Tag Archives: страх

Неожиданное средство от страха

паукиГолодание – процесс либо вынужденный (когда нечего есть) либо сознательный (по разным причинам). Но вне зависимости от причины, он может оказывать схожее воздействие на организм. Мы все знаем о пользе контролируемого лечебного голодания, но в недавнем исследование был обнаружен еще один любопытный эффект.

В исследовании у мышей формировали страх классическим подходом по Павлову: подавали определенный звук и били слабым электрическим током, так что впоследствии мыши начинали бояться звука. Ученые, между прочим, позже в эксперименте расформировывали этот страх. В одной группе были генетически модифицированные мыши: у них отсутствовали рецепторы нейропептида Y, что приводит к снижению аппетита. Другие мыши были нормальными, а экспериментаторы заставляли мышей голодать в различные периоды обучения их страху.

Оказалось, что если мыши голодали, перед тем как их учили бояться звука, то они обучались хуже. А вот голодание перед процессом разучивания, напротив, ускоряло процесс.

Что это значит для нас с вами, если мы предположим, что у человека такая же реакция на голод, как у мышей:

Если вы чего-то боитесь, и вам скоро предстоит встретиться с вашим страхом, то кратковременное голодание поможет его победить. Будь это экзамен, полет на самолете, визит к стоматологу, даже поход к психотерапевту по поводу своих страхов – вы перенесете это лучше, если пропустите пару приемов пищи.
Объясняется это тем, что голод заставляет мозг искать пищу, побуждая совершать более рискованные поступки для ее поиска. Иными словами, голод отчасти избавляет нас от страха и делает нас чуть смелее.

PS. Понятно, что надо достаточно поголодать, чтобы, изначально боясь пауков, начать видеть в них завтрак :)

Verma, D., Wood, J., Lach, G., Herzog, H., Sperk, G., & Tasan, R. (2015). Hunger Promotes fear extinction by activation of an amygdala microcircuit. Neuropsychopharmacology, 11(10), 163.


Как понять плач ребенка

плачущий ребенокИногда, когда плачет наш ребенок, мы не находим себе места, в попытках ему помочь. Особенно плохо то, что часто мы не знаем причину плача. Их может быть множество – голод, боль, злость, страх, но как отличить одно от другого? Казалось бы, мы живем уже несколько миллионов лет, и могли бы научиться за это время различать и передавать это знание.

И вот картина: молодые родители, не понимающие, почему плачет дитя, и новорождённый, с единственным способом сообщить о своих негативных эмоциях.

Испанские психологи решили изучить это вопрос, взяв в качестве материала плач 20 детей возрастом от 3 месяцев до полутора лет; плач, причиной которого совершенно точно были три фактора: боль, злость и страх. Они хотели понять, есть ли отличия, и могут ли взрослые правильно их распознавать. Оказалось, что вообще-то взрослые весьма плохо разбираются в разных видах плача. Однако, кое-что все же умеют: не в силах сознательно определить причину, взрослые реагируют более эмоционально и энергично, когда ребенок плачет из-за боли. На уровне интуиции взрослые понимают, что это – самый опасный вариант, угроза для здоровья и жизни.

Психологи обнаружили, что можно научиться отличать один плач от другого и разницу надо искать в движениях глаз и динамике плача:

При злости — глаза почти прикрыты веками, и смотрят в никуда или на фиксированную точку. Рот либо полуоткрыт, либо открыт широко, и интенсивность плача растет. Ребенок двигает руками и ногами больше чем при других причинах плача.

При страхе – глаза открыты почти постоянно. Периодически ребёнок пронизывает взглядом стоящих рядом и старается откинуть голову назад. Плач развивается быстро и кажется взрывным на пике.

При боли – глава постоянно закрыты, и в редкие моменты когда открываются, на несколько мгновений, направлены в даль. Мускулы напрядены в районе глаз, а лоб нахмурен. Плач начинается внезапно сразу с максимальной интенсивностью.

Choliz, M., Fernandez-Abascal, E. G., & Martinez-Sanchez, F. (2012). Infant crying: pattern of weeping, recognition of emotion and affective reactions in observers. Spanish Journal of Psychology, 15(3), 978-988.


Пугайте с юмором

реклама Американского общества борьбы с раком. Она предупреждает об опасности солнечной радиацииЕсть реклама, основанная на страхе – например, против курения или наркотиков, или крема для загара, страховки и проч. В такую рекламу, как показали эксперименты, надо добавлять немного юмора. Иначе у человека срабатывает компенсаторная защитная реакция на многие запугивания, и он начинает игнорировать сообщения рекламы полностью. Юмор помогает снять такую защиту, и, как следствие, помогает рекламному сообщению получить больше принятия.

В начале статьи – реклама Американского общества борьбы с раком. Она предупреждает об опасности солнечной радиации. Текст: Мой брат случайно убил себя. Он умер от рака кожи. Это пример рекламы, основанной на страхе, умеренной степени. А ниже пример социальной рекламы против использования меха, использует как страх, так и юмор.
Текст: Требуется 40 глупых животных, чтобы сделать одну шубу. Но только одно, чтобы носить ее.
пример социальной рекламы против использования меха
Ученые (Mukherjee & Dubé, 2012) провели два эксперимента, манипулируя различными параметрами: они создали рекламу фиктивного солнцезащитного средства, разной степени запугивания, с добавлением юмора или без оного, и представляли участникам экспериментов, проверяя воздействие.

Так, например, выглядят два вида рекламы – слева – с сильной степенью страха, справа – с умеренной.
два вида рекламы – слева – с сильной степенью страха, справа – с умереннойНа графике ниже показаны результаты экспериментов — отношение к рекламе, в зависимости от степени страха и наличия/отсутствия юмора:

График, показывающий отношение к рекламе, в зависимости от степени страха и наличия/отсутствия юмораВыяснилось:

  • Реклама, вызывающая страх в большой степени, менее эффективна, чем страх средней степени.
  • Однако, именно реклама с высокой степенью страха наиболее эффективна, если туда добавлен юмор. Умеренный страх с юмором – не очень эффективен.
  • Юмор не снижает и не разбавляет страх. Исследователи полагают, что страх создает мотивацию к поведению, которое высказывает реклама, а юмор – увеличивает доступность этой информации
  • Лишь 6% участников (из 124 человек) одного эксперимента сказали, что юмор был неуместен в рекламе.

Ниже: как добавили юмор в рекламу сами экспериментаторы. Не стоит их строго судить, они не креативщики, но это и показательно — несмотря на  простое и быстрое решение, эффект юмора начал работать.
Пример добавления юмора в пугающую рекламу

Mukherjee, A., & Dubé, L. (2012). Mixing emotions: The use of humor in fear advertising. Journal of Consumer Behaviour, 11(2), 147-161.


Последствия

ночной городТеррористическая атака 11 сентября 2001 года продолжает оставаться в нашей памяти и в фокусе интереса психологов. Есть чему поражаться: сначала террористы убивают людей напрямую, а затем «продолжают» убивать опосредованно. Так, предыдущее исследование показало, что после теракта число погибших в автомобильных авариях в США существенно возросло. Это объяснялось тем, что многие люди, из-за страха новых атак, предпочитали самолетам автомобили для путешествия в другие города.

Недавнее исследование (Gaissmaier & Gigerenzer, 2012) обнаружило зловещую иронию в этом феномене, в котором два фактора играли роль. Первый — близость к Нью-Йорку, где страх и стресс были наибольшими среди жителей. Второй, сильный фактор – возможность автомобильной поездки, которая определялась километражем автодорог и числом автомобилей на душу населения. Иначе говоря, именно из-за благополучия жителей и развитой инфраструктуры страны теракт продолжил убивать людей.

Gaissmaier, W., & Gigerenzer, G. (2012). 9/11, Act II: A fine-grained analysis of regional variations in traffic fatalities in the aftermath of the terrorist attacks. Psychological Science, 23(12), 1449-1454.


Одна из тайн сновидений

женщина спит и видит сныИнтересный вывод сделали ученые из Университета Кейптауна, в ЮАР (Malcolm-Smith et al., 2012). Одна из психологических теорий, теория симуляции угрозы, говорит о том, что наши сновидения обеспечивают нам преимущество в реальной жизни, создавая инсценировку событий угрожающего характера, когда мы можем потренироваться.  Инсценировка, как вы сами знаете, нешуточная – вы же не подозреваете, что вы спите, и вам кажется, что все реально и серьезно. По расчетам этих психологов, такого рода сновидения составляют около 20% всех снов. Из них удачный выход из ситуации угрозы составляет тоже около 20%. Иными словами 16% таких тренировочных снов заканчивается для нас неприятными моментами.

Однако команда обнаружила, что и теория, и люди сами слишком преувеличивают частоту таких снов. Скорее всего, нами движет не только страх, но и поиск вознаграждения. И, по подсчетам команды, сновидений, где мы стремимся к чему-то желанному, гораздо больше, чем когда мы убегаем от чего-то угрожающего.

Таким образом, по аналогии, можно предположить, что мы тренируемся получать желанное во сне. И если вам приснится что-то подобное, вы можете узнать что-то, что вы желаете, даже не подозревая об этом сознательно.

Malcolm-Smith, S., Koopowitz, S., Pantelis, E., & Solms, M. (2012). Approach/avoidance in dreams. doi: 10.1016/j.concog.2011.11.004. Consciousness and Cognition, 21(1), 408-412.


Подростковая беременность

подростковая беременностьМеня попросили написать что-то реально важное. Действительно, есть ситуации, когда нам жизненно необходимы идеи, варианты, и правильные  решения. Поговорим о детях – что может быть важнее?  Существуют, общепризнанно, три главных страха родителей и реальные опасности для детей: беременность, наркотики (или алкоголь) и насилие. Сегодня мы говорим о беременности.

Ничего особенно хорошего в подростковой беременности и мамах-тинейджерах, прямо скажем, нет (Stein & St. George, 2009).

Мамы-подростки вероятнее всего:
1) бросят школу и перестанут учиться,
2) их заработок в будущем, и, в целом, на протяжении всей жизни, будет ниже других сверстников,
3) останутся матерями-одиночками,
4) дополнительно плюс в 25% случаях родят еще одного ребенка до достижения двадцатилетнего возраста.

Дети матерей-подростков, вероятнее всего (Terry-Humen, Manlove, & Moore, 2005):
1) станут жертвами насилия в семье,
2) отправятся в детский дом,
3) будут развиты хуже сверстников,
4) бросят школу до окончания,
5) отправятся в тюрьму подростками, или молодыми людьми.

Эти вероятности учитывают социально-экономический статус и другие характеристики. Иными словами, это все очень серьезно, независимо от того, девочка из бедной или богатой семьи.

Какой именно подросток имеет больше шансов стать слишком молодой матерью? Исследования (Bonell et al., 2005, Fletcher et al., 2007, Harden et al., 2006) показывают, что это девочки-подростки, занимающиеся незащищенным сексом, а это, в свою очередь, связано с тем, с какой компанией они водятся, есть ли у них более-менее ясные планы на будущее. А это зависит от того, насколько они интегрированы в общество. Иными словами, если девочка чувствует себя чужаком в школе и во дворе, социально-исключенной, оторвана от общества, то она, вероятнее всего, будет водиться с плохими ребятами, плевать на будущее, и иметь склонность к рискованному поведению. Один из видов такого рискованного поведения – незащищенный секс.

Социальная изоляция, — нешуточное дело. По ощущениям, это — как реальная физическая боль. Социальная изоляция ведет к отказу от важнейших вещей в жизни в обмен на немедленное удовольствие. Смотрите больше здесь: И снова о деньгах.

Я как-то писал о том, что является показателем и одновременно средством против социальной изоляции здесь: Про собак, Достоевского и сопереживание  и здесь: Одиночество, теплая ванна и плюшевый мишка. Это прекрасно, но одной собакой и ванной дело не решишь, когда вопрос стоит о таком серьезном деле, как беременность подростка.

Ужасное заключается в том, что большинство советов, которые получают родители, не меняют ситуации. Эффективность практически всех государственных программ по предотвращению подростковой беременности — неизвестна, в лучшем случае они не работают, а зачастую – приводят к ухудшению ситуации.

Что же делать в таком случае? Надо изменить вербализацию себя подростком. Уйти от описания себя вроде: «я – никому не нужный здесь человек», «меня здесь никто не любит», и т.п., и превратить в: «я – любимый и популярный ученик в своей школе», «меня в школе любят и уважают» и т.п.

А самый лучший способ изменить видение себя – сначала поменять поведение. И видение изменится соответственно, например: «поступай хорошо – станешь хорошим», и даже, если угодно: «поступай как богач, станешь богачом».

Одно из реально действующих решений – занять такого подростка общественно-полезной добровольной работой. Звучит, может быть, пафосно, но это, вероятнее всего, самое эффективное средство (Klerman, 2004; Teen Pregnancy, 2008). Это означает – привести его и увлечь благотворительной работой, социальными мероприятиями и прочими, в таком же духе. Хотя бы 20 часов в год, поставьте себе цель, это доказала программа – это работает. Подростки втягиваются и проводят гораздо больше времени. Добровольная работа – это поведение, и оно изменит видение самой себя подростком. Девочка, практически сразу, сможет сказать, что она кому-то нужна, что ее любят, и что она – ценный член общества. Ее реально где-то ждут и ей рады каждый раз, когда она приходит. И риски покорежить свою жизнь начинают стремительно уменьшаться. Это приводит, в частности, (в сравнении с обычным подростком) к увеличению возраста, когда девочка-подросток занимается сексом в первый раз, уменьшению частоты занятий сексом, снижает риск подростковой беременности на 50%, и увеличивает успеваемость (O’Donnell et al., 2002; Wilson, 2011).

Смысл этой статьи – помочь родителям предотвратить подростковую беременность, прежде всего. Было бы наивно предполагать, что это должно вызывать интерес у местных или национальных властей.  А пока в школах занимаются программами, которые не работают, это подростки и их родители, кто платит за это цену.

Bonell, C., Allen, E., Strange, V., Copas, A., Oakley, A., Sephenson, J., & Johnson, A. (2005). The effect of dislike of school on risk of teenage pregnancy: Testing of hypotheses using longitudinal data from a randomised trial of sex education. Journal of Epidemiology and Community Health, 60, 502–506.

Fletcher, A., Harden, A., Brunton, G., Oakley, A., & Bonell, C. (2007). Interventions addressing the social determinants of teenage pregnancy. Health Education, 106, 29–39.

Harden, A., Brunton, G., Fletcher, A., Oakley, A., Burchett, H., & Backhans, M. (2006). Young people, pregnancy and social exclusion: A systematic synthesis of research evidence to identify effective, appropriate and promising approaches for prevention and support. London: EPPI-Centre, Social Science Research Unit, Institute of Education, University of London.

Klerman, L. V. (2004). Another chance: Preventing additional births to teen mothers. The National Campaign to Prevent Teen and Unplanned Pregnancy. Retrieved from http://www.thenationalcampaign.org/default.aspx

O’Donnell, L., Stueve, A., O’Donnell, C., Duran, R., Doval, A. S., Wilson, R. F., Haber, D., Perry, E., & Pleck, J. H. (2002). Long-term reductions in sexual initiation and sexual activity among urban middle schoolers in the Reach for Health Service Learning Program. Journal of Adolescent Health, 31, 93–100.

Stein, R., & St. George, D. (2009, March 19). Teenage birth rate increases for second consecutive year. Washington Post, pp. A1, A4.

Teen Pregnancy (2008). Centers for Disease Control and Prevention. Retrieved July 3, 2008, from http://www.cdc.gov/reproductivehealth/AdolescentReproHealth/

Terry-Humen, E., Manlove, J., & Moore, K. A. (2005). Playing catch-up: How children born to teen mothers fare. National Campaign to Prevent Teen Pregnancy. Retrieved from http://www.teenpregnancy.org/works/pdf/PlayingCatchUp.pdf

Wilson, T. D. (2011). Redirect : the surprising new science of psychological change (1st ed.). New York, NY: Little, Brown and Company.


Вспомните, что в детстве у вас это прекрасно получалось. Технология веры, в ста томах. Том Первый. Глава Первая. Страница Восьмая

Боязнь публичных выступленийМногие люди боятся публичных выступлений. Это рождает крайне неприятные ощущения в теле. Организм погружается в стресс и  начинает готовить наше тело к выживанию. Мы понимаем, что это ненужная, избыточная реакция, потому что никто нас не собирается съесть, и тем не менее, люди тратят много лет для того, чтобы научиться управлять собой в таких ситуациях.

В одном эксперименте (Pezdek & Salim, 2011) психологи решили проверить гипотезу активации биографической памяти. Задание для участников эксперимента заключалось в том, чтобы попросить их публично выступить. В экспериментальной группе каждому участнику говорили, что он имел позитивный и успешный опыт публичного выступления в детстве. Ну, а кто из нас не рассказывал стишок, стоя на табуретке или не распевал песенки на утренниках в детском саду? Даже если вы этого избежали, помните, что человек устроен так, что если убедить его в том, что это было, то, через какое-то время, он начнет об этом вспоминать, в деталях. Это так называемые ложные воспоминания, феномен, хорошо изученный психологией. Вспомнившие эпизод из детства выступили гораздо лучше (по Trier Social Stress Test). Более того, замеры самоощущения (по тесту STAIS) и замеры кортизола (гормона стресса) в слюне, показали, что стресс увеличился лишь слегка, в сравнении с контрольной группой. Легкое увеличение стресса – вещь, наоборот, полезная, в отвественных ситуациях.

Таким образом, активация автобиографической памяти, при вспоминании специфического (необходимого вам) эпизода детства, даже не имевшего места быть, приводит к немедленным и ощутимым физиологическим, психологическим и поведенческим изменениям. Пользуйтесь этим.

Pezdek, K., & Salim, R. (2011). Physiological, psychological and behavioral consequences of activating autobiographical memories. Journal of Experimental Social Psychology. Doi: 10.1016/j.jesp.2011.05.004.

Картинка отсюда.