Депривация для активации

мышка и ее усы

Нейропластичность мозга – популярная и захватывающая тема, потому что показывает, как мало мы еще знаем о себе. Нейропластичность активируется после травмы или повреждения мозга – ведь это не магия какая-то, а адаптивный способ восстановления. Сегодня известны несколько механизмов спонтанно возникающей пластичности, и усиление работы этих механизмов способствует восстановлению. Один из механизмов называется remapping (переделка карты мозга), то есть функциональная реорганизация мозга.

Так, уже давно известно, что для активации этого механизма требуется активное использование пострадавшей конечности. Пример: терапия движениями за счет ограничения, когда здоровую руку приматывают бинтами к телу, тем самым вынуждая мозг постоянно пытаться двигать (используя моторные нейроны) и ощущать (используя сенсорные нейроны) пострадавшей рукой. Это не парадигма классической «выученной беспомощности», но метафорически чуть похоже.

В эксперименте (Kraft et al., 2018) мышкам инициировали специфический инсульт в левом полушарии, приводящий к параличу правой лапки. В экспериментальной группе мышкам обстригали усики с правой стороны, потому что регион, обрабатывающий сигналы, находится рядом с поврежденным регионом, управляющим лапкой. Гипотеза заключалась в том, что мозг, в попытках восстановить работу лапки, начнет перекраивать карту, подключая другие регионы. Когда рядом появляется свободный регион – а отсутствие или значительное снижение симуляции усиков практически его «освобождает», то это должно ускорять процесс восстановления функций движения.

Так и оказалось: мышам с подстриженными усиками потребовалось 5 недель для полного восстановления функций правой лапки, тогда как мышам в контрольной группе потребовалось 7 недель, и даже тогда восстановление произошло не полностью.

Что интересно, так то, что когда усикам дали полностью отрасти, регион, который уже к тому времени управлял лапкой вместо обработки сенсорной информации, спокойно и привычно заново подключился к обработке информации с усиков, принял, так сказать, «корабль в родную гавань».

Но в условиях, когда мозг невредим, и мы хотим изменить функционал его работы для каких-то своих прихотливых целей (например, в рамках биохакинга или майндхакинга), мы можем прецизионно активировать нейропластичность. В этом исследовании много любопытного: например, то, что моторные функции были подстегнуты депривацией сенсорных функций, просто по признаку близости регионов. Это отчасти подчеркивает плодотворную идею, что почти все наше поведение – в той или иной степени, моторное, или может быть активировано через моторное поведение.

Посмотрите, как это исследование сочетается с объяснением иллюзии движения.

Kraft, A. W., Bauer, A. Q., Culver, J. P., & Lee, J.-M. (2018). Sensory deprivation after focal ischemia in mice accelerates brain remapping and improves functional recovery through Arc-dependent synaptic plasticity. Science Translational Medicine, 10(426). doi: 10.1126/scitranslmed.aag1328


О будущем надо думать всегда

подростки и будущее

Рак —  кроме смертельной угрозы для жизни, еще и травматическое событие, которое может изменить представление человека о мире, справедливости, и судьбе. Некоторые люди, пережившие рак, описывают болезнь как поломавшую им жизнь, вспоминают преимущественно плохое в прошлом, и не видят ничего хорошего в будущем. В свою очередь, те, кто помнит в своем прошлом только негативное, или видит личное будущее смутно, без деталей и подробностей, склонны к клинической депрессии, посттравматическим нарушениям здоровья и другим проблемам с психикой.

Психологи из австралийского Университета Нового Южного Уэльса (Sansom-Daly et al., 2018) взяли две группы подростков, одна состояла из 77 человек, переживших рак, другая, из 66 человек, у которых такого заболевания не было, и попросили их отвечать на вопросы о прошлом, представлять будущее, замеряя уровень депрессии, тревожности, и другие факторы.

Не удивительно, что подростки, пережившие рак, продемонстрировали воспоминания преимущественно в негативном ключе, воспоминания, которые постоянно вращались вокруг заболевания. Но и будущее также фокусировалось вокруг болезни, и было оно с гораздо меньшим числом деталей и специфики, чем у второй группы. Пережить рак – еще не значит победить его, и чертовски обидно после рака впасть в депрессию, которая может только усугубить состояние.

Будущее в идеале должно быть видимым, с деталями, и довольно внятно, а не как в тумане и мгле Стивена Кинга. Эти черты конкретности необходимы для движения вперед и решения задач в настоящем. Сегодня мы знаем, что прошлое и будущее обрабатываются в одном регионе мозга, поэтому мы можем как учиться представлять будущее, так и редактировать свое прошлое, и это будут две стороны одной медали. Вообще, снова и снова встречается в исследованиях эта связка: «плохие воспоминания о прошлом – туманное будущее» и «позитивные воспоминания о прошлом – ясное будущее».

Любому, даже здоровому человеку, надо учиться основам яркого и детального представления своего будущего, хотя бы здоровья ради, как физического, так и ментального. То есть после или во время любой болезни, даже простуды, надо учиться думать о будущем еще более интенсивно, позитивно и детально, чтобы быстрее прийти в норму.

Sansom-Daly, U. M., Wakefield, C. E., Robertson, E. G., McGill, B. C., Wilson, H. L., & Bryant, R. A. (2018). Adolescent and young adult cancer survivors’ memory and future thinking processes place them at risk for poor mental health. Psychooncology, 14(10).


Если соседи слишком возбудились

оптическая иллюзия

Вы наверняка уже видели эту иллюзию, но объяснение, которая дала нейропсихолог Алис Провербио, делает ее еще интереснее:

Зона V5 зрительной коры занимается обработкой движения, а зона V4 — обработке цвета и форм (как эти шестиугольники). В этой иллюзии нейроны V4 становятся сатурированы цветом и формами настолько, что нейроны соседней V5 воспринимают это как сенсорную информацию движения.

Это из ряда очень любопытных объяснений, которое я встречал в работах Вильянура Рамачандрана, когда он объясняет и доказывает, почему у людей, потерявших конечность, ощущения с нее переходят на лицо, в гениталии или куда-то еще, но не спонтанно, а по соседству в сенсорной карте. Опираясь на функциональную карту регионов мозга, можно увидеть множество гипотез о необычных иллюзиях. Я обалдел бы от, например, такой кроссмодальной иллюзии:  мы слышим определенный звук, и явственно чувствуем определенный запах. Именно эта гипотеза вряд ли сработает, но другие — вполне.


Участвуйте в экспериментах

эксперимент лица

Проект Ко3мната продолжается, и, собственно, ни на день не останавливался. Вкратце напомню, что это такое:

Мы используем психологические методы и техники в виде так называемой цифровой терапевтики – цифровых программ, которые меняют наше поведение или состояния до необходимого, например, оздоровления. Программы выглядят как тесты, упражнения или видео, которые можно запускать на мобильных устройствах, телевизоре или компьютере. Некоторые такие программы могут точечно активировать нейропластичность для какой-то задачи, другие – менять привычки, третьи – изменять состояние организма в общем.

Наш организм постоянно занят своим восстановлением, оздоровлением и регенерацией, и, в некоторых случаях, он мог бы справляться значительно лучше, если его к этому сознательно «подтолкнуть» психологическими программами, и это касается как борьбы с болезнями, так и физического омоложения.

Применение всех этих программ в специально сконструированном пространстве, Комнате, позволяет усиливать эффект многократно, или вообще позволяет проявить эффект, который не возникает в обычных условиях.

Поскольку постоянной Комнаты еще пока нет, то последние несколько месяцев я занимался разработкой и испытаниями программ, которые можно использовать без нее. Несколько человек уже их пробуют.

Я предлагаю желающим принять участие в исследованиях, и ищу людей, которые:

1) хотят улучшить свое здоровье, не прерывая и не заменяя текущие курсы лечения,

2) имеющих время и желание заниматься своим здоровьем,

3) готовых выполнять несложные инструкции и ответственно подходить к их выполнению,

Я не врач, и это не клиническое исследование, а лишь небольшое пилотное психологическое исследование, которое соответствует всем этическим нормам и нормам безопасности, добровольное и с полным информированием происходящего, с возможностью отказаться от участие в любой момент без объяснения причин (для участников будет документ, объясняющий все правила и права). Я также оставляю за собой право отказывать в участии в исследовании, с объяснениями или без объяснения причин.

Что мы можем получить друг от друга: вы – возможность почувствовать на себе передовые методы цифровой терапевтики, и получить ощутимую пользу от этого, а я – получить данные для улучшения их работы.

Теперь, что, собственно, будет испытываться:

эксперимент цифровая терапевтика

1) Программа по изменению пищевого предпочтения к определённому продукту. В основе программа учит полному отказу от добавления рафинированного сахара в пищу. Первая цель: изучить, как широко распространяется такой диетически-семантический эффект – на какие продукты, содержащие разного рода углеводы, и как сильно. Вторая цель: проверка эффекта полного отказа на другом продукте – и это может быть соль, или мясо, или кофе, или что-то еще.

Программа уже испытана и работает, цель – сделать ее еще эффективнее за счет сокращения времени и усиления воздействия.

2) Программа по оптимизации карты тела. Это основывается на нейронаучном понимании, и не имеет ничего общего с каким-то там телесными практиками. В общих чертах: наш мозг (париетальная кора) постоянно генерирует карту или образ тела, для реализации функций систем организма, например, чтобы иммунная система «знала», где тело, а где что-то вне тела или не принадлежащее телу. Нарушения карты тела наблюдаются при анорексии и булимии, эпилепсии и шизофрении, после инсульта, при аутизме, и это то, что уже известно точно. Но я полагаю, основываясь на множестве исследований, что искажение карты затрагивает все системы, и например влияет на реабилитацию после инсульта, инфаркта и травматических повреждений мозга, может решить проблему мигрени, или облегчать  аутоиммунные заболевания.

Трудно представить себе лекарство для корректировки карты тела, но вполне легко – несколько психологических методов. Почему бы не так и не поступить, ведь в самом худшем случае, у вас получится только более запоминающийся секс в следующий раз (это точно).
Метод уже проверен и работает, и производит интересные эффекты, и хотелось бы получить больше данных.

3) Метод персонального программирования, сейчас в процессе активной разработки, создается для точного индивидуализированного воздействия, поэтому зависит от задач и пожеланий человека. Он основан на эксплуатации конформизма и воображения, и допускает даже нотки полного подчинения, если надо (потому что некоторым это нравится); метод прекрасен, ведь он остроумно не дает ни шанса для провала.

4) Несколько небольших прайминговых программ, которые будут исследоваться как вспомогательные. Они очень жизнерадостные и их любят все.

Все эти программы могут и будут испытываться дистанционно.

Процесс набора участников исследования будет, как минимум, идти до Нового года. «Торопиться  не надо»©, поэтому с каждым мы будем знакомиться и смотреть, насколько нам будет комфортно поработать вместе. Соответственно, сроки проведения исследования тоже будут зависеть от наших взаимодействий. Это, вероятнее всего, последнее исследование на русском языке от Mindware Lab.

Итак, кому интересно, пишите: [email protected] и начнем общение.

Я был бы, конечно, благодарен, рад и счастлив, если бы у исследования нашлись спонсоры. Это такое невероятно доброе и прекрасное дело, которое никогда не было мной забыто, доброе дело, которое помогло бы конкретным людям-участникам исследования, другим людям, которые будут пользоваться терапией, основанной на этих результатах, и самому благородному мужу или прекрасной даме.

Если кто-то хочет сделать доброе дело прямо сейчас, то:
Paypal
карта Альфа-банка: 4790 0424 3253 7536
карта Tinkoff банка:  5213 2438 7458 6645
Другие методы: пишите [email protected]
Список необходимых затрат могу предоставить.

UPDATE: Создана страница Исследования с часто задаваемыми вопросами и пояснениями.


Что смотреть

Sorry to bother youНаконец-то, удалось посмотреть его, хотел с июля месяца. Фильм Sorry to Bother You –  необычный, классный сатирический фильм, и его просто надо посмотреть, предпочтительно, в оригинальной озвучке.

Sorry to bother you

Sorry to bother you

 


Симуляция смерти

симуляция смертиEmbodied Labs – компания, которая специализируется на создании сессий обучающей виртуальной реальности для клиник и хосписов, в виде вживания в образ пациента. Как это происходит: вы надеваете шлем VR и погружаетесь, например, в тело Альфреда, 74 летнего афроамериканца с обширной макулярной дегенерацией (возрастное ухудшение зрения, ведущее к слепоте), существенной потерей слуха и пытаетесь общаться с семьей, врачами. Или вы попадаете в тело Биариц, женщины с прогрессирующей болезнью Альцгеймера и «вкушаете все прелести» этого состояния.

Такие симуляции помогают клиническому персоналу лучше понимать, что происходит на стороне пациента, и, соответственно, порождает больше эмпатии и запасы терпения. Действительно, есть ли лучший и более краткий способ для молодого доктора или медсестры понять, каково быть подслеповатым глухим 80-летним стариком?

Последний проект компании — получасовая симуляция Клея, 66 летнего мужчины с IV стадией рака легких. Начинается с получения диагноза от врача, и по мере ухудшения, заканчивается cимуляцией смерти. Да, синие пальцы и темнеющий экран – это вот смерть.

симуляция смерти

Это безусловно полезно для персонала, да и не только для него, но есть что-то неоднозначное и пугающее сторона в этой смеси «Дня сурка» (если смотреть более одного раза), «Быть Джоном Малковичем» и Эдгара Аллана По.

В психологии есть такая теория управления страхом смерти (terror management theory) которая утверждает, что напоминание о смерти (memento mori) измеримо меняет поведение. Сотни экспериментов, много разных находок, в том числе, противоречивых. Общее такое: это на какое-то время изменяет моральные суждения. Так, например, простое напоминание о смерти  делает людей более строгими в осуждении других: люди налагали на проститутку штраф в 9 раз более крупный, чем в контрольной группе. Также люди более охотно поддерживают военные действия и догмы. Эффект ниже у религиозных людей, они, возможно, и без напоминания о смерти неумолимо суровы (из любви, разумеется). Я как-то давно писал и о других аспектах этого: Хрупкость бытия.

Что будет происходить, если делать симуляцию на порядок реалистичнее, или пройти ее десятки раз, или под псилоцибином, или не иметь возможности определить, когда симуляция кончилась? О дивный новый мир, столько всего интересного еще нужно узнать, что умирать глупо и неинтересно. И мне больше по душе симуляции возрождения, омоложения и торжества жизни.


Выздоравливай, ебтвоюмать

матерные слова

18+ В этой заметке используется мат, не красного ради словца.

Жак Лорда, французский врач из Монпелье, один из первых нейроученых, описал в 1843 году случай, когда у одного священника случился инсульт и пропала речь, за исключением двух слов: Я и, пардон за мой французский, ебать (foutre). Впоследствии таких случаев было описано множество, но стеснительность по отношению к мату привела к игнорированию важных фактов нейронауки.

То, что случилось со священником, называется афазия Брока; афазий довольно много разновидностей, в зависимости от зоны поражения. Но вот на что обращалось недостаточно внимания за последние две сотни лет – именно на то, что чаще всего из всех слов выживали только матерные.

Вот, для примера, парочка реальных наборов слов у людей после афазии Брока:

  • Ну, ага, да, нет, блять, дерьмо.
  • Как дела, Господиисусе, дерьмо, уебки.

Чем эти слова (не только мат) отличаются от других, исчезающих при афазии, слов? Появилась гипотеза, что афазия бьет по «сознательному» корпусу слов, оставляя нетронутым набор импульсивной автоматической речи, что означало, что такие слова «базируются» где-то в другом месте.

Гипотеза подтвердилась, особенно в экстремальных случаях, когда у пациентов в ходе лечения рака удаляли всё левое полушарие. Люди не могли производить осмысленную речь, зато ругательства выходили четкими, без сучка и задоринки. Выходит, что автоматическая речь базируется в правом полушарии, и оставалось найти, где именно. Нашелся такой случай, что любопытно, всего один (вроде как) – мужчина, который умел ругаться как сапожник и любил это дело, но, в результате инсульта, потерял эту способность, вместе с возможностью воспроизводить и другие автоматические фразы и выражения: детские песенки, считалки и слова-паразиты.

Потенциальный источник был обнаружен – базальные ганглии, именно они были повреждены при инсульте, но это все равно что искать иголку в стоге сена, потому что этот регион мозга очень богат функциями. Что интересно, при синдроме Туретта обнаруживается патология в этом же регионе. Но оказалось, что копролалия, благодаря которой и известнен этот синдром, есть только у 10% больных, и используется несколько иной корпус ругательств. При копролалии мат скорее связан с частями тела и актами между ними, а при афазии Брока – матерные слова используются для выражения раздражения и удивления. Так что даже здесь все непросто.

Кстати, смешно будет, что если мы найдем пресловутые нейронные корреляты сознания, решим использовать их для претворения мечты трансгуманистов — переноса сознания на электронный носитель, и обнаружим, что все, что есть для переноса – это «ебаныврот», «сукаблятьговно» и «нахуйпошел».

Интересно, каков объем этого корпуса импульсивных слов и как он взаимодействует с другими активностями мозга. Что если таким образом создавать настоящий «когнитивный резерв» – в гораздо более буквальном смысле, чем используют это понятие обычно:  выбрать важные слова и запрограммировать, «вшить» их в себя, сделать их импульсивными, автоматическими, и, как следствие, повысить вероятность того, что они сохранятся даже при ударе веслом по голове или инсульте. Но какие слова важны: имя, адрес проживания, телефон?
Какие бы 10 фраз вы хотели бы сохранить на такой случай?

А если эти фразы импульсивного характера связаны с импульсивным поведением? Что любопытно, мы всегда с ним боремся, потому что оно, как правило, всегда неполезное. Мы импульсивно покупаем всякую хрень, едим всякую дрянь, и совершаем дурацкие поступки – и это факт, потому что мы узнаем на практике, позже, и можем оценить качество импульсивных решений.

Однако, сама природа импульсивного поведения должна нас удивлять своим суровым постоянством и непосредственностью, ведь мы готовы совершать глупости в любых условиях . Возможно, чем бороться с импульсивным поведением, например, в еде, нам стоит делать желаемое поведение импульсивным, и в том нам поможет мат?

Но есть вещи и поинтереснее. Например, я вспомнил про этот эксперимент:

«Ученые поставили небольшой эксперимент, проверяющий одно бытующее мнение. Людей просили опустить руку в ванночку с ледяной водой и засекали время. Чашка с водой, где плавает лед – типичное испытание для экспериментов с болью. Это весьма болезненно, но относительно безопасно.

Ругательства действительно уменьшают боль

В среднем люди выдерживали 1 минуту 43 секунды. Затем им предложили повторить, только в этот раз разрешили материться. И средний результат достиг 2 минут 7 секунд. Психолог Марджори Кон (Marjory Cohn) говорит, что исследования показывают, что когда мы начинаем ругаться, может активироваться реакция бегства-боя (fight or flight response), специфическое состояние симпатического отдела автономной нервной системы. Организм начинает интенсивно вырабатывать энкефалины (еnkephalin), которые уменьшают чувство боли. Не удивительно – энкефалин прикрепляется к опиоидным рецепторам. Так что, случись вам попасть молотком по пальцу, уронить что-то на ногу, или схватить что-то горячее, не стесняйтесь в выражениях» (цитата отсюда).

А недавно я случайно наткнулся на исследования, о том, как воздействия на автономную нервную систему останавливают и/или уничтожают рак. Я их еще не изучил досконально, но забегая слишком далеко, что делать нельзя,  но хочется, смею предположить, что правильно матерясь, можно даже трахнуть рак, тварь эту ебаную.

Bergen, B. K. (2018). What the F: What Swearing Reveals About Our Language, Our Brains, and Ourselves, New York : Basic Books.