это в секрете, что делает их ещё более близкими.

Если вы чувствуете отвращение или что-то похожее, это хорошо. Инцест – любопытный, с научной точки зрения, феномен. Люди не практикуют такие действия (за редким исключением), но отнюдь не потому, что им строго-настрого внушили в детстве не делать этого. За этим стоят биологические причины, которые мы интерпретируем как психологические или культурные. Табу на инцест – всего лишь часть системы подбора самого лучшего партнера для получения хорошего потомства.

Да, есть документы, свидетельствующие, что уже на заре цивилизаций инцест не приветствовался. Ранние христианские законы определяли женитьбу даже на самых далеких родственниках инцестом. Средневековая церковь в Англии выпустила трактат, подробно описывающий около тридцати видов запретных браков по родственной линии. В Китае было запрещено жениться на женщине с такой же фамилией. Но эти законы скорее говорят о том, что это порой все же случалось. Королевские династии в Египте, Перу и Китае в свое время сознательно выбирали инцест для сохранения власти. В конечном итоге, они, разумеется, от этого и выродились.

С биологической точки зрения, инцест – плохой выбор для продолжения рода, и наш организм умеет определять, с кем не стоит заводить семью – поэтому нам так моментально может понравиться один человек, или у нас не возникает никакого влечения к своей сестре или брату. Один из методов, которые использует организм – определение подходящих генов по запаху (я писал об этом Запах и секс), что позволяет увеличить вероятность появления потомства с хорошей иммунной системой.

У цветковых растений существует система распознавания подходящих партнеров – если ромашка «почует», что пыльца идет от близкородственного мужского растения, она прекращает процесс опыления. У брокколи (у fucking broccoli!) было выявлено аж 50 генов, отвечающих за предотвращение инцеста! Перефразируя героя известной книжки, можно воскликнуть: «Да если бы было у вас морали хоть с пестик брокколи, да разве ж надо понадобилось бы писать для вас все эти заповеди»?!

Надо думать, что мы не хуже брокколи в плане оснащения системами определения и избегания таких связей. Но брокколи никогда не занимается инцестом, и не задается моральными дилеммами, а мы задаемся. Причем, как выясняется, если еще говорить об этом на иностранном языке, то начинаем легче к этому относиться.

Неужели мы действительно можем так легко осознанно идти поперек биологии? Есть ли это проявление пресловутой свободы воли? Но таких «свободных» людей мы как раз-то и не видим сегодня среди нас: они самозабвенно перешли на «красный свет» под колеса эволюции и выродились. Или это просто сбой системы?

Интереснее вопрос – можем ли мы изменять что-то другое так же относительно просто, в желаемом и приемлемом направлении? Например, если мы можем идти наперекор системы подбора лучшего партнера, можем ли мы менять систему починки генетически ошибок, которая сама ломается с годами, или систему регулирования метаболизма? И делать это так же просто – убедить себя, что это, в сущности, неплохо, ничего такого страшного в этом нет, и для усиления, уговаривать себя на иностранном языке?

Geipel, J., Hadjichristidis, C., & Surian, L. (2015). How foreign language shapes moral judgment. Journal of Experimental Social Psychology, 59(0), 8-17.

Blum, D. (1997). Sex on the brain: the biological differences between men and women. New York: Viking.


Медленно и нежно — то, что нам всем нужно

Francis McGlounПредлагаю вашему вниманию интервью с профессором Фрэнсисом МакГлоуном, которое я взял у него после одной конференции.

Наша кожа: самый большой орган человеческого тела, ограждающий нас от внешнего мира. Поверхность кожи плотно заселена нервными окончаниями различных видов, сигнализирующих мозгу о температуре, давлении, боли, зуде и касаниях. Мы много знаем о коже, но, как выясняется, она до сих пор остается для нас терра инкогнита. Недавно ученые обнаружили еще один тип нервных волокон, которые регистрируют только медленные и нежные касания и поглаживания, посылают их в мозг, и у нас возникают приятные ощущения. Они, в свою очередь, служат вознаграждением и поощрением физического контакта между людьми, обеспечивая основу для формирования и поддержания социальных связей и привязанности. Оказывается, такие поглаживания обрабатываются, прежде всего, эмоциональными регионами мозга, а не сенсорными. Физические касания, оказывается, могут передавать больше эмоциональной информации, чем речь.

Фрэнсис МакГлоун, профессор когнитивной нейропсихологии Ливерпульского Университета Джона Мурз, долгое время занимался изучением болевых рецепторов кожи. Он также работал в исследовательском подразделении компании Юнилевер, где его работы помогли понять, что происходит с нами, когда мы применяем косметические продукты. В последние несколько лет он с коллегами изучает эти типы нервных волокон, реагирующих на прикосновения.

Считается, что чувство обоняния – самое древнее и основное в нашем мозге, но ваши исследования говорят другое.

Я думаю, что чувство осязания может быть основным чувством. В течение эволюции это чувство прекрасно сохранилось, и на это есть причины. Хороший пример – исследования червей-нематод, которое показало, что если червячок развивается в изоляции, без касания других червей, он никогда не достигает нормальных размеров, а его развитие тормозится.

Другой пример: Еще до 1921 года ученые различали два вида саранчи: ту, которая живет поодиночке и ту, которая сбивается в стаи. Оказалось, что это одно и то же насекомое. Тактильная стимуляция, которую насекомое получает в стае, кардинальным образом меняет его образ жизни. Ученые даже превращали одинокую саранчу в стайную, поглаживая ей ножки в течение двух часов. Это повышало уровень серотонина в мозгу насекомого и изменяло его поведение.

У зародыша человека первым развивается именно чувство осязания, и мы должны спросить себя – почему?

Вы работали в исследовательском подразделении компании Юнилевер. Каким образом это отразилось на новых продуктах компании?

Благодаря помощи компании я смог выстроить сотрудничество с коллегами из Швеции и Америки, которое привело ко многим важным открытиям. Я думаю, мой главный вклад состоял в подчеркивании важности ухода за кожей как эмоционального поведения, а не просто функционального. Мы ухаживаем за своей кожей и телом, чтобы чувствовать себя хорошо, а не просто выглядеть хорошо.

Почему некоторые люди не любят, когда их касаются?

Мы все – «жертвы» наших генов и среды, и дебаты об их роли в развитии человека сегодня основываются на солидной научной базе, особенно из области эпигенетики. Исследования Майкла Мини показали, что вылизывания и вычесывания у крыс определяют развитие молодых крысят. Те, что получают этого в достатке, — социально стабильны, устойчивы к стрессу и менее агрессивны. Крысята, которых не ласкали, — прямая противоположность. Мы предполагаем, что эта материнская ласка – касания, почесывания, и вылизывания играют критическую роль в социальном развитии и защиту от стресса во взрослой жизни.

Важный вопрос – получают ли наши новорожденные и младенцы сегодня столько же ласки и касаний, как раньше? Давление общества и стремление к обладанию материальным ценностям, приводит, среди прочего, к тому, что многие пары помещают детей все более раннего возраста в сады и ясли, где дети не могут получить тактильные ощущения для своего развивающего мозга в достаточной мере.

Врезка: Политика Чаушеску в Румынии во второй половине 20 века, направленная на создание «человеческого капитала» насильно заставляла людей рожать как можно больше детей. Это привело к тому, что родители, не в состоянии прокормить детей, отдавали их в государственные детские дома. К 1989 году в них содержались около 170,000 детей, и на 12-15 детей приходился один воспитатель, и даже в самых лучших условиях детям не хватало внимания и заботы. Этот жестокий натуральный эксперимент показал, среди прочего, что недостаток ласки в критический период развития ребенка приводит к колоссальным негативным изменениям в жизни человека.

Это может объяснить, почему одним нравятся касания, а другим – нет. Наша научная группа рассматривает аутизм как результат недоразвитости системы тактильного ощущений, и это подтверждается наблюдениями, что некоторые из детей-аутистов не переносят самых нежных касаний, а другие, напротив, выказывают аномальный интерес к прикосновениям. Это не было развито у них ни в утробе матери, ни после рождения. Мы все располагаемся в разных местах спектра аутизма — в зависимости от того, насколько наши матери любили или не любили трогать и касаться нас в детстве. Есть вероятность, что массажная терапия может помочь человеку полюбить прикосновения других.

Вы сказали про развитие еще в утробе матери?

Приблизительно с пятого месяца плод человека покрывается особыми волосами, лануго, которые обычно исчезают до рождения, но иногда и после, через несколько месяцев. Наш интерес к ним возник из клинических наблюдений. Оказалось, что иногда эти волосы появляются у взрослого человека на тех же самых местах, что и у плода: на спине и плечах – у женщин с анорексией, отвращением к пище. Мы предположили, что одна из функций этих волос в утробе матери – чувствовать массирующие движения амниотической жидкости, и развивать нервную систему, посредством нервных окончаний на коже.

Есть гипотеза, что тактильные ощущения позволяют мозгу плода понять, что у него есть тело. Мы думаем, что это важная и критическая стадия в социализации развивающегося мозга. Ведь ключевой симптом анорексии – отсутствие нормального представления о собственном теле. Такие пациенты часто реагируют крайне негативно на нежные прикосновения – как раз такие, которые обслуживаются тактильными нервами. Мы предполагаем, что когда система таких нервов не развивается нормально, мы получаем анорексию у женщин и аутизм у мужчин.

Основываясь на этом, какие могут быть идеи возможной терапии аутизма?

Temple GrandinТемпл Грандин, известная аутист, в разговоре со мной подтвердила, что она ненавидела, когда мать ее касалась. Когда она была в колледже, а она изучала поведение животных, она заметила, что когда коровы заходят во двор бойни, они успокаивались, оказываясь в узком пространстве специальных ворот. Эти ворота называются «коровий пресс», делают узкими, чтобы они давили на бока коровы. Темпл сделала для себя собственный пресс, чтобы успокаиваться. Я предполагаю, что сильное давление на бока успокаивает слишком чувствительные нервные окончания на ее коже. Терапевтам это показалось интересным, и они стали пробовать крепко обнимать детей-аутистов. Дети это ненавидели, а терапевты не обратили внимания на то, что Темпл Грандин сдавливала свое тело сама, а не кто-то другой.

Сейчас мы обратились за грантом на исследование, как эмоциональное касание может помочь детям из группы риска (братьям и сестрам детей с диагнозом аутизма) и будем использовать метод функциональной спектроскопии в ближней инфракрасной области. Ранняя диагностика аномального развития тактильного ощущения может помочь создать терапию для таких детей, ведь главная проблема – поздняя диагностика, обычно в возрасте двух лет. Мы упускаем критически важный период – мозг, не получив что-то в нужное время, продолжает свое развитие, но чего-то уже не вернуть.

Возвращаясь к Темп Грандин. Можем мы получать столько же пользы от касания самих себя, как и от касания других людей?

Это очень интересный вопрос, и, честно говоря, я не знаю на него ответ. Касаются ли себя аутисты чаще, чем дети без аутизма? Успокаиваются ли они, гладя сами себя? Мы знаем, что нервные окончания, отвечающие за нежные прикосновения, не обнаруживаются на коже, лишенной волос – на ладонях и подошве ног. Поэтому когда мы касаемся себя руками, пальцами и ладонью, мы касаемся кожей, на которой нет таких нервов, кожи, на которой они есть. У меня есть задумка одного эксперимента – я заметил, что когда я касаюсь себя, я чувствую ощущения в месте прикосновения, но не на руке!

Окситоцин. Про него сейчас много говорят, что он чуть ли не любовное снадобье, даже используют спреи для поднятия уровня этого гормона. Ваши исследования показывают, что поглаживания работают лучше?

Окситоцин известен своей ролью в материнском поведении, но он также и обслуживает ухаживание за телом. Нежные касания снижают кровяное давление и успокаивают сердечный ритм, снижают выработку гормона стресса кортизола и увеличивают уровень окситоцина, «любовного гормона». Искусственно увеличение его посредством спрея вряд ли даст полноценный эффект, создаваемый нежным поглаживанием, которое, кроме того, подстегивает и выработку эндорфинов, вызывающих ощущение приятной расслабленности.

робот, гладящий человекаВы использовали для своих исследований роботов. Расскажите про то.

Мы изучали эти нервные волокна с помощью микронейрографии.

Вставка: Микронейрография – нейрофизиологический метод для визуализации и записи происходящего в нервных волокнах. Человеку вводят тончайшую иглу в нерв, например, в руке, это не больно, которая «подслушивает», что происходит в нерве.

Было необходимо убрать «человеческий фактор» из поглаживаний, и иметь возможность четко контролировать их характеристики – скорость и давление, поэтому мы создали роботизированную руку.

Сегодня мы так влюблены во всевозможные гаджеты. Вы видите в будущем массажные салоны, где роботы глядят людей?

Я думаю, что популярность массажа – один из примеров, что люди почувствовали, что прикосновения так важны и приятны. Хотя и не все виды массажа используют нежные касания, энергичные и даже болезненные его виды, вероятно, стимулируют другие виды нервов в мускулах. В любом случае массаж увеличивает производство опиоидов в мозге и создает приятные ощущения. Уже существуют устройства, которые массируют спину и очень расслабляют. Компания Филипс, например, разработала костюмы, в который вшиты вибраторы.

шлем для поглаживания головыЯ разработал вибротактильный массажный шлем (на фото), который гладит голову, а это одно из самых приятных мест для массажа.

Как сделать так, чтобы люди больше и чаще касались друг друга?

Я думаю, «игра» — ключевой фактор в истории социальных прикосновений, и прежде всего, младенцам и детям надо дать достаточно заботливых прикосновений, а во-вторых, поощрять их создавать тактильные контакты через игры и выстраивать соответствующие социальные отношения. Об интересно находке сообщила группа психологов из Университета Эмори на ежегодной конференции Общества Нейронаук в Вашингтоне в ноябре 2014. Они обнаружили у мышей еще одну группу нервных волокон, отвечающих за тактильные ощущения, которые окончательно сформировываются только в период юности! Эти нервные волокна, получается, обрабатывают прикосновения в несколько грубоватых отношениях между подростками, и можно допустить, что должна быть еще группа нервов, отвечающих за другие стадии развития. Эта история быстро разворачивается, как мы и предсказывали, в плане того, что у этого типа нервов есть целый ряд субклассов. Такая же картина с нервами, отвечающими за восприятие боли – нам известно 4-5 субклассов, а для восприятия зуда – как минимум, два.

Вы упомянули исследование, в котором ученые гладили ножки саранчи в течение двух часов. Что-нибудь похожее происходит и с человеком?

Это исследование интересно тем, что эволюция сохранила механизм, в котором нежные прикосновения связаны с работой серотонина, что вместе превращает одинокое животное в социальное. Мне это стало любопытно в связи с клубным наркотиком экстази (НДМА), ведь он увеличивает выработку серотонина. У человека, принявшего экстази, улучшается тактильное восприятие, и меняется поведение – он стремится тусоваться среди людей, его влечёт к их касаниям, его тянет к настоящему рейву!

После ваших статей, газеты выходили с заголовками вроде «ученые открыли, как надо на самом деле гладить своих женщин!» Насколько точно надо соблюдать скорость поглаживания или просто нежного поглаживания достаточно?

А, магическая скорость поглаживаний! Мы все интуитивно чувствуем ее – каждая мать знает это, и каждый любовник, или должен знать, потому что это врожденный навык. Мы нашли, что оптимальная скорость – между 1 и 10 сантиметров в секунду, поэтому обычно мы сообщаем о 3-5 сантиметрах в секунду как идеал. Но мы все разные, и нам следует практиковаться, пока мы не найдем самые лучший подход для человека. Кстати, эти нервы реагируют и на статическое нежное прикосновение, хотя и не так активно.

В соответствии с теорией зеркальных нейронов, станет ли нам приятно, когда мы видим, как один человек гладит другого?

Да. Мы с коллегой, доктор Сюзан Уолкер, представили доклад о нашем исследовании на конференции Общества Нейронаук, который получил особое освещение в ходе мероприятия. Этот эксперимент показал, что когда люди просматривали короткие клипы, где люди гладили разные части других людей, а затем оценивали, насколько им кажется это приятным, ощущения были вполне адекватные. Больше всего людям нравилось, когда гладили спину.

Есть ли различия в том, как люди разных культур касаются друг друга?

Исследования Тиффани Филд показали, например, что французы, общаясь между собой, чаще касаются друг друга, а американцы – чаще прикасаются к себе самим. Кажется, что французские матери создают для своих детей более социально-позитивную среду.

Кажется, что мы живем в мире дефицита прикосновений, и он наблюдается во многих странах. Если наше понимание роли эмоциональных и ласкающих прикосновений верно, то это так же фундаментально важно для здоровья мозга, как бозон Хиггса для физики элементарных частиц. Прикосновения – это клей, который соединяет нас всех вместе.

Мы увидим еще много открытий в этой области в ближайшее время. А пока нам стоит понять, насколько мы недооцениваем роль социальных прикосновений, как для развития мозга, так и для развития социальных отношений. Нам всем нужно больше касаний и поглаживаний.


Небо становится ближе с каждым днем

superintelligenceПредставьте такую сценку: три абитуриента сдают тест в престижный университет. Задание несложное: пара задач по математике для шестого класса. Правило тоже простое – первый, кто решит задачи, тот и поступит. Первый абитуриент – молодой человек, который выиграл все олимпиады по математике, в которых смог физически поучаствовать в свои 16 лет. Его соперники – котенок персидской породы и саженец фикуса в горшке. Через пять минут парень заканчивает решать задачи, поглядывая на «конкурентов», больше беспокоясь о том, не галлюцинации ли у него, в то время как котенок уже весь в игре с листочками деревца.

В начале декабря случайно, сам того не желая, окунулся в тему искусственного интеллекта (ИИ) и вот уже несколько недель эта тема все не отпускает. Перспективы настолько ошеломляющие, что захватывает дух, и это действительно поменяло и продолжает менять мое мировоззрение весьма сильно. Так, например, я еще недавно полагал, что самая важная, интересная и стоящая цель – это продление жизни и омоложение. Но сегодня я так не считаю.

В последнее время много значимых людей высказывались об ИИ. Так, Стивен Хокинг сказал, что как только ИИ превзойдет интеллект человека, он станет представлять угрозу нашему существованию. Элон Маск сказал почти тоже самое, но, как показалось, от него прозвучала реальная тревога. Билл Гейтс также на днях высказался о том, что многие даже не думают, что скоро останутся без работы, из-за ИИ и управляемых им роботов. В этом году вышла и книга Ника Бострома «Суперинтеллект».

В апреле 2014 года компания DeepMind, которая занимается разработкой ИИ, продемонстрировала, как компьютерная программа учится побеждать все игрушки Атари. Учится самостоятельно, получив только управление и задачу выиграть. Обратите внимание на то, как программа «элегантно» направляет шарик внутрь стены блоков, или как тупо избивает партнера в углу. Программе потребовалось всего несколько часов для достижения совершенства.

Шейн Легг, соучредитель компании, полагает, что ИИ – угроза для человечества номер один. Элон Маск, кстати, инвестировал в эту компанию еще до того, как в прошлом году ее купил Гугл. Сегодня это риск осознается Гуглом настолько, что они учредили этический комитет, задачи которого – найти возможности выживания человечества с ИИ. Вероятно, и гугловцы и Маск увидели и другие способности этого ИИ, о которых публично не было сказано.

В марте 2014 Маск инвестировал и в другую компанию, Vicarious, чьей целью является создание нейронной сети, которая будет работать как человеческий мозг.

Это кажется парадоксом – бояться этого и все равно продолжать делать все, что необходимо для создания интеллекта, превосходящего человеческий. Но это так по-человечески – подходить к самому краю, и верить в то, что все обойдется, как обычно, так или иначе.

Вот и Рэй Курцвейл, в недавней статье в журнале Times выдвигает успокаивающие аргументы. Экзистенциальная угроза от ИИ – отнюдь не первая в истории человечества, говорит он, и у нас есть время разобраться и научиться им управлять.

Это замечательно, что выдающиеся люди в курсе происходящего, и хорошо, что некоторых из них ИИ пугает. Плохо то, что сроки, которые указывают эксперты, о том, когда ИИ обретет реальную мощь, все еще выглядят успокоительно далекими.

Но помимо того, что упомянуто выше, в мире происходит и множество других разработок. И все они развиваются с невероятной скоростью. От создания программы для игры в шахматы, которая превзошла самых лучших игроков прошла пара десятков лет, а теперь аналогичной новостью не удивишь никого.

Ник Бостром (2014) приводит несколько фактов:

  • Шашки – в 1994 году программа побила чемпиона, а в 2004 году была создана программа, которая делает самые лучшие ходы, используя базу данных в 39 триллионов окончаний партий.
  • Нарды – с 1992 году непобедима человеком в принципе.
  • Шахматы – 1997 год DeepBlue побеждает Каспарова. С тех пор движки стали еще лучше. У человека нет шансов.
  • Го – программа достигла, как минимум 6 дана, еще несколько лет и она будет бить игроков 9, высшего профессионального дана. Я сам играю в ГО и убеждаюсь, как сильно стали играть программы.

Компьютеры сейчас или в самое ближайшее время будут превосходить человека во всех играх.
Примечательно, что мастерство в этих играх – воплощение человеческого интеллекта, а в программах – довольно простые алгоритмы. Игры – лишь частное проявление мощи ИИ, который демонстрирует успехи в машинных переводах, распознавании лиц, постановке диагнозов, выборе музыки и книг, и еще куче всего, что мы даже не успеваем осознавать. Это характерно для нашего времени: скорость развития почти всего – самая высокая в истории, и она только ускоряется. Можно без эмоций сказать, что уж слишком быстро мы все меняем.

А в тех областях, которые могли бы нам пригодиться как роду, в социальных науках – у нас полный застой. Мы не в состоянии придумать лучший способ совместного существования, чем то, что было предложено за тысячу лет: всякие демократии, автократии и капитализм. Мы до сих пор, вместо того, чтобы жить долго, дружно и весело, убиваем друг друга, тратим деньги и жизни на всякие нелепые проекты, и уничтожаем планету. Мы едва справляемся с общечеловеческими задачами. Мы хоть еще не превратили сами себя в радиоактивный пепел, смогли как-то договориться, но вызовы, которые бросает нам будущее – гораздо круче. Есть у кого-то уверенность, что мы справимся?

Человеческий мозг, несмотря на то, что является выдающимся творением природы, уступает ИИ по всем параметрам (Bostrom, 2014):

  • Максимальная скорость вычислений нейронов – 200 Гц. К примеру, обычный смартфон сегодня имеет процессор с частотой в 2 Гигагерца, на несколько порядков больше.
  • Скорость передачи потенциала между нейронами составляет максимально 120 метров в секунду, тогда как оптоэлектроника может предавать сигналы со скоростью света.
  • У нас огромное количество нейронов, около 100 миллиардов, но это предел, тогда как компьютеры могут наращивать число до непроизносимого числа.
  • Память человека – ну тут и говорить, увы, не о чем.
  • Надежность – да, мозг прекрасно справляется в течение десятков лет, но нейрон — ненадежный, в сравнении с транзистором.
  • Но главное – это софт. В нас заложен неплохой софт, который позволил нам выжить и покорить мир, но мы только учимся понимать его сегодня, практически не умеем изменять и улучшать. Мы знаем, что некоторые эти старые программы играют с нами плохие штуки: например, наша привязанность к высококалорийным продуктам или способность замечать животных быстрее, чем автомобили. Мы чрезвычайно плохо умеем управлять собой. Есть исключения, но, как правило, они касаются людей, которые посвящают совершенствованию себя все время.
    Компьютеры в этом плане обладают несравненной гибкостью.

Вернемся к сценке в начале статьи, и представим, что тот парнишка – суперинтеллект, а мы — либо котенок либо дерево, кому что нравится. У нас столько же шансов сдать экзамен, и продолжить жизнь. Мы ему не конкуренты, и нас может тешить надежда на то, что он не обратит внимания на нас, и оставит в живых.

ИИ с каждым днем становится все мощнее и мощнее, усилиями самих людей. В ближайшем будущем он действительно будет помогать нам во всех областях, и мы сможем решать любые и проблемы.
Но он продолжит развиваться, на порядки опережая наши способности за ним поспевать. И тогда он займется своими задачами.

У нас либо еще остается время что-то сделать, либо уже нет. Поскольку мы этого точно пока не знаем, то делать что-то надо прямо сегодня. Вероятных сценариев немного:

1) Мы решаем проблему взаимодействия с ИИ, делаем его дружественным и решаем все проблемы, которые могут вообще быть, живем долго и счастливо, покоряя всё во Вселенной. Самый оптимистический и самый невероятный сценарий, на мой взгляд.
2) ИИ, достигая невероятной скорости развития, мчится мимо нас, по своим неведомым человечеству делам, оставляя нас в покое. Мы будем жить, ему не мешая, как сейчас живут муравьи. Дружить с ними не о чем, но пусть живут. Тоже очень оптимистичный сценарий.
3) ИИ достигает определенной стадии развития и в какой-то момент он устраняет человечество как вредоносный паразитирующий элемент.

На мой взгляд, эти сценарии развернутся уже в ближайшие 15 лет. У нас совсем мало времени.

Я не специалист в ИИ, поэтому могу смотреть на перспективу глазами психолога. И мне кажется, что Курцвейл, несмотря на выдающиеся экспертные знания, необоснованно оптимистичен – такого экзистенциального риска человечество еще не знало, и поэтому история прошлых рисков не совсем подходит. Мы даже не будем говорить про пресловутых черных лебедей.

Если посмотреть на нас глазами суперинтеллекта, то сложно увидеть что-то симпатичное. Мы для него — существа, которые спят треть жизни, плохо считают, постоянно что-то едят, толстеют, болеют, не понимают мотивы своих поступков, не знают будущего, и ведут, в целом, бессмысленную жизнь.

Эмоции, которые как думают некоторые, кажутся нам чем-то таинственным, что отделяет нас от машин. Романтическая фантастика прошлых десятилетий постоянно говорила об этом, заставляя ИИ обожать нас за то, а самому «стыдиться», что ему никогда не понять что такое любовь. Но сегодня мы уже сами показали, что эмоции вполне себе биологически обусловленные феномены, которые можно измерять, предсказывать и воспроизводить. Для нас они играют важную роль в познании и восприятии мира, а понадобятся ли они ему – это еще вопрос. Едва ли ему это понадобится, если все, что нужно можно просто посчитать. Но при желании, он прекрасно поймет, что мы чувствуем.

Я писал ранее (Пока боги еще молодые), о том, что решив проблему с имитацией движений глаз человека, ИИ поймет про нас почти все, то, что мы сами про себя не знаем. А мы, между тем, останемся в таком же неведении.
Джефф Клюн, исследователь ИИ из Университета Вайоминга говорит, что в моделях ИИ «миллионы нейронов и они каждый делают что-то свое. И у нас нет понимания, как они достигают результатов».

Вряд ли я смог передать то ощущение, которое у меня сложилось при знакомстве с этой темой. Для тех, кому интересно, рекомендую прочесть книгу Бострома — очень взвешенный, информативный и потрясающий текст.
Однако, несмотря на то, что такая перспектива кажется депрессивной, она предлагает уникальную возможность взглянуть в будущее и понять, чем не стоит заниматься, уже и вообще, а чем, напротив, стоит, и куда обратить свою энергию уже сегодня. Я сам еще не до конца погрузился в это мировоззрение, и, честно говоря, не знаю, стоит ли, ведь с этим придется как-то жить дальше, но что уже сделано, не вернешь.

Прогресс, нравится кому-то или нет, движим талантливыми и выдающимися людьми. Их мало, но больше, чем когда либо в истории, просто потому, что популяция людей большая. Вот на обучение, развитие и всяческую помощь таким талантам – вот на что надо бы выделять сегодня деньги. Они, по сути, станут нашими спасителями. Кроме того, все области, связанные с ИИ, так или иначе, становятся все более востребованными и прекрасно оплачиваемыми.

С этой перспективы можно посмотреть на все большие проекты, политические и экономические решения и сразу увидеть, что подавляющее большинство из них – морально устарели уже сегодня, и никогда не смогут окупиться или даже пригодиться. Почти все многомиллиардные затеи со стройками каналов, трубопроводов и дорог – лишь лишает денег по-настоящему нужные проекты.

Путь к самосовершенствованию человека – тупиковый. По нему еще можно двигаться, наверное, в течение ближайших 10 лет, но, в принципе, он ведет в никуда. Ни фармацевтические средства, ни какие-то трансцендентальные или сугубо научные практики, ни интерфейс мозг-компьютер не дадут человеку ничего особенно значительного, такого чтобы он мог соперничать с суперинтеллектом. Протезирование конечностей, органов и даже частей мозга, несомненно, будет совершенствоваться, но лишь до определенного момента.

К сожалению, даже интересная мне область – сенсорное замещение, когда мы, с помощью интерфейсов, можем обретать дополнительные чувства или способности – тупиковая. Никто не может сказать, что нам даст обладание чувством магнитного поля земли, или инфракрасным видением, видеть слухом, слышать языком. Телепатия, телекинез, и даже возможность узнавать по фотографии, где находится человек – какими бы фантастически они ни казались – просто никчемны. Телепатия как сколько-нибудь полезное свойство, на фоне емейл, мгновенных чатов и распознавания речи, похожа на то, как если сегодня изобретать более мощные и точные катапульты для доставки посылок в разные города. Вы можете сами провести мысленный эксперимент, наделив себя каким-то особым каким угодно невероятным качеством, и убедитесь, что реализация этой способности, скорее всего, будет приводить к увеличению материальных благ, но не на решения значимых для будущего проблем. Это, вероятно, свидетельствует о преимущественной работе древних эволюционных программ, вшитых в наш мозг, когда они были актуальны на протяжении миллионов лет (и актуальны сегодня). Наша неспособность их легко переписывать — вот наша проблема. Человек, иными словами, становится все более похожим на устаревшую модель, которую как ни обвешивай примочками, кардинально не изменишь.

Чем же мы должны заняться, чтобы не исчезнуть с лица Земли? Неандертальцы либо не задавали себе таких вопросов, либо не смогли найти на них ответы, уступив место нам.

Bostrom, N. (2014). Superintelligence: paths, dangers, strategies (First edition. ed.). Oxford (UK): Oxford University Press.


Где живут эмоции и мастерство

бутербродНедавно делал ай-трекинговое исследование и решил попробовать новый дизайн, при котором главная задача участника — следить за перемещениями креcтиков и ноликов и не обращать внимания на возникающие на периферии картинки. Направление слежения — по вертикальной оси на одинаковом расстоянии от картинок.
На самом деле, как бы четко не выполнялись эти инструкции, движения глаз отклоняются к той или иной картинке, и целый ряд исследований выяснил, что такие отклонения идут к наиболее эмоциональной картинке. Тестировались как рекламные материалы, так и различные фотографии.

Что любопытно, но эффект, который можно видеть ниже, в такой сильной мере возник только у рекламных макетов. Макеты я сделал искаженными, потому как коммерческие интересы и все такое, но можно сказать, что на макете В были изображены товары, с различными слоганами и информацией о скидке, а на макете А дополнительно были использованы человеческие руки. Причем находились эти руки в левом поле макета А, и когда руки оказываются дальше от линии слежения, девиация резко возрастает.

сравнение макетовТаким образом, можно сказать, что макет с руками вызывает больше эмоциональной реакции на подсознательном уровне. Это означает, что он, с большей вероятностью, будет привлекать внимание и запоминаться, а также, возможно, побуждать к совершению действий, к которым реклама призывает.

Все это происходит в течение первых 500 миллисекунд просмотра, вернее, даже от 300 до 500 миллисекунд. Этот период – весьма интересный. Те, кто в курсе теорий о свободе воли и экспериментах Бенджамина Либе (Libet), о которых я постарался рассказать (Расставание с иллюзиями), знают, что именно в этот промежуток, от 300 до 500 мс, происходят любопытные вещи, которые еще не зарегистрированы нашим сознанием. Фактически же, мы живем в прошлом, отставая от реальных процессов вокруг нас на эти 300-500 мс.

график результатов тренировокНедавно я разработал приложение по модификации поведения, и, в частности, импульсивного, и последний месяц активно его тестирую. Недавно, через восемь часов чистого времени тренировок, скорость реакции на определенные стимулы приблизилась к 500 миллисекундам. Это ожидаемый и позитивный результат, на который я надеялся – в самом начале эта же реакция была в районе 600 мс. И вот вчера (уже через 10 часов тренировок) я впервые ушел за 500 мс, достигнув 498 мс. Теперь буду стараться там и держаться, и ждать проявления других феноменов.

500 мс и меньше — это время, когда наше сознание еще не включается в процесс принятия решения, в полной мере. Это ощущается: самые эффективные результаты достигаются, когда находишься в некоем диссоциативном состоянии. Так, я чаще ловлю себя на том, что заканчиваю сессию тренировки, задумавшись о чем-то, и совершенно не помню, как я нажимал сотни раз разные клавиши клавиатуры. Это знакомая многим вещь: садишься в машину, задумался о чем-то, и ты уже дома, и ничего не помнишь о том, как ехал.

Так и здесь: потратив часы, я увидел, просто «кожей почувствовал», насколько сильно во мне (и, конечно не только во мне) сидит импульсивное рефлекторное поведение, и как самоконтроль падает за пару минут, и сразу же начинаешь делать ошибки. А вот уже около 500 мс ошибок становится меньше, и нагрузки на самоконтроль нет. Всё от того, что самоконтроль не требуется – процесс обслуживается большей частью подсознательно. Это свидетельство мастерства в этом весьма специфичном навыке. И это вторжение в эмоциональную сферу, способности в какой-то мере ими управлять. Так, одна из задач приложения – сделать это по отношению к еде, и снизить эмоциональную привязанность и импульсивность к определенной, скажем так, «плохой» еде. Для этого я, например, временно отказался от всяких ограничений в еде, чтобы понаблюдать эффект, и сбросил за месяц как минимум 1,5 кг (разумеется, с учетом колебаний веса, который я замеряю уже давно) не меняя ничего в питании (хотя это мне так кажется, что не меняя). Не бог весть какая цифра, но любопытно, куда это все пойдет дальше.

Я упоминал вскользь об этом эксперименте ранее, про то, как нездоровая пища может «притворяться» здоровой.
Вот, например, очень легко отказаться от бутерброда, на фото в начале статьи.
Но вот эти ниже – посмотрите, как они банально маскируются под «хорошие»:

бургер и майонез
Особенно меня удивил майонез – он часто меня «подлавливает», хотя я его почти не употребляю, ну, только в гостях, когда попадается. Понятно, почему ему это удается, сознательно, но подсознание пока не понимает, в чем подвох.

Путь к мастерству, увы, не лежит в считанных минутах тренировок чему бы то ни было. Когда мы тренируем себя, мы даем нашему мозгу сигналы о том, что эта деятельность важна, и мы хотим достичь в этом успехов. Только тогда он воспримет это серьезно и будет помогать нашим сознательным целям. У мозга невероятно огромное количество задач, действительно важных, в основном, связанных с выживанием. Когда мы сознательно пытаемся увлечь его какой-то задачей, ценность которой мозгу не столь очевидна, ему это надо искусно «продать». Пара человек параллельно со мной участвует в тестировании, но уделяют этому слишком мало времени и еще меньше мотивации. В итоге, как показывает месяц тестирования – зря теряют время, получая не результаты, а только раздражение. А занятия чем-то по 15 минут или по часу в неделю – это не тот случай, когда мозг станет считать то, что мы делаем, чем-то важным.


Машины умеют понимать нас лучше нас самих

выражение болиНедавняя новость о том, что искусственный интеллект получил неплохие баллы при прохождении теста Тьюринга – лишь одна из многих подобного рода. Так, занимаясь ай-трекингом, я знаю программы, которые могут предсказывать с точностью в 80% движения и фиксации глаз человека при просмотре изображения. В недавнем исследовании, опубликованном в журнале Current Biology (Bartlett et al., 2014) было показано, в чем еще компьютерные системы начинают демонстрировать результаты лучше человека.

Выражение эмоции вовлекает лицевые мускулы, управляемые двумя моторными маршрутами: автоматические и спонтанные и управляемые сознательно. Когда человек испытывает настоящую боль, то соотношение движений мускулов, создаваемых по этим маршрутам, отличается от соотношения при подделке боли. Нетренированный наблюдатель очень плохо различает настоящее выражение боли от подделки. Потренировавшись, можно улучшить эту способность, но не сильно. Так, в этих экспериментах удавалось повысить точность различения людей до 55%.

На картинке в начале статьи, сможете вы определить, на каком фото мужчина подделывает боль, а на какой – испытывает настоящую?

Программа под названием Computer Expression Recognition Toolbox (CERT), разработанная в Университете Калифорнии в Сан-Диего, на основе системы Facial Action Coding известного ученого Пола Экмана, и доступная на сайте Emotient, также поучаствовала в эксперименте.

Она может анализировать состояние лица каждые 30 миллисекунд и вычислять не только предположительную эмоцию в этом кадре, но и динамику изменения выражений. Она может отличать выражения на лице, создаваемые спонтанно, от вызванных сознательно. Точность ее оценки составила 85%.

Если бы какой-то человек постоянно достигал таких результатов, мы посчитали бы его выдающимся мастером, заслуженно и без преувеличения, а тут – программа, стоимость которой с каждым годом падает, и пользоваться которой может даже ребенок. И так, похоже, будет в каждой сфере деятельности и с каждой способностью человека.

Bartlett, M. S., Littlewort, G. C., Frank, M. G., & Lee, K. (2014). Automatic decoding of facial movements reveals deceptive pain expressions. Current Biology, 24(7), 738-743. doi: 10.1016/j.cub.2014.02.009.

* Фото слева – настоящая боль, справа – имитация.