Секс и эксплуатация

Орхидея, опыляемая осой

Сексуально возужденный Neozeleboria cryptoides на стебле орхидеи Chiloglottis trapeziformis.

Я продолжаю читать книгу о психологии обоняния (Gilbert, 2008), и не смог пройти мимо одного поразительного факта. Растения нуждаются в опылении, и, как правило, они платят насекомым за это пыльцой или нектаром. Орхидеи, однако, действуют по-другому. Зачастую они заманивают ярким цветом и сладким запахом еды, но ничего не дают. Другие поступают более беззастенчиво, но очень изобретательно. Как было обнаружено не так давно (Franke etal., 2009), одна австралийская орхидея, Chiloglottistrapeziformis, например, выделяет молекулы 2-ethyl-5-propylcyclohexan-1,3-dione, которые являются копией феромонов, выделяемых самкой осы Neozeleboriacryptoides. Одураченный самец осы летит к орхидее и пытается вступить с ней в сексуальные отношения, пачкается в пыльце, потом улетает, чтобы тут же попробовать это с другим цветком. В результате орхидея опылена, а самец… А что самец? Похоже, никому до него дела нет, да и, будучи осой, он, наверное, не имеет физической возможности расстраиваться и переживать.

Franke, S., Ibarra, F., Schulz, C. M., Twele, R., Poldy, J., Barrow, R. A., Peakall, R., Schiestl, F. P., & Francke, W. (2009). The discovery of 2,5-dialkylcyclohexan-1,3-diones as a new class of natural products. Proceedings of the National Academy of Sciences, 106(22), 8877-8882.

Gilbert, A. N. (2008). What the nose knows : the science of scent in everyday life (1st ed.). New York: Crown Publishers.

Фото: Rod Peakall.


Сканирование мозга при приеме на работу.

Скан мозгаСканирование мозга вскоре может заменить тестирование кандидатов на работу, как считает профессор Уиллем Вербеке из университета Эразмус в Роттердаме, Голландия. Он возглавляет департамент нейроэкономики, новой науки, являющейся сплавом генетики, нейронауки, экономики, и психологии (Stuijt, 2010).

Он полагает, что сканирование мозга методами функционального магнито-резонансного томографа или электроэнцефалографии, позволяет увидеть процессы, происходящие на подсознательном уровне, при принятии решений и действий в ситуациях, которые характерны для определенной работы. По эмоциональной реакции, зарегистрированной томографом, например, можно выявить личности с психопатическими наклонностями, понять, как человек реагирует на социальные ситуации и рискованные игры. Аутизм даже в его малейших проявлениях может привести к непониманию эмоций окружающих людей. Однако тот же самый человек может быть незаменим в работе, требующей большой концентрации внимания и не требующей общения.

Вербеке говорит, что в последнее время мы видели много примеров людей, которые занимали очень ответственные посты, и которые были психопатичны – что сыграло, по его мнению, свою роль в финансовом кризисе.

Фактически, если работодатель заинтересован в том, чтобы его ответственные работники проходили медицинский осмотр, то почему не пройти сканирование мозга, которое, как кажется, уж точно не хуже отвечает на вопросы, что за человек работает на компанию, и как можно полагаться на него и его решения.

Есть проблемы, которые профессор не упоминает – это интерпретации такого сканирования. Что говорить о томографии, когда государственные или коммерческие структуры до сих пор используют полиграфы, которые измеряют различные реакции, и оставляют простор для выводов оператору. Так что 5 лет, которые, как надеется профессор, потребуются для того чтобы сканирование мозга стало практикой в приеме на работу, — чрезмерно оптимистичный срок.

Stuijt, A. (2010). Brain scans replace job interviews within five years. Digital Journal.


Сага о еде. Часть первая.

Люди в ресторанеЛюди вокруг нас влияют на наше поведение во всем, и, в частности, в том, как и сколько мы едим. Как присутствие других отражается на том, сколько мы съедим за обедом? Существует три категории теорий и эмпирической литературы на эту тему (Herman, Roth, & Polivy, 2003): о моделировании поведения других, о социальной поддержке, и управление производимым на других впечатлением.

Вкратце, эти теории говорят следующее:

1)  Когда мы в группе, то мы едим больше, чем когда мы едим в одиночестве (социальная поддержка).

2)  Когда мы едим в присутствии других, мы склонны есть столько же, сколько и они (будь это меньше чем обычно или больше). Это моделирование поведения других.

3)  Когда мы едим в присутствии другого человека, который, как нам кажется, может наблюдать за нами и оценивать нас, мы едим меньше, чем когда едим в одиночестве. Это управление производством впечатления.

Джон де Кастро, один из самых плодотворных исследователей поведения человека с едой в социальных условиях, придерживается теории социальной поддержки. В своих многочисленных экспериментах он обнаружил, что когда мы в группе, мы едим значительно больше, часто на 30-50% больше, чем мы едим в одиночестве. Эта корреляция сильна для друзей и родственников, и слаба, когда мы едим с незнакомыми людьми. Чем больше людей, тем больше мы съедаем, независимо от нашего  аппетита и голода на момент заказа блюд и приема пищи. Этот эффект сильнее для мужчин, чем для женщин.

Гипотеза Де Кастро объясняет это увеличением продолжительности приема пиши тем, что чем больше друзей обедает с тобой, тем дольше длится пиршество и тем больше съедается пищи. Фактически, друзья сами по себе играют тут не единственную роль – общение с ними увеличивает время нашего пребывания за столом, на котором стоят съедобные штучки, у которых шансов остаться нетронутыми остается меньше с каждой минутой.

Интересный вопрос, который обсуждался в литературе по этой теме – откуда берется эта дополнительная еда за столом, когда мы едим в компании? Похоже на то, что мы сразу заказываем больше еды, предвосхищая, что мы съедим больше.

А почему когда мы одни, мы едим меньше? Несколько вероятных гипотез:

Обед в одиночку – не очень приятное времяпрепровождение, особенно в публичных местах. Поэтому люди не любят задерживаться в этой ситуации – продолжительность приема пищи падает и съедается меньше.

Когда мы едим с незнакомыми людьми, мы склонны производить впечатление на них, даже если мы думаем, что нам это не нужно и мы этого не делаем. Посмотрите, как едят девушки на первых свиданиях! С друзьями и родственниками этот этап уже пройден и мы расслаблены.

Исключения, разумеется, есть, — например, булемия и запойное поедание еды, которое случается, в подавляющем большинстве случаев, в одиночку. Присутствие какого-то человека практически всегда подавляет такие приступы.

Так, мне захотелось есть, и я вынужден закончить на этом сегодня. Тема будет продолжена, и мы поговорим о том, какие советы экспериментальная социальная психология могла бы дать людям, которые хотели бы похудеть или есть меньше.

Herman, C., Roth, D., & Polivy, J. (2003). Effects of the presence of others on food intake: A normative interpretation. Psychological Bulletin, 129(6), 873-886.


История одного крушения

Steve Callahan

История Стива Каллахана (Steve Callahan),  драматизированная в четвертом эпизоде фильма Human Body. Pushing the Limits (Dale et al., 2008), повествует о том, как он, оставшись на надувном плоту после крушения своей яхты, столкнулся с проблемой выживания.  Его плот дрейфовал в Атлантическом океане, в районе, где встретить проходящее судно было маловероятно. На 18-ый день у него кончились запасы пропитания, и он стал охотиться на рыбу, пользуясь небольшим гарпуном. Рыбы было довольно много, и ему не составляло большого труда ее добыть. Мясо рыбы богато протеином, но не содержит минералов и витаминов, в котором нуждается человеческое тело, для того, чтобы выжить. Он не знал, что в рыбе содержатся и витамины и минералы, в таких ее частях, которые мы обычно не едим:  в коже – витамины группы B, в хребте – кальций и фосфор, в глазах – пресная вода, в печени – витамины A и B,  в печеночном жире – витамин D и аминокислоты Omega 3, в желудке и кишках – витамины A и D, в икре – витамины группы B и C.  Несмотря на то, что у него не было проблем с ловлей рыбы и ее потреблением, хотя и сырой, он чувствовал себя все хуже и хуже. На 28-ой день, как он рассказывает, его вкусовые предпочтения драматически изменились – он все менее и менее интересовался мясом,  и его необъяснимо влекло к таким частям, как глаза, печень, и икра рыбы – практически ко всему, кроме самой плоти и желудка рыбы. Он просто наслаждался вкусом этих частей рыбы, как деликатесом, тогда как ранее считал их несъедобными.

Мозг, стремясь к выживанию, «переписал» вкусовые предпочтения человека, для того, чтобы тот пробовал все, что возможно, для доставки в организм необходимых ингредиентов.  Кроме этого, мозг стимулировал его, вырабатывая эндорфины, чтобы вызвать удовольствие и наслаждение именно этими частями рыбы. Как пояснял Стив, сознательно он не чувствовал необходимости в этом, но четко помнит, что тогда для него это казалось роскошным пиршеством.

Стив Каллахан был спасен на 76-ой день, в здравом уме и твердой памяти, что называется.

Рассуждая об этом, можем заметить, что поскольку он был в открытом пространстве, и под лучами солнца, витамин D был ему не нужен – его он мог получать в предостаточном количестве. Метаболизм витамина таков, что под воздействием кожи солнечными лучами происходит накопление до порядка 10,000 МЕ, и прием заканчивается.  Поэтому желудок и кишки не нужны были для него, ведь находящийся там витамин A есть также и в печени. Насколько нужен был ему витамин А? Он необходим для зрения, для деления и дифференциации клеток, репродуктивных функций, для регулировании иммунной системы. Сложно отмахнуться от чего-то в этом списке (кроме репродукции). Про витамины группы B сказать еще сложнее, поскольку их много, и их исключать тем более нельзя. Таким образом, его организм искал необходимые компоненты и находил их, при этом избегая потребления потенциально опасных продуктов (кишки рыбы).

Вопрос, который меня интересует в этой ситуации: каким образом мы могли бы перевести наш организм в подобное состояние активного поиска в случае необходимости? Понятно, что осознаваемая необходимость и подсознательная необходимость – состояния разные. Я могу думать о том, что мне нужно, но мое подсознание так не считает. Некоторые заболевания связаны именно с недостатком каких-то веществ в организме, но мы не видим таких кардинальных поведенческих изменений. Возможно, организму нужны особые сигналы опасности, при которых он начинает работать в режиме экстремального спасения, а вялотекущие сигналы хронического недомогания не приводят к такому режиму. Но даже не очень глубокое понимание подсознательных процессов, которого мы достигли на сегодня, дает нам уверенность в том, что мы могли бы управлять такими процессами. И это нужно проверять…

Dale, R., Goodchild, T., & Mortimore, M. (Producers) & Clifton, D., Radice, M., & Turner, J. (Directors). (2008). HumanBody. Pushing the Limits. Episode 4: Brain Power. USA: Dangerous films. Aired by Discovery Channel.


Странно, но факт

марихуанаОдна из книг, которую я сейчас читаю – о психологии обоняния, Эвери Гилберта, “Что знает нос”, и там наткнулся на забавное исследование.

В далекие 70-е прошлого века, канадские психологи из Университета МакГилл ( Pihl, Shea, & Costa, 1978) как-то попытались  создать отвращение у курильщиков марихуаны путем добавления в косяк человеческих волос, и выработки таким образом условного рефлекса. Вы все представляете, как это может пахнуть, и когда-то это был популярный прикол над друзьями – добавить в сигарету кусочек ногтя.  Идея, в принципе, понятная, – вкусив отвратительный запах, и связав его с действием – курением марихуаны, человек должен был бы выработать негативное отношение к наркотику.

Сначала испытуемым давали покурить настоящую марихуану, некоторым – довольно сильную, другим – послабее. Затем им давали покурить пласебо-сигарету с добавлением волос. Косяк содержал марихуану, очищенную от тетрагидроканнабинола – действующего вещества марихуаны, который и дает наркотический эффект. Ожидалось, что такая сигаретка станет вызывать подавление желания и отвращение к марихуане. Вопреки этой гипотезе, все, кто курил папироску с добавлением волос говорили экспериментаторам, что эффект гораздо сильнее, чем от предыдущего косяка. Обескураженные ученые проверяли пульс, который, как было выяснено в предыдущих исследованиях, говорит об интоксикации – чем он выше, тем сильнее эффект от марихуаны. У участников пульс был понижен, что физиологически говорит об отсутствии интоксикации, однако люди говорили о мощном эффекте этой волосяной сигареты! В другом эксперименте, ученые уже сказали испытуемым о том, что в сигарету добавлены волосы, наверное, чтобы как-то вернуть к жизни свою гипотезу, но ситуация оставалась точно такой же. Авторы не дали никаких категоричных заключений о причинах возникновения такой загадочной истории.

Интересно, что иногда исследования могут привести к неожиданным открытиям, и, в данном случае, феномен, обнаруженный психологами, мог бы стать одним из шагов на пути создания абсолютного плацебо-наркотика. Представьте себе, что утилизируя какие-то наши когнитивные способности, мы могли бы, взяв, например, морковку, получить от нее совершенно улетные ощущения!

Gilbert, A. N. (2008). What the nose knows : the science of scent in everyday life (1st ed.). New York: Crown Publishers.

Pihl, R., Shea, D., & Costa, L. (1978). Odor and marijuana intoxication. Journal of Clinical Psychology, 34(3), 775-779.

Фото отсюда.