Tag Archives: моторные движения

Депривация для активации

мышка и ее усы

Нейропластичность мозга – популярная и захватывающая тема, потому что показывает, как мало мы еще знаем о себе. Нейропластичность активируется после травмы или повреждения мозга – ведь это не магия какая-то, а адаптивный способ восстановления. Сегодня известны несколько механизмов спонтанно возникающей пластичности, и усиление работы этих механизмов способствует восстановлению. Один из механизмов называется remapping (переделка карты мозга), то есть функциональная реорганизация мозга.

Так, уже давно известно, что для активации этого механизма требуется активное использование пострадавшей конечности. Пример: терапия движениями за счет ограничения, когда здоровую руку приматывают бинтами к телу, тем самым вынуждая мозг постоянно пытаться двигать (используя моторные нейроны) и ощущать (используя сенсорные нейроны) пострадавшей рукой. Это не парадигма классической «выученной беспомощности», но метафорически чуть похоже.

В эксперименте (Kraft et al., 2018) мышкам инициировали специфический инсульт в левом полушарии, приводящий к параличу правой лапки. В экспериментальной группе мышкам обстригали усики с правой стороны, потому что регион, обрабатывающий сигналы, находится рядом с поврежденным регионом, управляющим лапкой. Гипотеза заключалась в том, что мозг, в попытках восстановить работу лапки, начнет перекраивать карту, подключая другие регионы. Когда рядом появляется свободный регион – а отсутствие или значительное снижение симуляции усиков практически его «освобождает», то это должно ускорять процесс восстановления функций движения.

Так и оказалось: мышам с подстриженными усиками потребовалось 5 недель для полного восстановления функций правой лапки, тогда как мышам в контрольной группе потребовалось 7 недель, и даже тогда восстановление произошло не полностью.

Что интересно, так то, что когда усикам дали полностью отрасти, регион, который уже к тому времени управлял лапкой вместо обработки сенсорной информации, спокойно и привычно заново подключился к обработке информации с усиков, принял, так сказать, «корабль в родную гавань».

Но в условиях, когда мозг невредим, и мы хотим изменить функционал его работы для каких-то своих прихотливых целей (например, в рамках биохакинга или майндхакинга), мы можем прецизионно активировать нейропластичность. В этом исследовании много любопытного: например, то, что моторные функции были подстегнуты депривацией сенсорных функций, просто по признаку близости регионов. Это отчасти подчеркивает плодотворную идею, что почти все наше поведение – в той или иной степени, моторное, или может быть активировано через моторное поведение.

Посмотрите, как это исследование сочетается с объяснением иллюзии движения.

Kraft, A. W., Bauer, A. Q., Culver, J. P., & Lee, J.-M. (2018). Sensory deprivation after focal ischemia in mice accelerates brain remapping and improves functional recovery through Arc-dependent synaptic plasticity. Science Translational Medicine, 10(426). doi: 10.1126/scitranslmed.aag1328


Возможности, невозможности и будущее

женщина, смотрящая в зеркалоВот много говорят о зеркальных нейронах. «Зеркальные нейроны (mirror neurons) — нейроны головного мозга, которые возбуждаются как при выполнении определённого действия, так и при наблюдении за выполнением этого действия другим существом. Такие нейроны были достоверно обнаружены у приматов, утверждается их наличие у людей и некоторых птиц» (Википедия). Теория зеркальных нейронов как возможности понимать действия и эмоции других людей подвергается разумной критике за свои чрезмерно глобальные выводы. Пропоненты теории считают зеркальные нейроны создателями нашей цивилизации и причиной аутизма (в случае неполадок в таких нейронах). Факты же таковы, что про эти нейроны именно в человеке, а не обезьяне, известно пока мало, и требуются множество исследований, прежде чем переходить к обобщениям. В конце концов, зеркальные нейроны, – лишь малая часть системы понимания мира вокруг нас. Ведь это невероятная сложная задача, и едва ли наш мозг может осуществлять это с помощью небольшой группы нейронов, расположенных в моторных регионах мозга. И пока вокруг зеркальных нейронов ломают копья, посмотрим на ситуацию под другим углом.

Во-первых, теория утверждает, что когда мы, например, бьем ногой по мячу, у нас активируются моторные нейроны, для того, чтобы совершить такое действие. Когда мы сами не двигаемся, но смотрим на человека, бьющего ногой по мячу, у нас активируются те же нейроны, хотя и в меньшей степени. Интереснее то, что когда мы просто представляем себе, что сами или кто-то другой бьет ногой по мячу, в мозге происходит то же самое.

Исследования с профессиональными спортсменами доказали, что визуализация (воображение) моторных движений действительно работает. Да, можно, не вставая со стула, воображать, как вы бьете пенальти или берете высоту в прыжке, и ваши навыки в этих действиях станут измеримо улучшаться в реальном исполнении. Выяснились и несколько правил: представлять надо обязательно так, чтобы движения были успешными. Если представлять неудачи, то реальные результаты станут только хуже. Другое правило: визуализация должна обязательно сочетаться с практикой.

Вы можете провести простой эксперимент: вообразить себе, как вы пишите какое-то предложение своей недоминантной рукой. Скорость, с которой вы сможете это делать в своем воображении, будет так же мала, а ваши действия так же неуклюжи, как и в реальности! Если вы поставите себе цель научиться писать этой рукой, то, по мере обучения, ваши действия будут становиться успешнее и легче, как на бумаге, так и в воображении. Это работает именно потому, что при визуализации мы используем те же самые части мозга, которые задействованы и при реальном выполнении физических действий.

Такая невероятная способность не может оставаться невостребованной мозгом: уж слишком она хороша. Поэтому наши сновидения, согласно некоторым исследованиям, представляются именно симуляциями поведения в неясных ситуациях. Эта инсценировка для нас, во сне, представляется реальной, и мы можем безопасно потренироваться, в поисках правильного поведения и эмоционального отношения к этому. Как минимум, половина всех наших снов – симуляция, а 20% сновидений — инсценировка угрожающих событий, где наш мозг  рассматривает различные варианты выхода из них. Некоторые сны, которые мы все прекрасно знаем, кончаются неудачей, внушая нам страх и ужас – это неудачный вариант, который, тем не менее, даем нам понимание чего-то важного.

Качество мысленной симуляции ситуации зависит от опыта. Так, профессиональные хоккеисты, которых изучали в одном исследовании, существенно отличаются в симуляции ситуаций, связанных с хоккеем, от людей, которые знают о нем только понаслышке. Возможно ли, только наблюдая за действиями хоккеистов по телевизору или на стадионе, стать хорошим хоккеистом? Сегодня нет доказательств, что такой путь эффективен. Но качество симуляции будет расти, и как оказывается, это зависит даже от одного опыта взаимодействия, и этот опыт может быть пустячным.

Так, в одном исследовании люди сначала сопоставляли картинки со словами. Они могли видеть слова, например: швабра, щетка, бутылка, и соответствующие им картинки. Люди не знали, что некоторые объекты показывались им в разных ориентациях – так, одним зубная щетка показывалась горизонтально, а другим — вертикально. После этого людей отвлекли на 20 минут, а затем стали показывать на мониторе предложения, по одному слову за раз, и участники должны были нажимать кнопку, чтобы перейти к следующему слову. От них требовалось как можно быстрее решить, осмысленное ли предложение они видят.

Представьте себе: двадцать минут назад человек на секунду увидел картинку зубной щетку, в вертикальном положении, а потом получает предложение: Тетя Роза все же нашла зубную щетку на полу в ванной.

Мы начинаем мысленную симуляцию ситуации на лету, по мере чтения или прослушивания предложения. Когда человек доходит до слов «на полу» — его мозг говорит ему, что если так, то щетка должна лежать горизонтально. Но двадцать минут назад он видел ее вертикальной, и у него в мозге возникает несоответствие образов, и требуется дополнительное время для изменения воображаемой картинки! Все, кто получали такие несоответствующие картинки, демонстрировали задержку во времени реакции.

Это говорит о том, что даже мимолетный опыт меняет процесс воображения, и влияет на понимание. Поэтому если опыт человека в какой-то сфере занимает десятки тысяч часов, то его воображение знакомой ситуации будет существенно отличаться от воображения новичка. Еще это говорит о том, что для понимания мира мы постоянно воображаем его в мозгу – каждый объект, который видим, звук, который слышим и слова, которые читаем.

Симуляция буквально ведет себя также, как и реальность. Попробуйте, идя пешком, представить, что вы едете на велосипеде, крутя педали. У вас не получится делать это одновременно хорошо. Опять же, потому что, одно реальное действие и другое, воображаемое, начинают конкурировать за один и тот же регион мозга.

Но мы можем идти и петь, и вдобавок подбрасывать мячик теннисной ракеткой. Именно поэтому ученые долго не могли понять, почему разговоры по телефону, даже по громкоговорящей связи так сильно влияют на качество управления автомобилем. Казалось бы, вождение требует, в основном, движений рук и ног, и зрения, а разговор – движений рта и слуха. Но разгадка оказалась именно в том, о чем именно идет разговор по телефону. Когда разговор касается пространственных или зрительных аспектов, вождение ухудшается. Вас просят по телефону решить, что делать с дверью на даче, и для того чтобы это сделать, ваш мозг должен представить себе дачу, покосившуюся дверь, и начнет занимать ресурсы именно тех регионов , которые вовлечены в вождение.

Люди, у которых нарушены какие-то моторные функции, как выясняется, хуже понимают соответствующие движения других людей. Так, например, у некоторых пациентов с синдромом Паркинсона ухудшается понимание глаголов, а у больных деменцией – существительных, соответствующих их проблемам. Другие не могут зрительно оценить вес коробок, которые поднимает человек. Это происходит из-за физического ограничения воображения таких действий – ведь чтобы это понять, надо активировать регион в мозге, а он поражен. Это полезное знание, потому что есть гипотеза, что, возможно, путем обучения словам можно улучшить состояние этих больных!

Понимая это, сравнительно легко обнаружить и социально опасные патологии. Так, при показе картинок, изображающих негативные эмоции у людей, и в частности, у детей, можно, используя биометрические данные, понять, ощущает ли смотрящий такие же эмоции, иными словами, переживает ли он эмпатию. У некоторых людей, которых можно назвать социопатами, такая способность физически ограничена – их мозг не может активировать соответствующие регионы мозга, чтобы понять переживания других людей.

Когда мы развиваем свое воображение, вспоминая прошлые события (а мы именно реконструируем их каждый раз) или читая художественные книги, мы начинаем лучше понимать окружающий нас мир. Так, мир Фенимора Купера активирует зрительную система, чтобы видеть, как индеец замер и слился с деревом, заметив оленя, слуховую систему, чтобы слышать, как едва скрипит тетива его лука, обонятельную систему, чтобы чувствовать грибной запах осеннего леса. Моторная кора также активируется, и напрягаются мускулы, как если бы вы сами держали в руках лук с натянутой тетивой. Поэтому чтение хорошей художественной литературы — занятие весьма полезное, по многим причинам, в том числе, и для своего будущего.

Наше воображение – мощная способность. Каждую секунду мы стараемся понять мир вокруг нас, и когда нам это не удается, это потому, что нам сложно это представить. Это удивительно, ведь мы можем представлять даже очевидно несуществующие объекты: единорогов, зомби-вегетарианцев или розовощеких амуров.

Возможно, мы как раз можем это, потому что читали увлекательные (и значит эмоционально-заряженные) книжки про это, или смотрели фильмы. Стивен Кинг, например, умеет увлечь нас и обогатить наше воображение какой-нибудь жуткой гадостью, которой, как мы знаем, не существует, но которую после чтения мы легко можем вообразить (и бояться ее).

Другой подход — тренироваться. Стоит попробовать «королевский» метод улучшения воображения:

«- Не может быть! — воскликнула Алиса. — Я этому поверить не могу!

—  Не можешь? — повторила Королева с жалостью. — Попробуй еще раз: вздохни поглубже и закрой глаза.

Алиса рассмеялась.
—  Это не поможет! — сказала она. — Нельзя поверить в невозможное!

—  Просто у тебя мало опыта, — заметила Королева. — В твоем возрасте я уделяла этому полчаса каждый день! В иные дни я успевала поверить в десяток невозможностей до завтрака!» (Льис Кэролл. Алиса в стране чудес).

Кроме понимания настоящего, наше воображение готовит нас к будущему, где нам и предстоит провести всю оставшуюся жизнь. Гарвардских психолог Дэниел Гилберт заметил (Gilbert, 2006): «Самое великое достижение человеческого мозга – его способность представлять объекты и эпизоды, которые не существуют в реальном мире, и эта способность дает нам возможность думать о будущем. Как сказал один философ, человеческий мозг – машина предвосхищения, и творение будущего сама важная работа которой он занят».

Bergen, B. K. (2012). Louder than words: the new science of how the mind makes meaning. New York, NY: Basic Books.

Bosbach, S., Cole, J., Prinz, W. & Knoblich, G. (2005). Inferring another’s expectation from action: the role of peripheral sensation. Nature Neuroscience, 8, 1295-1297.

Gilbert, D. (2006). Stumbling on Happiness. New York: Alfred A. Knopf.

Malcolm-Smith, S., Koopowitz, S., Pantelis, E., & Solms, M. (2012). Approach/avoidance in dreams. Consciousness and Cognition, 21(1), 408-412.

Wassenburg, S. I. & Zwaan, R. A. (2010). Readers routinely represent implied object rotation: The role of visual experience. Quarterly Journal of Experimental Psychology, 63, 1665–1670.

Weinberg, R. (2008). Does imagery work? Effects on performance and mental skills. Journal of Imagery. Research in Sport and Physical Activity, 3(1), 1–21.

Woolfolk, R. L., Parrish, M. W., & Murphy, S. M. (1985). The effects of positive and negative imagery on motor skill performance. Cognitive Therapy and Research, 9, 335–341.


Секреты слов

секрет словЗаметка, опубликованная ранее, конечно, является первоапрельской шуткой. Если уж сами факты не вызвали подозрения, то инициалы авторов исследования складываются в недвусмысленную подсказку. Но мы же знаем, что в каждой шутке есть только доля шутки. Сама тема меня чрезвычайно интересует – не в контексте мелкотравчатого манипулирования людьми, а как удивительная возможность изменения поведения, прежде всего своего.

Во многих аспектах, эксперимент по эффективному представлению будущего и методах увеличения вероятности его претворения, который идет с конца февраля (Воображая будущее), и который закончится в конце апреля, использовал психолингвистические методы. Кстати, пользуясь случаем – если кто-то не получил после анализа предложения сделать последнее задание, значит, он/она попали в контрольную группу и на этом их активная фаза закончилась, а я замотался и забыл об этом сказать. Те же, кто получил последнее задание, но не дал мне знать о его завершении – редиски, а относиться так к своему будущему — ну, не знаю, не знаю :) В любом случае, результаты будут опубликованы в этом блоге.

Я создал группу в фейсбуке, посвященную теме, так доходчиво выраженной в шутке. Не обязательно, что пойдет речь именно о таком применении. Меня, например, очень увлекает в последнее время тема телесной манифестации языка (embodiment). Множество граней этого феномена, но, например, один, имеющий важное практическое значение: при нейродегенеративных моторных заболеваниях, скажем, болезни Паркинсона, у больного не только теряются двигательные функции, но, частично, и возможности понимать и воспроизводить глаголы, описывающие такие функции. Очевидная идея: а что будет происходить с двигательными функциями, если мы начнем тренировать эти глаголы? Другая сторона этого же подхода: можно ли улучшить производство моторных навыков у здорового человека, спортсмена, путем таких тренировок? Отвечу сразу – можно, даже сейчас, и это уже не шутка, но тут надо думать об увеличении эффективности.

Вот для работы с такими и другими интересными направлениями я создал закрытую группу, куда приглашаю участников.

Правила и условия:

  • Группа рабочая – там будут происходить обсуждения рабочего характера, и участники должны иметь хорошо сформулированный интерес, какие-то знания, желание и время, чтобы этим заниматься.
  • Если вам просто любопытно, и вы хотите только читать – вам не сюда.
  • Может оказаться, что формат себя оправдает, и это перерастет во что-то более ценное.
  • Другие правила – по ходу.

Добро пожаловать в группу: https://www.facebook.com/groups/1383313048584205/


Поддайте току своим синапсам!

transcranial Direct Current StimulationУвидел вчера. Это tDCS (transcranial Direct Current Stimulation), прибор для транскраниальной стимуляции мозга прямым током. Статья в Википедии на русском. Я лениво следил за попытками создания как бы «народного» tDCS – GoFlow (голубенький, на картинке ниже), когда человек сам собирает прибор, изготавливая компоненты с помощью 3D принтера или покупая. Месяца три назад обсуждали с коллегами возможность и перспективы создания такого прибора, но отказались из-за угрюмой маргинальности рынка. GoFlow закрылся, а foc.us (это он на картинке в начале) вот расцвел. Продается за 249 долларов, и отправляют в Россию.

tDCSСколько интересующихся и экспериментирующих с этой технологией? Рискну предположить, что не больше 20,000 человек во всем мире, включая ученых. Такой гаджет, вероятно, сможет привлечь еще пару тысяч людей первоначально, но очень скоро у большинства из них он займет место в чулане. Я, например, побаловался с ним лет 5 назад, но это была самодельная конструкция, и отсутствие времени и желание жить (вы же в курсе, как батарейка может вас убить?) не позволили мне это изучить. Не удержался от запугиваний, простите :). Но не стоит бояться — нормальные tDCS абсолютно безопасны.

Я лишь поверхностно знаком с исследованиями в этой области, и знаю только, что метод позволяет улучшать моторные движения после инсульта; читал статью про улучшения работы сна, и последующей за ним повышенной производительности труда; используют метод и для лечения депрессии. Военные используют для ускорения обучения сложным навыкам, сокращая время обучения вдвое.

модель с прибором на головеFoc.us, судя по характеристикам и управляющему софту, позволяет многое, а если приобрести и дополнительный набор, то дает возможность делать какие угодно эксперименты, включая плацебо-воздействие.

Странно, что не предлагаются, даже в чисто информационном ключе, простые инструкции. Ну, например, что конкретно делали те военные, какой протокол использовали? В статье можно найти, что применяли 2 миллиампера в течение 30 минут, но места размещения электродов надо еще поискать. Поэтому это – игрушка для любознательных и ищущих людей. Хорошо, что информации в интернете — более чем достаточно.

transcranial Direct Current StimulationДругой производитель, TCT Research из Гонконга, представляет более серьезную модель (слева на фото), но не такую секси, конечно. Там же, на сайте, есть ссылки на 700 научных статей по теме tDCS.

Reddit предлагает множество ресурсов.
Научная статья, с которой можно было бы начать полноценное знакомство — отличный обзор множества исследований. Еще подборка ссылок на научные статьи, ограничивающаяся правда до 2011 года.

Резюмируя:  это очень интересный и обещающий метод, который активно исследуется.  Я бы купил этот foc.us прямо сейчас, только мешают:  отсутствие у них софта для Андроида (пока только для iOS), отсутствие у них товара (ближайшая доставка может случиться через пару месяцев), и внезапно мною обнаруженная необходимость существенных платежей в долбаный ПФ.


Красота в 15 точках

Женщина идетВы наверняка видели подобное тому, что происходит слева. Это удивительная способность нашего мозга видеть и распознавать движения человека. Ведь все, что есть на картинке – двигающиеся точки, но мы видим не только человека и его движения, но и пол, сложение, эмоциональное состояние  и даже некоторый характер. И всю эту невероятно богатую информацию мы извлекаем из 15 движущихся точек. Процесс, как вы заметили сами, происходит совершенно автоматически и бессознательно.

А еще интересно то, что вот эта женщина, шагающая вам навстречу, определенным образом меняет как минимум одну характеристику вашего поведения, даже если вы уже закончили на нее смотреть. Догадаетесь, какую?
Кстати, как вы видите — женщина идет к вам навстречу или идет от вас?

Поиграйтесь с разными настройками на сайте Bio Motion Lab:

Bio Motion Lab


Про гольф и не только, часть 1

тренировка ударов в гольфеМного исследований экспериментальной психологии касаются спорта, и в течение нескольких дней я буду писать о некоторых из них. Они могут быть интересны не только спортсменам, а всем, кто овладевает новыми навыками или хочет добиться улучшения уже существующих.

Для того чтобы научиться новым моторным навыкам, нужно быть внимательным. То есть, обращать внимание на, то, что ты делаешь (Wulf, 2007). Также мы знаем о компромиссе скорости и точности (speed-accuracy trade-off): чем быстрее выполняется задача, тем менее точной она становится. Поэтому, совершая новые моторные движения, надо не торопиться и обращать внимание на то, что вы делаете.

Эксперименты  (Beilock et al., 2002, Beilock et al., 2004), показали, что когда новичков-гольфистов и опытных игроков просили выполнять игровые движения, то ситуация оказывается не такой простой. Это правда для начинающих игроков – не торопиться и быть внимательным. Однако опытные гольфисты лучше всего выполняли задания за короткое время, когда не думали о задачах (когда их отвлекали). Почему такое происходит?

Экспертные моторные движения исполняются бессознательно, и вмешательство сознательного фактора приводит к конфликту намерений и ухудшает их исполнение (Gigerenzer, 2007, стр. 30). Поэтому если вы эксперт в каких-то навыках, в том числе, и моторных, то вам следует делать их быстро, не задумываясь. Установка временного предела часто помогает в этом. Например, вы говорите себе: “Так, сейчас я должен буду делать все эти движения очень быстро, не более 3 секунд на исполнение”. Другая техника – отвлечение. Вы приступаете исполнять движения, в котором вы чувствуете себя экспертом, и при этом, например, начинаете ненавязчиво считать проходящих людей или звуки, которые раздаются, или считать до ста. Поскольку наше сознание имеет ограниченный объем, то оно все будет занято, и таким образом, сознательный фактор не сможет конфликтовать с бессознательным исполнением движений.

Это относится не только к гольфистам, разумеется. Это применимо практически в любом виде спорта, и профессии, где есть экспертные знания и навыки – пожарники, полиция, пилоты и прочее. У экспертов, как правило, первое бессознательное решение лучше второго, второе лучше третьего и так далее.

Поэтому, как шутит Гигерензер, вы можете это использовать и в не столь благородных целях, например, играя в теннис с хорошим партнером, вы можете сделать замечание, что работа его плеча сегодня особенна хороша. Это может заставить его думать о своем плече и внести конфликт в реализацию моторных движений (Gigerenzer, 2007, стр. 36).

Beilock, S. L., B. I. Bertenthal, A. M. McCoy, and T. H. Carr. (2004). Haste does not always make waste: Expertise, direction of attention, and speed versus accuracy in performing sensorimotor skills. Psychonomic Bulletin and Review 11: 373–79.

Beilock, S. L., T. H. Carr, C. MacMahon, and J. L. Starkes. (2002). When paying attention becomes counterproductive: Impact of divided versus skill-focused attention on novice and experienced performance of sensorimo- tor skills. Journal of Experimental Psychology: Applied 8: 6–16.

Gigerenzer, G. (2007). Gut feelings: the intelligence of the unconscious. New York: Viking.

Wulf, G. (2007). Attentional focus and motor learning: a review of 10 years of research. E-Journal Bewegung und Training, 1, 4–14.


Про привычки

Хорошие и плохие привычкиКак мы формируем наше поведение, наши привычки, особенно полезные? Вы, наверное, слышали фольклорные ответы на эти вопросы, вроде “Посеешь поступок, пожмешь привычку, посеешь привычку, пожнешь характер, посеешь характер, пожмешь судьбу” или о том, что что-то новое надо делать в течение 28 дней, чтобы это стало привычкой. Однако, как ни удивительно, не так много известно об этом с научной точки зрения. Вот что мы знаем и понимаем сегодня:

1) Когда мы делаем что-то в первый раз, это требует от нас множества когнитивных способностей, таких как внимание, планирование, обучения моторным движениям, и так далее. Однако чем чаще мы повторяем это, тем больше наше новое действие становится частью автоматических процессов, и значит, становится более эффективным, и тем меньше мы расходуем на это когнитивных усилий и времени. Когда процесс становится автоматическим, можно узнать об этом по следующим признакам – он становится более эффективным, менее контролируемым и менее осознаваемым сознательно.

2) Определенное число повторений увеличивает долю автоматичности поведения. Однако сколько именно повторений? В боевых искусствах, танцах и других деятельностях часто называются цифры о тысячи повторений, о годах, и так далее. Когда автоматичность достигнута, наступает состояние плато, когда повторения уже не увеличивают эффективность, и, по сути, необходимость в них отпадает. Что происходит, когда мы пропускаем повторения или прерываем им – есть данные, что это негативно влияет на формирование привычки, однако неясно, насколько и каким образом.

3) Формирование привычки путем повторения лучше связывать со стимулами окружающего мира – с событиями, которые мы наблюдаем или в которых участвуем, нежели со временем. Иными словами – формировать привычку путем повторений лучше, например, после завтрака, когда бы он ни был, нежели в 7 часов утра каждый день. Это связано с тем, что события осознаются и с большей вероятностью реализуются нами, чем если мы будем следить за временем каждый раз.

4) Считается, что формирование привычки может происходить вообще, или происходить лучше, если каждый раз исполняя его, мы получаем вознаграждение в какой-то форме. Но так ли это, и как мы можем обеспечить себе вознаграждение в непростых условиях, и каким это вознаграждение должно быть? Аналогичный вопрос – с наказанием в случае неисполнения запланированного – стоит ли задаваться такой целью и как ее реализовывать?

5) Комплексное поведение сложнее сформировать и сделать автоматическим, нежели простое. Во всяком случае, мы предполагаем, что формирование займет больше времени.

Очень интересное и практически полезное исследование было опубликовано недавно в Европейском журнале социальной психологии (Lally et al., 2010) о том, как формируется привычка и сколько необходимо времени для того, чтобы она стала частью нас.

Около 100 человек приняли участие в исследовании, в котором им было предложено выбрать новое полезное поведение, которое они желали бы сделать своей привычкой. Правила были простые: новое поведение должно быть действительно новым, не происходящим в настоящее время. Оно должно было заключаться в чем-то не очень сложном, например, есть фрукт раз в день, выпивать стакан воды во время еды, или заниматься физическими упражнениями. Оно должно быть исполняемо в ответ на стимул среды, например, во время обеда, после душа, или по приходу на работу. Стимул должен происходить раз в день, и только раз в день. Кроме того, участников просили заходить на вебсайт и отвечать на вопросы, оценивающие прогресс формирования привычки. Повторения необходимо было делать каждый день в течение 84 дней.

Не все дошли до конца эксперимента, разумеется, и не все из тех, кто дошли, делали все, как надо, и только чуть больше половины, в среднем, писали каждый день отчеты. Никакого вознаграждения за формирование новой привычки, помимо оплаты за участие в эксперименте (независимо от результатов) участники не получали.

В целом, что удалось понять – автоматичность растет с числом повторений. Те, кто делали повторения регулярно и последовательно, достигали плато автоматичности раньше и предсказуемо. Когда был пропуск в повторениях, уровень растущей автоматичности падал вниз, но незначительно, если пропуски были не частыми. Это противоречит догматичному утверждению Уильяма Джеймса, одного из отцов психологии, что для того, чтобы привычка сформировалась, никакие пропуски не допустимы. Как оказывается, не стоит огорчаться из-за нескольких пропусков, потому что решающего влияния это не оказывает, причем неважно, на какой стадии формировании это происходил – в начале или ближе к концу.

А теперь самое интересное: число дней, которое требовалось для достижения плато – то есть, когда привычка сформировалась и повторений, по сути, не требовалось, разнилось от 18 до моделируемых 254 дней (то есть, предсказывалось, что будет достигнуто именно тогда, хотя такой срок и не происходил в данном исследовании). В среднем же это занимало 66 дней. Почти половина участников не достигла уровня плато, по причинам непоследовательности и регулярного пропуска повторений.

Те, кто выбрал для новой привычки физические упражнения, шли к привычке дольше, чем те, кто выбирал более простое поведение, например, выпивать стакан воды после завтрака.

Возникла идея сделать эксперимент, где, учитывая ограничения предыдущих исследований, и, основываясь на данных из других исследований, мы могли бы детальнее рассмотреть, как происходит формирование привычки. Для тех же, кто захочет участвовать в этом эксперименте, будет реальная возможность сформировать новую хорошую привычку, основываясь на когнитивной науке, наиболее оптимальным и легким способом. Те, кто заинтересовался, смотрите за обновлениями, скоро мы откроем страницу с регистрацией.

Lally, P., van Jaarsveld, C. H. M., Potts, H. W. W., & Wardle, J. (2010). How are habits formed: Modelling habit formation in the real world. European Journal of Social Psychology, 40(6), 998-1009.

Фото Coley.