Tag Archives: сознание

В ожидании Буратино

буратино и нарисованный очаг

Опыты на людях

В августе-сентябре мне удалось провести три длинных сессии в условиях сенсорной депривации, в удачно подвернувшемся помещении. Помещение было не идеально, но кто я такой, чтобы спорить с богами? Это вообще чем-то похоже на будничную космонавтику из старых научно-фантастических рассказов – в хорошо оборудованной ракете путешествовать приятно, но летать можно хоть в драндулете. Провел три диеты, имитирующие голодание, правда сильно модифицированные, что впору назвать их голоданием, имитирующим обжорство. Все время было занято всяческими заданиями, цель которых – активировать или точечно направлять ресурсы организма.
В общем, можно утверждать, что оздоровление и омоложение происходят, и Ко3мната — неотъемлемая  часть этого процесса. В ходе работы возникает множество полезных побочных эффектов. Они связаны с питанием, сном, стрессом и прочим. Между прочим, одна из полезных эвристик в жизниесли вы делаете что-то, и по ходу образуются приятные и полезные побочные продукты – вы на правильном пути.

Изменения происходят, но очень медленно, а хочется быстрых и драматических изменений, потому что тех амбиционных целей, которые я ставил, пока не достиг. В связи с этим, меня, конечно, заинтересовали результаты исследования, которое опубликовали недавно в журнале Cell, где несколько человек в течение года употребляли коктейль из трех доступных препаратов: гормона роста, DHEA и метформина.  Обратите внимание, что действия, которое оказывали эти препараты, могут быть выполнены нашим организмом без препаратов, самостоятельно. Надо лишь поставить перед ним такую задачу и добиться ее выполнения.

Интересна также достигнутая скорость омоложения, которую они замеряли по часам Хорвата. Фактически люди омолаживались на 1,5 дня за каждый день интервенций (там 2,5 года получилось минус 1 год, который прошел). Фактически он достигли пресловутой стратегии убегания от смерти, про которую любит говорить Обри де Грей вот уже сколько лет. Кажется, достигли, потому что мы не знаем, возможно они как раз достигли предела. Но почему именно 1,5 дня, а не 0,5, 3 или 15 дней? Ответ на этот вопрос может многое раскрыть, но для этого, вероятно, потребуется еще не одно исследование, но даже подумать об этом и выстроить какие-то гипотезы – очень полезно.

Изменения

С августа у меня идет стадия теоретического характера. Это закономерно: возникло множество вопросов, которые не появились бы без экспериментальной стадии. На них надо отвечать, чтобы двигаться дальше, а старые теории не рожают больше любопытных идей и инструментов. Даже в мире теорий старение и тлен. Теории, конечно же, касаются природы сознания.

Интересно, что эксперименты дают почувствовать тему сознания на эмоциональном уровне, а не так, как ее обычно представляют –абстрактной, философски-холодной и скучной. Я писал как-то, что в первые тесты Комнаты у меня возникало ощущение, что словно ты пытаешься увидеть, схватить что-то в себе, а оно ускользает, словно внутри тебя Чужой. Ты никоим образом не ощущаешь этого, ровно до тех пор, пока не начинаешь задавать необычные вопросы и пытаться влиять на себя по-серьезному. И тогда чувствуешь какие-то странные «нечеловеческие» желания и цели, которых у нас, как у людей, быть вообще-то не должно.

Эти странные, «нечеловеческие» ощущения, впрочем, можно объяснить тем, что ты настойчиво пытаешься себя изменить. Но когда ты делаешь такие усилия, рано или поздно, надо отвечать на вопросы, что такое «ты», что такое «изменения», возможны ли они вообще, в каких пределах, кто их инициирует, что мешает им осуществляться, как и в каком мире они могут происходить. Как тут обойдешься без вопросов о природе сознания? Интересно, что, размышляя о природе разума и сознания, такие задачи, как бросить курить или отказаться еще от какой вредной привычки кажутся нелепыми: о чем там думать: взял и прекратил.

Природа сознания

За то время, пока несколько лет не особо следил за проблемами сознания, там появилось новенькое.

Кажется, что продвижение в понимании проблем сознания изменит мир  так, как никогда раньше. Это позволит нам раскрыть свои человеческие возможности в куда большей мере, чем сегодня. Множество статей в этом блоге показывает, как наш мозг охотно и легко начинает делать совершенно нечеловеческие вещи, принимать расширенные возможности и способности и вести себя так, словно всегда так и было. Нам осталось только выработать эффективный язык программирования мозга. А сделать это можно, пробуя различные гипотезы о природе сознания.

Гипотез достаточно, и вот далеко не полный список людей, с чьими работами надо быть знакомым.

Annaka Harris – Conscious: A Brief Guide to the Fundamental Mystery of the Mind. Неплохая книга для начинающих изучать тему. Жена Сэма Харриса.
Sam Harris – Free Will и Waking Up.
Giulio Tononi – Phi: A Voyage from the Brain to the Soul и Sizing Up Consciousness: Towards an Objective Measure of the Capacity for Experience
Donald Hoffman – The case against reality
Thomas Metzinger – Ego tunnel
Nicolas Humphrey – Soul dust
Daniel Wegner – Mind club
Carlo Rovelli – The order of time
А также:

Anil Seth
Christof Koch
Max Tegmark
David Chalmers
Daniel Dennet
Antonio Damasio
David Eagleman
Michael Gazzaniga
Michael Graziano
Thomas Nagel, и другие.

У почти каждого – свои теории. Уолтер Мишель, психолог, тот самый, который проводил всем известные маршмалоу-тесты с детьми, как-то заметил: «Психологи относятся к теориям других как к чужим зубным щеткам – ни один уважающий себя психолог не будет использовать теорию другого». Философы еще суровее.

занавес

Реальность

Есть несколько представлений о восприятии реальности.

  • Мы видим реальность как она есть. Эволюция отточила нашу способность видеть реальность максимально точно, потому что от этого зависят шансы на выживание.
  • Мы видим только часть реальности. Так, мы знаем , что человеческий глаз способен воспринимать одну десятитриллионную светового спектра. Можем ли мы после такого утверждать, что видим реальность? Так, например, у объектов реального мира нет цвета: это подарок эволюции, позволяющий нашему мозгу раскрашивать окружающее, чтобы лучше ориентироваться. Все цвета, которые мы знаем, происходят от раскрашивания красного, зеленого и голубого, за счет трех колбочек-фоторецепторов, в наших глазах. Но даже у голубя – четыре колбочки, а у рака-богомола – 16. Пчелы видят электромагнитный спектр неба. Все животные, включая нас, видят лишь часть и каждый – свою лиш часть реальности.
  • Реальный мир скрыт от нас по большей части, но некоторые структуры мира, который мы видим, совпадают с реальными. Эта точка зрения – компромиссная, но имеет своих приверженцев и неплохие аргументы.
  • То, что мы видим, не имеет к реальности никакого отношения. Эволюция скрывает реальность от нас, потому что для нас важны только характеристики приспособленности (годности, fitness в эволюционной теории).

Недавно я разбирался с теорией Дональда Хоффмана. По его мнению, эволюция дала нам ровно столько, сколько нам необходимо для выживания, спрятав настоящую реальность. Это четвертый вариант в видах реальности выше в тексте. Хоффман нашел подтверждения этому в симуляциях в рамках теории эволюционных игр: никогда обитатели симулируемых миров не выживали, если выбирали точность отражения реальности, иными словами, правду о мире. Это кажется странным, ведь логично думать, что выживает тот, кто воспринимает мир наиболее точно и правдиво – он получает некую объективную информацию, и это хорошо. Но нет – правдивое восприятие мира никак не помогает выживанию, а вот видеть мир, помогающий приспособлению, размножению и выживанию – самая лучшая стратегия. Только вот мир этот никак уже не связан с реальным.

Нет доказательств, что объекты в мире существуют, когда мы их не наблюдаем, и что эти объекты могут создавать причинно-следственную связь, когда мы их не видим.

Когда мы видим спелое яблоко на дереве – мы видим только иконку на раскрашенном интерфейсе, скрывающим от нас реальный мир. Мы видим яблоко, потому что это дает нам баллы выживания, поэтому яблоко окрашивается в красный цвет, указывая на спелость и богатсов калориями. Чем на самом деле является это объект, который мы видим как яблоко – мы не знаем. Наша рука, которая тянется к этому яблоку – тоже не рука.

По Хоффману, пространство и время не являются фундаментальными характеристиками реальности. Не могут являться, потому что их нет. Физика в кризисе, так как наши представления о времени и пространстве рушатся с каждым годом. Мы должны заменить их чем-то другим.

В одном эксперименте (Zadra, Weltman, & Proffitt, 2016) ученые давали людям напитки – одной группе с глюкозой, другой – с искусственным подсластителем. Затем люди оценивали длину дистанций, и те, кто получали настоящие калории, оценивали дистанции как более короткие, чем те, что получали энергетическое плацебо.

Этот и другие эксперименты подобного рода Хоффман использует в поддержку аргумента, что трехмерность пространства – иллюзия, коль скоро голографически всё вполне укладывается в два измерения. Одно яблоко кажется нам мелким – но это лишь иконка на рабочем столе нашего компьютера. Ее размеры означают, что оно потребует затрат большего числа калорий, чтобы его достать, чем то яблоко, которое висит прямо перед носом. По сути: забудьте, что вы видите – это все обманка: мы наблюдаем лишь пользовательское графическое проявление калорий. Весь мир вокруг нас – просто данные. Красивая женщина около нас – просто куча цифр, которая приняла такую форму, чтобы заставить нас размножаться.

Мир вокруг нас – сплошная декорация. В нем нет ничего реального. В сказке Буратино сорвал холст с нарисованным очагом и увидел дверцу в скрытый за декорацией мир, но у нас вообще все вокруг нарисовано, и нет ничего настоящего. Чтобы пробивать дырки в декорациях, нам нужен неутомимый супер Буратино с очень длинным носом.

Hoffman, D. (2019). The Case Against Reality: Why Evolution Hid the Truth from Our Eyes. W.W. Norton : New York.

Zadra, J. R., Weltman, A. L., & Proffitt, D. R. (2016). Walkable distances are bioenergetically scaled. Journal of Experimental Psychology: Human Perception and Performance, 42(1), 39-51.

Продолжение следует.


Вы знаете больше, чем вам кажется

нейропредсказаниеВ недавнем номере New Scientist была опубликована статья (Thomson,  2017) про исследование, из тех, про которые можно думать днями, и многократно возвращаться через месяцы или даже годы.

Суть такая: людей попросили посмотреть на кампании по сбору средств в KickStarter, и быстро решить, стали бы они ее поддерживать своими деньгами. Люди также высказывались, нравится ли им проект, и достигнет ли он целей финансирования. В это время люди находились в функциональном томографе, и у них регистрировали активность мозга.

Через несколько недель кампании на KickStarter закончились, и финансирование получили 18 проектов из 36 показанных.

Ученые посмотрели на сканы и обнаружили, что когда люди смотрели на проекты, которые станут успешными, активность в прилежащем ядре (Nucleus accumbens) была несколько другой. Прилежащее ядро участвует в системе вознаграждений, формировании удовольствия, смеха, зависимости, агрессии, страха и эффекта плацебо.

Специфическая активность в регионе мозга могла предсказывать, достигнет ли проект успеха, в 59.1% случаях, тогда как сознательная оценка людей – в 52,9% случаях. Эта существенная, хотя и не сногсшибательная разница.

Ученые были так впечатлены, что повторили эксперимент, с другими людьми и другими кампаниями, и получили тот же результат. Субъективное предсказание: аккуратность 55.8%, p > .05. Активность мозга: аккуратность прогноза 61.1%, p = .002.

Немаловажный факт: активность в мозге была выявлена с помощью алгоритма, который тренировали на поиск паттернов. Последующая тренировка на активность всего мозга (а не только на прилежащее ядро) выдавала уже 67% точности прогноза.

Метод исследования (Genevsky, Yoon, & Knutson, 2017) показывает и другие интересные подробности. Так, для принятия решения участник сначала видел картинку проекта в течение 2 секунд, а затем краткий текст в течение 6 секунд. Незамедлительно после этого человек в течение 4 секунд должен был принять решение о поддержке проекта. Следом показывался фиксационный крестик на 2-6 секунды, и новый проект. То есть, никаких взглядов вдаль, поглаживаний бороды и почесываний за ухом: несколько секунд на решение, и сразу следующее, и так 36 раз.

Также интересно, что то, что было показано на картинке, влияло на решение человека поддержать проект. Лицо получало 83%, картинка какого-то места – 17%, и текстовая картинка – 30% от общей доли в принятом решении.

Наш мозг понимает о мире гораздо больше, чем мы осознаем. Это не удивительно, сравнивая возможности объема сознания и других регионов мозга, не обремененных сознанием. Обратите внимание, как очень быстро ученые достигли роста до 67%.

Фактически, ученые разработали готовую модель для нейропредсказаний. Правда, она дорогостоящая и не особо удобная – ведь необходимо загонять людей в fMRI. Есть другой вариант, проще и дешевле, про который я писал несколько лет назад – Как измерить красоту в микровольтах?

Но я думаю, что можно было бы решить эту же задачу, но низкотехнологично. Мне кажется, что время, затрачиваемое на просмотр проекта – огромно, это 8 секунд плюс 4 секунды на принятие решения. За такое время можно много чего успеть сделать, чтобы выяснить ответ, полученный неосознанно.

Есть один метод, правда, он касается не чьего-то, а именно своего будущего. С ним можно познакомиться и попробовать на курсе Дизайн личного будущего.

Genevsky, A., Yoon, C., & Knutson, B. (2017). When brain beats behavior: Neuroforecasting crowdfunding outcomes. The Journal of Neuroscience. 3 August 2017, 1633-16.

Thomson, Р. (2017). Your brain knows the future. Which companies will people invest in? Neuroforecasting may tell us. New Scientist, No 3140, 26 August 2017.


Не думай о секундах свысока

пьеса в театреПредставьте, что вы в театре. Свет начинает гаснуть, занавес раздвигается и свет прожектора падает на сцену. Он высвечивает несколько человек в обставленной мебелью комнате.

Этой метафорой лучше всего представить одну из главных теорий сознания — Global Workspace Theory (теорию глобальной рабочей среды). Все, что освещает луч прожектора – осознаваемое нами, а все, что в тени – неосознаваемое. В зале есть люди, и они смотрят пьесу, переживают или дремлют, но мы их не видим. За сценой работают множество людей, управляющих звуком, декорациями, светом и прочим. Все они и все это пространство театра, которое мы не видим и не осознаем, создает представление. Видим и осознаем мы только то, что непосредственно происходит на сцене. Если включить весь свет, то мы увидим и сцену и зал, и зрителей. Это то. что было неосознаваемым, но стало (и может стать) осознаваемым. Но за сценой, люди, помещения и механизмы, обеспечивающие все это представление, так и останутся недостижимы для нашего сознания.

Продолжим: то, что становится нам видимым под лучом прожектора – требует взаимодействия всех элементов в театре, даже спокойного и внимательного поведения зрителей. Иными словами – сознание – это результат взаимодействия нейронов из разных участков мозга, это активность в глобальной рабочей области мозга. А то, чем занимаются механик Гаврилов и гример Анна – это локальные действие, не глобальные, они неосознаваемые и неведомы для нас.

Природа сознания – одна из самых сложных проблем науки. Найти измеримые «следы» работы сознания в мозге – задача, решив которую, мы многое поймем. В самом деле, если опираться на теорию глобальной рабочей среды, то должны существовать эти следы, или так называемые нейронные корреляты сознания (neural correlates of consciousness, NCC). Таким коррелятом, по результатам исследований, считается потенциал P3b. Он – часть P300, то есть положительного (P) потенциала, возникающего через 300 миллисекунд после восприятия стимула.

Согласно теории, неосознаваемые процессы – быстры, они возникают рано, до 300 миллисекунд, и так же быстро затухают. А вот P300, который в самом деле описывает потенциалы происходящего в районе 250-500 мс – свидетельство того, что подключились глобальные процессы, то, что мы называем сознанием: проверка поступающей информации, в разных видах памяти. Что-то случилось в окружающем мире такое, что привлекло внимание, перешло порог неосознаваемого восприятия и активировало сознательные процессы.

Недавно американские ученые из Университета Мичигана в Анн Арбор (Silverstein et al., 2015) пробовали пробить брешь в этой теории. Стимулы, которые показывались особым образом, и должны были привлечь внимание участников эксперимента, были на экране лишь 7 миллисекунд. Это очень краткий период времени, меньше одной сотой секунды, но экспериментаторы еще и маскировали буквы хаотичными паттернами. Семь миллисекунд – долго для неосознанного восприятия, но слишком кратко, чтобы активировать сознательное восприятие. Выяснилось, что и стимулы, совершенно невидимые сознательно, производили такой же потенциал P3b.

Этого достаточно для того, чтобы сказать, пока у нас нет нейронного коррелята сознания. Анил Сет из Университета Сассекса считает (Ananthaswamy, 2014), что простой коррелят типа P3b, конечно, не может объяснить сознания, которое должно быть представлено в мозге гораздо более сложным рисунком сигналов.

Но почему царит представление, что сознание требует сложной картины, а неосознаваемые процессы – простой? Швейцарские ученые показали недавно (Sperdin et al., 2014) любопытные результаты: участникам показывали бессмысленные паттерны на столь краткое время, что никто не видел никаких изменений на белом экране монитора, длительностью от 1 миллисекунды до 250 микросекунд. И даже 250 микросекунд (это 1/4000 секунды!) было достаточно, чтобы мозг заметил вспышку простого стимула, черного или белого квадратика. Стимул, представленный в течение 500 микросекунд, производил уже сравнительно существенную реакцию, в том числе и потенциал P300.

И вот этот переход от 250 микросекунд, когда ответная реакция мозга еще похожа на шум, к 1 миллисекунде, когда уже видны хорошие узнаваемые потенциалы – свидетельство богатства неосознаваемых процессов, происходящих за, казалось бы, несущественно короткий отрезок времени. Получается, что начиная с половины миллисекунды и до половины секунды наш мозг производит массу работы, и только ничтожна малая ее часть, гораздо позже (от 500 мс до 1 сек), становится доступна нам в виде сознания.

Статья уже этого года (Waldhauser, Braun, & Hanslmayr, 2016) показывает результаты исследования, описывающего работу памяти. Группа ученых показывала участникам эксперимента какой-нибудь объект в разных местах на экране монитора, а позже, помещая тот же объект в центре экрана, вызывали таким образом активацию эпизодической памяти. До этого считалось, что такого рода память показывает свою работу в районе 500 мс. Оказалось, что ее работа начиналась уже через 150 мс. Мысленное путешествие в прошлое, начинает происходить весьма рано – гораздо раньше, чем мы это осознаем. Получается, что мы вспоминаем о прошлом гораздо чаще, чем сознательно отдаем себе отчет. Понимая, что работа памяти такого рода аналогична воображению будущего, то мы фантазируем и мечтаем так же неосознанно, и, вероятно, гораздо чаще, чем осознаем.

Ничего не мешает нам предположить, что сознание – локальный эпифеномен работы несознаваемых процессов, и вполне себе может выглядеть весьма просто. Может быть, это какой-то потенциал, возникающий после половины секунды, но сказать, что именно он – коррелят сознания, будет весьма сложно, ибо такой же могут производить и неосознаваемые процессы.

Одно кажется бесспорным – сознание возникает относительно поздно, скажем, через 500 мс. Иными словами, сознательно, мы живем в прошлом, отставая от реальности мира на полсекунды (как минимум). Это известно уже довольно давно (я писал об этом ранее: Расставание с иллюзиями), а недавние исследования лишь добавляют аргументы.

Помните метафору с театром? Она неверна. Все происходящее в театре – работа неосознанного. Сознание – это владелец театра, который сидит где-то в театре, в абсолютно темной комнате и смотрит прямую трансляцию происходящего на сцене (и только на ней) на маленьком экране монитора. Причем эта трансляция отстает на полсекунды-секунду от реального времени.

Оставив в стороне сознание, стоит обратить внимание, уже пристальнее, именно на этот интервал – от 250 микросекунд до 500 (или больше) миллисекунд. Мне кажется, он незаслуженно игнорируется именно в плане практического использования. Понимая, что мы получаем вполне себе солидные реакции мозга, нам стоило бы подумать, как обучать себя или изменять свое поведение именно в это время. Как насчет лекции длиной в 800 миллисекунд, или минимальный объем иностранного языка за 5 секунд, или основ морской навигации за десять? Есть, конечно, сложности, но потенциал того стоит. Жить же надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые миллисекунды :)

Ananthaswamy, A. (2014). Leading theory of consciousness rocked by oddball study. New Scientist, 4 November 2015, ссылка.

Silverstein, B. H., Snodgrass, M., Shevrin, H., & Kushwaha, R. (2015). P3b, consciousness, and complex unconscious processing. Cortex, 73, 216-227. doi: http://dx.doi.org/10.1016/j.cortex.2015.09.004.

Sperdin, H. F., Spierer, L., Becker, R., Michel, C. M., & Landis, T. (2014). Submillisecond unmasked subliminal visual stimuli evoke electrical brain responses. Human Brain Mapping, doi: 10.1002/hbm.22716.

Waldhauser, G. T., Braun, V., & Hanslmayr, S. (2016). Episodic Memory Retrieval Functionally Relies on Very Rapid Reactivation of Sensory Information. The Journal of Neuroscience, 36(1), 251-260. doi: 10.1523/jneurosci.2101-15.2016

Фото: источник.


Расставание с иллюзиями

свобода выбораДавайте поговорим про самую главную и загадочную иллюзию — иллюзию свободы воли.

Проживая в прошлом

Мы сознательно думаем о чем-то, строим планы, ставим цели и пытаемся их достигать, совершая поступки. Наши намерения двигают наши действия, определяют нашу жизнь, и мы в этом уверены. Однако эксперименты, проведенные в 1970-х годах прошлого века ученым-физиологом по имени Бенджамин Либет, показали, что дело обстоит несколько иначе (Libet, 2004). Эти простые наблюдения породили одну из самых сложнейших проблем современной науки.

Одна из современных версий эксперимента выглядит следующим образом: человеку крепят на голову шлем электроэнцефалографа и усаживают перед монитором компьютера. На экране — циферблат, с довольно быстро двигающейся стрелкой с делениями от ноля до 60. Человек смотрит на стрелку и слушает себя, и как только он почувствует желание нажать клавишу на клавиатуре, он это делает, а затем сообщает, на какой цифре была стрелка, когда это желание у него возникло. «Вот сейчас», — чувствует человек и нажимает кнопку. Он запомнил, что «сейчас» возникло, когда стрелка была на 50. Когда таких нажатий собирается много, вырисовывается удивительная картина.

Мозг, активность которого отслеживает ЭЭГ, начинает накапливать электрическую активность в регионе, отвечающем за моторные движения задолго до появления желания нажать кнопку – за полсекунды и иногда даже более, чем за 2 секунды. Иными словами, мозг начинает готовить наше действие задолго до того, как мы сознательно об этом узнаем.

Этот эксперимент, повторенный уже тысячи раз, и который можно провести в любой психологической лаборатории, открыл нам захватывающие дух перспективы, с которыми мы пока не знаем, что делать.

Либет проводил эксперименты на открытом мозге, пользуясь возможностями, которые ему предоставил его друг, нейрохихург. Во время операции по удалению части мозга по различным показаниям, нейрохирурги, стараясь сохранить наиболее важные функции, пробуют участки мозга слабыми электрическими разрядами. Пациент в это время находится в сознании и может говорить, что и где он чувствует. Либет обнаружил, например, что укол в мизинец регистрируется мозгом через 20 миллисекунд (одна пятидесятая секунды), а отмечается сознательно только через полсекунды. Но человек отдергивает руку быстрее, чем осознает укол. Без преувеличения можно сказать, что мы живем в прошлом, потому что все, что мы видим вокруг себя – это то, что уже случилось 50 или 500 миллисекунд назад. То, что происходит в текущий момент, еще потребует полсекунды, чтобы попасть в наше сознание.

Любимый пример психологов в этом контексте – теннис, когда перемещения мяча через сетку настолько быстры, что его просто невозможно отбивать, если сознательно обрабатывать его положения, траектории, скорость, позу противника, силу удара и проч. По сути, в Уимблдоне с таким же успехом могли бы играть и бессознательные зомби.

Кто знает, что мы сделаем

Посмотрим на некоторые эксперименты из этой же области: так, в одном исследовании (Soon et al., 2008) ученые могли с точностью в 60% предсказывать, какой рукой человек нажмет кнопку, за 10 секунд (!) до того, как человек сам это решал. Недавний эксперимент (Haggard, 2011) показал, что по активности всего 256 нейронов можно было за 700 миллисекунд с точностью уже в 80% предсказать намерение человека совершить движение.

Проведем мысленный эксперимент: скажем, машина, которая регистрирует активность нашего мозга, находится в бейсболке на нашей голове и передает данные в лабораторию (это, кстати, вполне осуществимо уже сегодня). Мы идем по городу, и вдруг решаем зайти в кофейню (на часах в это время было ровно 12 часов 32 минут 35 секунд), но компьютер узнал об этом от нашего мозга в 12 часов 32 минуты и 25 секунд, и так с каждой нашей мыслью, с каждым нашим поступком. Мы ощущаем полную свободу мыслей и выбора, но для наблюдателя в лаборатории наше поведение стало известно еще за 10 секунд до того, как мы решили зайти в кофейню. Он уже увидел, на какой стул мы сядем и какое кофе закажем. Он не видит в нашем совершенно сознательном поведении никакой свободы воли.

Зачем тогда нам необходимо сознание и что именно оно делает? Либет пытался «спасти» сознание, полагая, что его роль может заключаться в подавлении некоторых действий, инициированных подсознанием. Американский философ Дэниел Дэннет полагает, что даже если у нас нет контроля над нашими мыслями, они, тем не менее, наши, ведь они рождаются в нашем мозге. Свобода воли, пусть даже как иллюзия, все равно производится нашим мозгом. Наш мозг производит множество процессов, и лишь крохотную часть их них можно назвать осознаваемыми. Но говорить о том, что мы имеем отношение ко всему, что происходит под нашей кожей, будет ошибкой.

В нашем теле гораздо больше бактерий, чем человеческих клеток. 90% всех клеток – это бактерии типа E.coli и Lactobacillus, и еще тысячи других. Они выполняют весьма важные функции, но мы же не идентифицируем себя с ними. Если они сделают что-то плохое, например, заразят кого-то, должны ли мы персонально нести ответственность за это? Мы просто сосуществуем вместе, мы необходимы друг другу, но мы не можем знать, производят ли они влияние на нашу жизнь в меньшей или большей мере, чем наш мозг.

Представьте, однако, что означало бы иметь свободу воли. Пришлось бы учитывать все факторы, влияющие на наши мысли и поступки, и обладать полным контролем над ними (Harris, 2012). Иллюзия контроля как одно из проявлений свободы воли весьма сильна. Ее легко почувствовать в простом эксперименте: человеку говорят, что на экране будут появляться, скажем, красные кружочки. Какая-то часть из них – сама по себе, определяемая случайным алгоритмом, а другая часть – только после того, как он нажмет клавишу. Человека просят подсчитать, сколько раз кружочки возникали в зависимости от его действий. Человек не может поверить, когда ему сообщают, что все кружочки появлялись вне зависимости от нажатия клавиши – за несколько минут эксперимента у него выстроилась мощная причинно-следственная связь между нажатием клавиши и появлением кружочка.

Могли ли мы поступить иначе?

Популярное представление о свободе воли покоится на двух предположениях: первое, что мы – сознательный источник наших мыслей, намерений и действий в настоящем времени, и второе, что оглядываясь на прошлое, мы считаем, что мы могли бы поступить иначе, чем мы поступили. Оба эти предположения иллюзорны. Мы не можем доказать, что мы могли бы поступать в прошлом иначе. Те силы, которые привели нас к какому-то действию час или год назад, были доминирующими, и ничего не могло изменить их вектор. Утверждение «Я мог поступить иначе» заводит любого в философский тупик. Нет, мы не могли, и не можем доказать, что могли. Мы не можем выбирать то, что выбирать (вы не выбирали своих родителей, к примеру), но мы можем оказаться с результатами хорошего выбора, потому что так порой случается.

Представьте, что вы «сошли с рельсов» – вместо денег, яхты и виллы на море у вас есть лишь обшарпанный диван, ожирение, облысение, случайные заработки, у вас нет любимого человека или даже кошки, и почти не осталось друзей. Как вы дошли до этого, и кто ответственен за это? Сможете ли вы указать реальные истинные причины того, как вы оказались в таком положении?

Вы с ужасом и отчаянием смотрите на себя и решаете: «Довольно!» Вы беретесь за себя и пытаетесь бросить курить, сесть на диету, скрипя зубами, пишите резюме, и занимаете деньги на одежду, чтобы ходить на собеседования. Вы начинаете новую жизнь, но провал следует один за другим – на диете держаться не удается, курить хочется еще сильнее, и потенциальным работодателям вы неинтересны. Вы укоряете себя в слабоволии, и просите не сдаваться. И вот вы собираете все силы своей воли. Вы разрываете со всеми вредными привычками, начинаете новую жизнь, и открываете свой бизнес. И вдруг черная полоса сменилось белой, и дела пошли семимильными шагами! С вами уже жаждут встретиться самые интересные и успешные люди. Ваш телефон разогревается от звонков. Возможности одна другой лучше лежат пред вами.

Почему это случилось сейчас, и не случилось тогда, и годы вашей жизни были прожиты не самым желанным для вас образом? Если вы – хозяин своей жизни в полной мере, как вы вообще оказались в яме, из которой пришлось так долго выбираться, и как вы вообще смогли выбраться из нее? Вы могли бы поступить иначе месяц назад, или сейчас? Вы уверены?

Мы, наша сознательная часть – только незначительная часть огромного. Да, мы можем решить что делать, но мы не можем знать, что именно мы решим делать. Сила воли – биологический феномен, и чем раньше мы это поймем, тем понятнее нам станет, как себя вести в этой жизни. Попытайтесь изменить цвет глаз или свой рост, за один день, так же, как вы решаете вдруг изменить свою жизнь одним прекрасным утром – и посмотрите, что получится.

Эти размышления не призывают нас отчаиваться, напротив: мы не знаем, что мы можем сделать в данный момент, но мы можем попробовать. Если у нас получится, прекрасно. Если нет, мы можем попробовать еще – никто не знает, включая нас самих, на что мы способны и что придет нам в голову в следующий момент.

Что мы не выбираем

Наш выбор всегда результат предыдущих обстоятельств, контроля над которыми у нас никогда полностью не было и никогда не будет. Наши мысли могут быть вдохновляющими или депрессивными, и мы можем объяснять свою жизнь как угодно, и порождать бесчисленное количество версий, но не стоит пытаться объяснять это своей волей. Когда вы будете делать свой следующий выбор в жизни, подумайте о том, что вы не выбирали своих родителей, места и времени рождения, свой пол и цвет волос.

Расставание с иллюзией свободы воли, в самом деле, может стать самым важным шагом в жизни. Когда это приходит, отношение ко всему сразу же меняется. Иногда, весьма иронично: так, например, эксперименты показали, что когда у участников активировали отсутствие свободы воли, это приводило к увеличению агрессивности и нежеланию помогать ближним (Baumeister, Masicampo, & DeWall, 2009) или увеличивало вероятность использования шпаргалок на экзаменах (Vohs & Schooler, 2008). Студенты, участвующие в экспериментах, кстати, тоже не выбирали ни темы эксперимента (они просто не знали, о чем он), не выбирали, в какой группе окажутся, и не знали, как ученые будут манипулировать их поведением. И, конечно, они были уверены, что их последующее поведение – проявление их осознанного выбора, их свободы воли.

Но такие феномены — лишь мимолетное явление: самое интересное возникает позже. Парадоксально, но возникает ощущение реальной свободы, не фатализма, когда от тебя ничего не зависит, а какого-то нового здравого взгляда. Мы не знаем, что будет важно для нас завтра, или через час, а наши надежды и стремления уже не кажутся какими-то слишком уникальными. Это редкое наслаждение смотреть на мир в качестве зрителя кино с неизвестной развязкой, и видеть себя в главной роли, но никогда не быть уверенным в том, как этот герой поступит в той или иной ситуации.

Начинает открываться cерендипность (serendipity) — способность делать глубокие выводы из наблюдений, находить то, чего не искал намеренно. Наша ссора с любимым человеком случилась, возможно, не потому, что он, оказывается, такой бесчувственный, а потому, что у вас пониженный сахар в крови, в квартире холодно, или вы увидели аварию два часа назад на дороге. Мы — биологические марионетки своего организма, и если мы мысленно посмотрим вверх, мы «увидим» миллионы невидимых нитей, дергающих нас. У нас нет одного главного кукловода, но их множество, это: наши гены, и бактерии, и обед в желудке, погода в тот день, когда мы родились, и тьма подобных, не поддающихся подсчету, факторов. Понимание этого дает больше контроля над жизнью, как ни парадоксально это звучит.

Расплата за иллюзии

Иллюзия свободы воли находит свое отражение во всех сферах жизни – в общественном устройстве, политике, правосудии и производстве материальных благ. Эта проблема будет вставать все чаще по мере того, как мы будем узнавать больше о том, кто мы такие.

Например, представьте трех человек в камере смертников, осужденных за убийства. Поскольку это мысленный эксперимент, нам позволительно знать все об этих людях. Завтра их казнят, и это наш последний шанс познакомиться с ними.

Один из них абсолютно не виновен – он не совершал убийства, но ему ужасно не повезло оказаться в неподходящем месте, в неподходящее время. Все сложилось так, что он оказался здесь и уже ничего не исправит его судьбу. Другой действительно совершил убийство, и сделал это совершенно сознательно. Но ему тоже не повезло в жизни, правда, по-другому: он родился у чудовищных родителей, никогда не видел ласки, зато много насилия всевозможных видов. Он чудом выжил, вопреки всему, но обстановка вокруг толкала его к криминальному образу жизни. Убийство для него было необходимым решением. Третий был прекрасным семьянином с отличной карьерой, с предсказуемой жизнью, и он мог уже видеть себя на спокойной пенсии, нянча внуков и путешествуя по миру. Но в один прекрасный день он просто взял и убил коллегу, за то, что тот уронил степлер ему на ногу. Если бы врачи обратили внимание на его историю, и просканировали его голову на томографе, они обнаружили бы опухоль мозга, как раз в регионе, отвечающем за эмоции и контроль импульсивного поведения. Кто из этих трех людей ответственен за свои действия, приведшие их в эту камеру? Насколько их свобода воли определила такой исход?

Безусловно, преступника надо изолировать, но это не мешает нам пытаться понять такое поведение, и наши моральные представления должны следовать за этим пониманием. Мы можем ненавидеть человека и желать лишить его жизни, за то, что он сделал, но мы должны понимать, что роль случая драматически недооценена. Иллюзия свободы воли может оказываться весьма жестокой. Когда кто-то желает смерти людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией, он никогда не думал о таких вещах глубоко: он правда считает, что кто-то проснулся одним весенним утром и решил стать гомосексуалистом? Или бедным, или близоруким, или блондином, если уж на то пошло.

Все уже хорошо, и мы скоро это узнаем

Иллюзия свободы воли — сложнейшая философская проблема, и мы лишь чуть поцарапали ее поверхность. Напоследок, мысль Сэма Харриса: «если хорошенько подумать, мы увидим, что иллюзия свободы воли сама по себе иллюзорна» (Harris, 2012).

Baumeister, R. F., Masicampo, E. J., & DeWall, C. N. (2009). Prosocial benefits of feeling free: Disbelief in free will increases aggression and reduces helpfulness. Personality and Social Psychology Bulletin, 35: 260–268.

Haggard, P. (2011). Decision time for free will. Neuron , 69: 404–406.

Harris, S. (2012). Free will. New York: Free Press.

Libet, B. (2004). Mind time: the temporal factor in consciousness. Cambridge, Mass.: Harvard University Press.

Soon, C. S., Brass, M., Heinze, H.-J., & Haynes, J.-D. (2008). Unconscious determinants of free decisions in the human brain. Nature Neuroscience, 11(5), 543-545.

Vohs, K. D., & Schooler, J. W. (2008). The value of believing in free will: Encouraging a belief in determinism increases cheating. Psychological Science, 19(1): 49–54. 20.


Одиссей без сознания

Одиссей и Пенелопа «Сознание – гораздо меньшая часть нашей разумной жизни, чем мы осознаем, потому что мы не можем осознавать то, что мы не осознаем»
Д. Джейнс.

Слова в эпиграфе – из книги психолога Принстонского университета Джулиана Джейнса The origin of consciousness in the breakdown of the bicameral mind, опубликованной в 1976 году. В этой книге он выдвинул весьма необычную гипотезу, про которую до сих пор и мало кто знает, и называют работой гения, и полным бредом.

Звучит она так: 3000 лет назад у людей еще не было сознания. Люди говорили, спорили, принимали решения, влюблялись,  воевали, и при этом обходились без осознавания этого. Сознание, утверждал Джейнс, есть продукт исторического процесса, следы которого можно обнаружить. Надо заметить, что сознание – лишь крохотная частица работы нашего мозга, не верхушка айсберга, а булавочная головка на этой верхушке. Объем сознания равняется максимально 40 битам в секунду, когда подсознательные процессы в это же время получают около 11 миллионов бит (Nørretranders, 1998). Одной из проблем, которыми занимается современная когнитивная психология  и философия, является понимание, зачем именно нам нужно сознание. Одно из объяснений заключается в том, что это необходимо для продвинутого социального общение, благодаря которому мы стали доминирующим видом на планете.

В книге Джейнс, в качестве основных примеров, приводил поэмы Гомера: Илиаду и Одиссея.  Люди вели вполне благополучную жизнь без сознания, потому что его заменяли боги, которые говорили людям, что делать. Развитого понятия самости, концепции «Я» тогда не существовало. Мозг, по Джейнсу, был разделен на два отделения, так же как и сейчас, по границам двух полушарий. Правое полушарие, в котором нет лингвистических центров, передавало информацию левому, которое производило голоса в голове. Тогда это считалось голосами богов, а сегодня – галлюцинацией, и симптомом психического расстройства.

Поэтому когда какой-то греческий герой, например, Агамненон, решал отойти в сторонку поговорить с богами, то он реально с ними говорил. Он не мог критически относиться к тому, что происходило, потому что эта функция как раз сознания.

Впрочем, почитайте сами, и вы увидите там массу примеров такого рода:

Девять дней на воинство божие стрелы летали;
В день же десятый Пелид на собрание созвал ахеян.
В мысли ему то вложила богиня державная Гера.
Гомер, «Илиада»

Соответственно, у человека не было ни свободы воли, ни свободы выбора. Заметьте, что ее и сейчас у нас не очень-то много. И люди не могли и не несли ответственности за свое поведение, преступления и подвиги. Боги были причиной поведения и волей человека в те времена. Джейнс рассказывает о процессе производства предсказаний и решений, происходящим дельфийскими жрицами, как примере воплощения голосов в голове в конкретные политические и культурные шаги.

В определенный момент, с ростом популяции, переселениями, развитием письменности и объемом культурных отношений, боги стали «покидать» людей и стало зарождаться сознание. На многочисленных примерах Джейнс показал, что ситуация, когда боги покидали человека, всегда воспринималась трагически и пугающе: человек просто не знал, как ему поступить.  Однако это стало происходить все чаще и чаще, и люди рисковали, совершая поступки, за которые боги могли их покарать. Карать, естественно, было некому, и люди учились обходиться без помощи богов. Процесс де-шизофренизации продолжался; он мог быть также связан с растущим числом голосов-богов в головах людей разных культур, инфляцией ценностей того, что они говорят и «конвертацией» этих откровений как аргументы для других людей. Зарождение сознание возможно и привело к монотеизму, когда у больших групп людей стал появляться один бог – сознание. Правда, бог этот был уже недоступен на постоянной основе, и милости его надо было каким-то образом добиваться. Тогда же, полагает Джейнс, стали зарождаться этические нормы, коль скоро человек обретал определенную свободу воли.

Одиссей, в этом смысле, является прекрасным образчиком переходного периода, когда в его голове происходили такие же перипетия, как и в его жизни – боги то вели его, и он слушался их, то он пытался сопротивляться их командам. Психоаналитическая школа вообще рассматривает это как борьбу подсознания с зарождающимся сознанием.

Я прочитал книгу Джейнса, наверное, лет 10 назад, и, почему-то, в последнее время часто вспоминаю эту гипотезу. Такое ощущение, что масса людей опять стала говорить с богами напрямую…

В начале статьи — картина Уильяма Флинта (William Russell Flint) «Одиссей Гомера».

Jaynes, J. (1982). The origin of consciousness in the breakdown of the bicameral mind. Boston : Houghnjn Miffin.

Nørretranders, T. (1998). The user illusion : cutting consciousness down to size. New York: Viking.


Туфли и мотоциклы

Образцы туфлей и мотоциклов, показываемых в исследовании

20 студентов, 10 мужчин и 10 женщин, студентов Университета Мюнстера (University of Münster) приняли участие в эксперименте с использованием MEG (магнитоэнцефалограф). Им показывали на мониторе по одному объекту, один за другим, как в левом поле зрения, так и в правом, длительностью в 1 секунду. Между картинками в центре монитора появлялся крестик на 2 секунды. В качестве объектов выступали 80 мотоциклов и 80 туфлей (по 40 мужских  женских). На картинке вверху — образцы объектов, показываемых в исследовании. Находясь в камере магнитоэнцефалографа, участники должны были просто смотреть на картинки, и других инструкций дано не было (Junghöfer et al., 2010).

Активация затылочно-височного региона на туфли и моттоциклы в зависимсоти от полаСлева — результаты активности затылочно-височного региона в зависимости от объекта и пола. Ну, очевидно, что больший интерес у женщин вызывают туфли, а у мужчин – мотоциклы. Эти половые предрасположенности к разным типам игрушек проявляются у людей еще в 3-8 месячном возрасте, а по некоторым данным – даже у новорожденных. Мальчики предпочитают транспортные игрушки, девочки – одежды и кукол.

Магнитное поле в различных регионах мозга в промежутке между 150 и 190 миллисекунд после показа картинки. Затылочно-височный регион

На картинке: показатели нейронной активности в различных регионах мозга в промежутке между 150 и 190 миллисекунд после показа картинки. Самая большая активация — в затылочно-височный регион (более «горячий» красный цвет).

Но столь ранняя манифестация эффекта, в первые 200 миллисекунд, отражает имплицитные, подсознательные процессы, которые не связаны с сознанием. Распознавание объектов сознательным образом возникает позднее, после 200 миллисекунд. Одно исследование, с маскированным праймингом, показало, что это начиналось после 270 миллисекунд (Del Cul, Baillet, & Dehaene, 2007). Разница между мужчинами и женщинами по отношению к мотоциклам и туфлям отражается и в статистических данных по продажам, которые отметили исследователи – мужчины в несколько раз чаще, чем женщины покупают мотоциклы, а женщины – туфли.

А вот самоотчет участников эксперимента после магнитоэнцефалографа обнаружил следующее: сильное предпочтение мотоциклов мужчинами, но никакого отличия между полами в отношении туфлей. Кстати, обнаружилось, что мужчины питают больше симпатий к женщинам, у которых есть вкус к хорошей обуви. Это они так говорят.

То есть, женщины как осознанно, так и неосознанно, плевать хотели на мотоциклы. А мужчины осознанно ничем не уступают женщинам в отношении к обуви, но подсознательно им это не интересно.

Junghöfer, M., Kissler, J., Schupp, H. T., Putsche, C., Elling, L., & Dobel, C. (2010). A fast neural signature of motivated attention to consumer goods separates the sexes. Frontiers in Human Neuroscience, 4, 179.

Del Cul, A., Baillet, S., and Dehaene, S. (2007). Brain dynamics underlying the nonlinear threshold for access to consciousness. PLoS Biology. 5: e260. doi:10.1371/journal.pbio.0050260.


Никогда не поздно

Пожилой человек с компьютеромМой главный интерес — исследования и разработка когнитивных методов омоложения. Это безумно интересная тема, которой я занимаюсь на протяжении всех последних лет и чем буду заниматься, уже, очевидно, всегда. А если методы будут работать, как и задумано, то и вечно :)

Конечно, было бы здорово заниматься только этим и ничем иным, потому что работы — безграничные просторы. Однако, к сожалению, это не всегда удается.

Тем не менее, как только появляется время и возможность, исследования продолжаются. И вот недавно я начал серию пилотных экспериментов с пожилыми людьми старше 80 лет. Исключительно сложная, но и интересная группа. Честно признаюсь, я не ожидал вообще никакого эффекта, потом что участники экспериментов имеют довольно богатый букет различных заболеваний, в том числе нейродегенеративных. Но выяснились интересные вещи. Например:

1) Даже 10 минутное воздействие принесло сравнительно быстрый эффект. Это красота – видеть человека, который оживает у тебя на глазах. Измерения строились по многим параметрам, в том числе, по времени физической активности. Увеличилась средняя скорость ходьбы. Замерялось и среднее время, которое человек проводит на ногах в течение дня, и вот эти краткие упражнения в первый день увеличили это время в полтора раза! Скорость наступления изменений была гораздо выше, чем у молодых людей, а эффект – заметнее. А длительность эффекта, – сравнима с молодыми.

2) В отличие от критического, любознательного и порой недоверчивого отношения людей молодого и среднего возраста, с этой группой манипулятивные воздействия можно проводить просто внаглую, не скрывая (иногда это необходимо) целей упражнения. Это объясняется, вероятно, тем, что емкость и скорость сознательных процессов снижена значительно, в сравнении с более молодыми людьми. А объемы подсознания, хоть и снижены, все равно огромны.

3) Разумеется, проявились все факторы, которые присутствуют в любом исследовании с пожилыми людьми – время дня для проведения упражнений (дообеденное время лучше всего), укороченный спан внимания и повышенная утомляемость. Это и сниженный слух, и плохое зрение и все остальное. Это значительно ограничивает объем работы, который можно проделать с человеком.

4) Участники эксперимента, давая оценку происходящему, сообщают поразительные вещи, о которых не услышишь от более молодых людей. Не представляю, как о таком можно было бы догадаться, не делая таких экспериментов. Я обогатил свое представление о том, что я делаю, и с десяток потенциально мощных идей родились и ожидают своего воплощения. Например, выясняется, что концепции воли к жизни и желание жить могут быть основными целями начальной работы, потому что, не активировав их, все остальное будет работать малоэффективно. И это, парадоксально, касается, прежде всего, молодых людей. Они, в отличие от пожилых, могут не вербализовывать эти концепции, а мы будем полагать, что такая воля к жизни и стремление жить у них присутствует в здоровом, активированном состоянии. А это может оказаться вовсе не так.

5) Это, к сожалению, довольно большой возраст, и спан внимания значительно снижен, и я так и не ответил пока на вопрос, насколько возможны ощутимые долговременные позитивные изменения. Но даже, если всё, что можно достигнуть — это временные улучшения, оно того стоит.

В общем, мы люди – поразительные создания, а жизнь прекрасна и удивительна. Берегите себя, цените жизнь и занимайтесь тем, от чего у вас захватывает дух!