Tag Archives: любовь

Что ты знаешь о сексе

YgritteСексуальные и семейные отношения – не моя специализация, но социальные отношения людей очень интересны, а сексуальное поведение – существенная часть таких отношений. Поэтому я с удовольствием взялся за статью для журнала, чтобы узнать, как далеко продвинулась наука в познании супружеских отношений. Но если бы я сейчас решал, браться за статью или нет, я бы отказался, не моргнув глазом: в теме «смешались в кучу кони, люди, и залпы тысячи орудий слились в протяжный вой».

Стали уже общим местом сетования о том, что современная семья разрушается, моральные устои рушатся и всё катится в тартарары. Статистика показывает, что большое число пар (около 20%) занимаются сексом менее десяти раз в год, и причиной тому — отсутствие сексуального желания. 50% браков, по некоторым данным, кончаются разводом.

Мы живем и описываем свою жизнь метафорами. У нас нет устойчивых метафор брака, поддерживающих его Мы имеем, например: «Хорошее слово браком не назовут», «захомутать», или «узы брака», практически во всех языках. Испанское слово «супруга», esposas, означает одновременно и «жена» и «наручники». Есть, конечно, и другие виды метафор – брака как партнерства, что приносит пользу отношениям, если оба партнера разделяют такую метафору. Но если один из партнеров воспринимает брак как метафору убежища, то это не подразумевает конструктивной ответственности, и сам факт такой метафоризации уже зарождает конфликт. Сам факт метафорического описание брака, на мой взгляд, говорит о том, что это явление – непростое и неоднозначное (простые вещи не нуждаются в метафорических описаниях).

Почему мужчины и женщины так отличаются в сексуальных желаниях, фантазиях и поведении? Почему мы разводимся, изменяем друг другу, и опять вступаем в брачные отношения? В чем смысл поиска идеального партнера, и надо ли им заниматься? Что убивает наше сексуальное желание к супругу, с которым у нас во всех других сферах прекрасные отношения? Можно ли вылечить такой институт как брак, или это безнадежная модель?

Между тем, общество отвечает на эти вопросы развитием индустрии семейного консультирования, лекарственных средств и пластических операций, сексуальных терапевтов и порно. Среди фармацевтических компаний идет гонка в создании Виагры для женщин, которая якобы решит все эти проблемы. Нам говорят, что мужчинам постоянно нужны новые партнерши, но что делать в нашем современном мире? Врать своей спутнице, матери своих детей? Хитрить и обманывать ее, в надежде, что она не поймает? Заниматься с сексом с ней вопреки всему, что говорит тело, помогая себе порно и антидепрессантами?

Бил Марр, ведущий сатирического шоу, как-то спросил панель экспертов: «Каков правильный ответ? Пара живет двадцать лет в браке, и от былой страсти остался секс раз в год. Что делать?» Один ответил ему, что такие отношения надо бросать, чтобы не обманывать другого, другой – стараться не беспокоиться по этому поводу, еще один – что надо попробовать оживить свою сексуальную жизнь. Ну да, пара ароматических свечек, красные чулки, наручники и пламя страсти опять воспылает по новой. Серьезно?!

Для ответов на эти вопросы у нас есть целый ряд наук. Так, биологи могут, сравнивая человека с другими животными, предполагать наше поведение. Антропологи могут изучать племена, до сих пор живущие собирательством и охотой, чтобы сделать вывод о жизни всего человечества до изобретения сельского хозяйства. Археологи могут изучать артефакты и останки, чтобы по ним определять образ жизни первобытного человека. Но, разумеется, не все так просто – потому что одно племя живет так, другое – иначе, а по костям, которым сотни тысяч лет, не скажешь, каковы были отношения между полами.

В последнее время вышел целый ряд книг, пытающихся ответить на эти вопросы. Так, в 2010 году вышла книга Кристофера Райана и Кассильды Джета «Секс на заре» (Sex at Down), которая быстро стала международным бестселлером. Авторы аргументируют, что популярная, так называемая, стандартная модель эволюционной психологии: создание пар, стремление женщины к построению связей с мужчиной, который может обеспечить ее и потомство всем необходимым, и озабоченность мужчины тем, чтобы быть уверенным в воспитании именно своего ребенка, вытекающая отсюда ревность, и т.п. – эта модель противоречит природе человека. Стандартная модель описывает сексуальные отношения между мужчиной и женщиной как постоянный и, вероятно, неразрешимый конфликт.

Мужчины ищут эксклюзивную и относительно постоянную возможность для секса и уверенности в своем отцовстве в обмен на материальные блага, которые они обеспечивают женщине. Одновременно, мужчины хотят как можно больше секса с разными женщинами, без обязательств, тогда как женщины хотят, в идеале, одного партнера, с наибольшим числом обязательств. В то же самое время, женщина, особенно в период овуляции, не прочь «поохотиться» на мужчину с хорошими генами, не оставляя при этом ни своего постоянного партнера, ни детей.

Эта модель говорит нам, что для женщины секс не так важен, как для мужчины, для нее главное — эмоциональная сторона, привязанность и надежность отношений.

Но может быть, моногамные отношения несвойственны человеку, и именно поэтому брак с самого начала был обречен на неудачу? Есть даже поговорка: «Если хочешь моногамии, выходи замуж за лебедя». Но недавние исследования с использованием ДНК анализа показали, что 90% лебедей отнюдь не верны друг другу. Если моногамия «вшита» в наши гены, почему мы не удовлетворены тем, что имеем? Артур Шопенгаур, философ 19 века, заметил, что «в одном только Лондоне 80,000 проституток, и кто они, если не жертвы на алтаре моногамии?»

Людям, по логике Райана и Джета, присуща полиаморность, то есть у каждого может быть множество любовных отношений с несколькими людьми одновременно, с согласия и одобрения всех участников этих отношений. Для доказательства этого они обращаются к сотням примеров из ныне существующих племен в Южно Америке, Африке, и Азии, у которых процветает полиамория. У мужчин нет проблем насчет отцовства, и ко всем детям относятся как к своим, а дети, в свою очередь, уважительно относятся ко всем взрослым, как к своим родителям.

Если стандартная модель верна, тогда мужчина не должен сильно переживать, если его жена спит с его братом, и приносит от того ребенка – у брата половина такого же генетического материал. А жена должна быть не против, если муж спит с ее сестрой: это куда лучше, чем он будет делать это с какой-то незнакомкой.

Предположительно, во времена, когда мы жили собирательством, женщина была как минимум равна в правах мужчине, и жизнь была прекрасна для всех. И если поле, на которое пришло племя собирателей чем-то поживиться, было ничьим и для всех, то с изобретением сельского хозяйства, у земли стали появляться хозяева. Люди стали обрастать собственностью, и если раньше все делились всем, в том числе и сексом, то теперь люди стали заводить имущество. Женщина стала фактически собственностью мужчины, за которой надо следить и стараться не потерять.

начало сельского хозяйства

Начало сельского хозяйства

Джарред Даймонд писал в своих книгах, что изобретение сельского хозяйства – самая большая ошибка человечества, от которой мы никак не оправимся. До этого охотники-собиратели вели большей частью успешную жизнь, которая, кстати, по продолжительности занимает несравнимо большую часть всего существования человека на земле. Современные исследования существующих племен-собирателей показывают, что собирание еды занимает от силы пару часов в день, столько же — легкая работа, и остается почти весь день, который был занят общением, сексом, дневным сном, и переходами на другое место. Но мы не привыкли думать так о жизни первобытного человека.

Томас Хоббс, английский философ 17 века, в книге «Лефиафан» описывал, какой должна была быть жизнь без политического устройства у первобытных людей, фразой, несомненно, вам известной – «война всех против всех». Это была, по словам Хоббса, жизнь «одинокая, бедная, ужасная, жестокая и короткая». Это как оглянуться вокруг себя, увидеть все несовершенство, и представить, насколько же плохо было раньше, если даже сейчас не все в порядке. Другой философ, Жан Жак Руссо, напротив, считал, что современное общество только испортило своими пороками чистую и прекрасную жизнь первобытного человека. Чаще всего мы предпочитаем смотреть на жизнь первобытных людей глазами Хоббса.

И поскольку модель человеческого сексуального поведения построена отчасти на сравнении с близкими к нам приматами, то авторы обращают внимание и на них. Вместо привычных шимпанзе, с которыми сравнивают человека, предлагается обратить внимание на бонобо. И если шимпанзе используют насилие, чтобы получить секс, то бонобо используют секс, чтобы решить проблемы. Бонобо – полиаморны, сексуально и социально активны и весьма напоминают человека.

Бонобо

Бонобо

Так, в пользу такого сравнения говорят и относительные размеры тела мужчины и женщины: вполне вероятно, первобытные мужчины не боролись за женщин. Среди других приматов это соотношение свидетельствует о характерном половом поведении: у гиббонов, живущих в моногамном союзе, самки не отличаются от самцов в размерах. Если бы мы были моногамны, рост женщин и мужчин был бы одинаков. Самцы горилл порой в два раза больше самки в размерах, и самый большой становится альфа-самцом, не оставляя «мелким неудачникам» почти никаких шансов на секс. Гориллы полигамны – один самец с гаремом самок. Если бы люди были полигамны – мы видели бы гигантов, окруженных десятком крохотных женщин. У бонобо и шимпанзе, и человека самки на 10-20% меньше самцов. Если действительно хочешь моногамии — становись гиббоном.

Любопытны исследования размера яичек: животные, совокупляющиеся чаще всего, имеют большие яички, а в условиях, когда сразу несколько самцов вступают в половые связи с одной самкой в периоде овуляции, яички должны быть еще больше. То есть, если у самцов большие яйца, то самки у них должны быть похотливые. А если какой-то вид моногамен, то у самцов яички небольшие. Это справедливо ко многим млекопитающим, и даже к птицам, рыбам и даже к бабочкам!

В моногамии конкурентная борьба за самочку идет на выбывание, и поэтому ни много спермы, ни большой размер пениса уже не нужен. Самец гориллы может весить 150 килограмм, но пенис у него будет от силы 3 сантиметра, а яички – размером с фасоль, да и то их не увидишь, потому что они спрятаны под кожей. А вот 40 килограммовый самец бонобо уже обладает пенисом под 10 сантиметров, а яички у него как самые крупные куриные яйца, которые вы найдете в супермаркете.

Игра та же самая – продвинуть свои гены в будущее, но правила игры другие: если для горилл главное — избавиться от всех вероятных соперников до начала секса, то для бонобо соревнование начинается на уровне спермы – чья именно сможет оплодотворить яйцеклетку. Поэтому у гориллы мощные мускулы, а у бонобо – яйца, которым позавидует курица.

Вообще, мы – куда более социальны, чем гориллы, гиббоны или даже шимпанзе. А социальные животные – не моногамны, потому что секс – один из видов общения. У приматов, к которым мы принадлежим, лишь несколько видов являются моногамными – и все они живут на деревьях. Лишь 3% всех млекопитающих и десятая доля процента беспозвоночных – моногамны. Моногамные гиббоны, не изменяют друг другу. Для них это не проблема, живут они изолированно, да и есть ли у них такая возможность?

Секс – практически выражение дружбы, небольшое, но приятное вознаграждение за услугу, помощь или печать, скрепляющая временный союз. Никто не обязывает связываться отношениями даже на день. У некоторых народностей для женщин повесить свой гамак рядом с гамаком понравившегося мужчины означает почти тоже самое, что брак. На следующий день гамак, вполне возможно, будет висеть в другом месте. Во многих народностях понятие девственности не существует, даже нет слова описывающее это состояние.

Но в 2012 году вышла книга Линн Саксон «Секс на закате» (Sex at Dusk) которая разбила в пух и прах аргументы авторов «Секса на заре», относящиеся к эволюционному развития человека и особенностями поведения приматов. Если первая книга создала идиллическую картину мира, прям по Жан Жаку Руссо, то вторая, разрушила ее, не построив, впрочем, другой стройной картины. Случилось то, что обычно случается в научном мире – развернулась дискуссия, в которой множество фактов уточняется, опровергается и интерпретируется по-разному.

Так например, в «Сексе на заре» говорится, что племя Ваорани в джунглях Эквадора, живет по охотой и собирательством, и, по наблюдениям антропологов, не страдает ни повышенным давлением, ни сердечными заболеваниями, ни раком, ни еще многими заболеваниями, привычными западному человеку. Это используется как аргумент того, что причина этих недугов – передача их от домашних животных, и началось это все с оседлым образом жизни.

Вайорани

Вайорани

Идиллическая картина, казалось бы, но авторы «забывают» упомянуть, что причина смертности 40% этих индейцев – убийства от рук своих же соплеменников.

С другой стороны, недавнее исследование культуры Дзёмон утверждает, что насильственная смерть в период собирательства была на довольно низком уровне (Smith-Strickland, 2016).

Если мы созданы как полиаморные животные, когда у мужчин и женщин равные права и у каждого много партнеров другого пола, а дети – общие, и неважно кто отец, то встает вопрос: какая мощная сила могла превратить нас, живущих так миллион лет, в скучных моногамных существ за десятки тысяч лет? Валить все на сельское хозяйство можно, но надо показать реальный механизм превращения идиллических коллективных партнерских отношений в парные.

Другой ученый, Дэвид Бараш, автор книги «Миф моногамии», выражается еще сильнее относительно профессионализма авторов «Секса на заре». Он утверждает, что многое из того, что вы читали выше либо не соответствует действительности, либо преувеличено, и лишь какая-то часть, может быть, отражает реальность.

Что касается еще одного аргумента в пользу того, что мы не моногамны: якобы только люди и бонобо во время секса смотрят в глаза друг другу, и, следовательно, мы скорее – как бонобо, чем шимпанзе. Но сам этот факт оспаривается: одни ученые говорят, что такое есть, другие – нет.

Даже стандартной модели сексуального поведения человека, как таковой, не существует. Пресловутая двойная модель поведения женщины – стремление к постоянному партнеру и «охота за генами» в период овуляции не подтверждается в той мере, как ее описывают. Да, в лабораториях показан эффект, что женщины в такое время ищут новизны, покупают более сексуальные вещи и прочее. Но говорить о том, что они повально изменяют своим партнерам раз в месяц будет преувеличением. Более того, выясняется, что если у женщины один постоянный партнер, то риск преэклампсии (повышенного давления при беременности, грозящее потерей плода и матери) падает, и существенно повышается, если у нее секс с кем-то еще. Это связано с работой иммунной системы, которой надо привыкнуть к вторжению чужеродного биологического материала (спермы). Согласитесь, это аргумент в пользу того, чтобы иметь одного партнера.

И все же, нам кажется, что модель брака с одним человеком, «пока смерть не разлучит нас» трещит по швам. Люди бросают своих партнеров, с которыми были вместе десятки лет, своих детей, теряют огромные суммы денег и нажитого добра, с тем, чтобы заняться страстным сексом с другим человеком. И как мы все знаем, эта страсть рано или поздно угасает. А сохраняя брак, заводить любовника или любовницу, врать близкому человеку, хитрить и изворачиваться – это действительно подло (в рамках современной морали). Самая честная, с моральной точки зрения опция, которую предлагает общество сегодня – жениться и разводиться. Но это, например, не решает проблему детей.

В общем, многое из того, что мы думаем о сексуальных отношениях людей – ошибочно. Так что если вы услышите рассуждения о том, что ученые пришли к выводу о том, что мы не моногамные существа, и надо всем заняться тотальным промискуитетом, то это не совсем или совсем не так.

Полной истории  в ближайшее время не будет, не ждите. А пока мы ждем и живем, лучшим пожеланиям всем нам будет то, что мы уже знаем:

Наверное, стоит отличать секс от любви, и даже тут мы найдем, как минимум, две точки зрения. Одни говорят, что надо относится к сексу как к рукопожатию – это дар и возможность, и мы можем и должны этим делиться, не путая его с любовью. Секс – не любовь, не грех и не должен быть причиной разрушения социальных связей. Другие полагают, что секс – очень важная и серьезная часть доверительных отношений, которые можно делить только с самыми близкими людьми.

Нам надо больше общаться – мы действительно лучше всех животных на Земле умеем и можем это делать, и только так мы можем договариваться о чем угодно, не прибегая к насилию.

Нам надо выстраивать и поддерживать социальные связи с другими людьми, потом что мы – социальные существа, гораздо более, чем опять же, любые существа на Земле. У нас для этого есть наши родственники, любимые и друзья.

Мы можем говорить со своими любимыми обо всех вопросах, которые нас волнуют. Мы можем научиться относиться к сексу как к чему-то банальному, или как к самому серьезному занятию – это вам решать.

Психологические исследования показали, что для счастливой совместной жизни надо чаще выражать позитивные эмоции (как вариант: минимум пять позитивных на одно негативное).  Достаточно простой улыбки, кивка головы, даже «угу», показывающего, что вы слушаете партнера.

Надо думать о нуждах вашего партнера и учитывать их. Супружество – не соревнование, и мы будем счастливы только тогда, если обе стороны будут довольны.

Счастливые пары характерны тем, что партнеры в 90% случаях видят, когда другому нужно внимание, и уделяют его. Если ваша супруга/супруг хочет поделиться проблемами на работе, лучше оставить все дела и послушать ее/его.

Никто из нас не совершенен, и не идеален. Стоит фокусироваться чаще на позитивных сторонах партнера, нежели негативных. Тем самым мы будем и подкреплять хорошее поведение, и сами научимся ценить лучшее, что есть у вашего спутника, нежели раздражаться его несовершенствами.

Barash, D. P., & Lipton, J. E. (2001). The myth of monogamy : fidelity and infidelity in animals and people. New York: W. H. Freeman and Co.

Ryan, C., & Jethá, C. (2010). Sex at dawn : the prehistoric origins of modern sexuality (1st ed.). New York: Harper.

Saxon, L. (2012). Sex at Dusk: Lifting the Shiny Wrapping from Sex at Dawn. CreateSpace Independent Publishing Platform.

Smith-Strickland, K. (2016). Japanese hunter-gatherers defy notions about prehistoric violence. Discover, 30 March 2016. Ссылка.

Фото Вайорани — Чак Биггер.


Хочешь любви? Одевайся!

похотьНа медиа-сайтах тут и там появились заметки про недавно опубликованное исследование (Bolmont, Cacioppo, & Cacioppo, 2014) с заголовками вроде Разница между любовью и похотью видна на глаз  или
Is That a Look of Love, or Lust? Science Has the Answer.

Поскольку ученые использовали ай-трекер, меня это заинтересовало еще больше. Пара ведущих авторов – супруги Джон и Стефани Качиоппо (Cacioppo), из Университета в Чикаго, возможно, хотят стать новыми Мастерс и Джонсон. Пресса им в этом помогает, подавая исследование как факт, что ученые обнаружили разницу между любовью и похотью, в том, как люди на это смотрят. Вот как: когда мы чувствуем любовь – мы больше смотрим на лицо, а когда сексуальное желание – на тело.

В первой части участникам показывали черно-белые фотографии, и они должны были нажатием соответствующих клавиш ответить, как можно быстрее и точнее, что изображает фотография – любовь или сексуальное желание. Эти решения использовались позже, для оценки данных просмотра этим же участником.

Вторая часть задания была отделена по времени, и людям требовалось ответить на этот же вопрос про себя (любовь или похоть), не совершая никаких движений рук, чтобы не отвлекаться от просмотра; за движениями и фиксациями их глаз следил ай-трекер.

Было отобрано 200 фотографий, и как пишут авторы, все без наготы и эротизма. Фото в начале статьи – одно из этого набора, и согласно исследованию, вы должны были оценить ее как изображающее сексуальное желание, и вы должны были посмотреть на тела мужчины и женщины. Я не могу посмотреть весь этот набор, нет доступа к базе данных Гарвардского Университета, но думаю, что вот эти четыре образца, опубликованные в статье, каким-то образом представляют и остальные.

Во что обнаружили ученые:
тепловые карты просмотра
детали просмотраКак мы видим, на графиках слева, при просмотре изображений, изображающих романтическую любовь и число взглядов (фиксаций) и их длительность на лицо существенно больше, чем на тело, а при сексуальном желании – наоборот.

Вы не замечаете случайно разницу между верхними и нижними фотографиями? Верхние оценивались людьми как любовь, а нижние – как похоть.

Авторы замечают, что исследование показывает потенциал нахождения биомаркеров, позволяющих отличать похоть от любви, что могло бы помочь, например, в семейной терапии, для пар, надо полагать, которые запутались, где у них что. Потенциал, безусловно, есть, но сделало ли это исследование какой-то существенный прорыв в том направлении?
Что изменилось бы, если участникам надо было как можно быстрее решать – одеты люди на фотографии или раздеты: может мы получили бы точно такие же результаты?

Либо они подобрали совсем неудачный пример фотографий для публикации, причем сами, либо они плохо подготовили стимулы (фотографии). Во всяком случае, я знаю, как иногда невероятно тщательно отбирают наборы, замеряя  площади, занимаемые на фото лицами и телами, сводя освещенность к одним значениям, и прочее, прочее. В этой статье я такого педантизма не нашел.

Да, люди смотрят на соответствующие объекты, чтобы их категоризировать, и для того чтобы решить, одет ли человек, нам приходится смотреть на его тело. Получается, что если любишь человека – такие мелочи не замечаешь, смотришь ему только в лицо. Только в глаза — даже если она уже готова снять трусики (как на фото в начале).

Авторы пишут: «можно представить любовь и похоть как регионы на спектре, простирающемся от интегративной репрезентации аффективных телесных и висцеральных ощущений (похоть) к более абстрактной и интеллектуальной репрезентации чувств, включающих механизм ожидания вознаграждения и обучения привычкам (любовь)» (Bolmont, Cacioppo, & Cacioppo, 2014, стр. 7).

А я вижу по этому исследованию, что любовь и похоть отличаются здесь только степенью оголения тел и показом движений, нацеленных на оголение. Разделась парочка и давай смотреть на тела друг друга – значит у них похоть. Оделись – и всё, только романтическая любовь.

Bolmont, M., Cacioppo, J. T., & Cacioppo, S. (2014). Love is in the gaze: An eye-tracking study of love and sexual desire. Psychological Science. doi: 10.1177/0956797614539706.


Что за бабочки в твоем животе

мужчина и женщина знакомятся на улицеПредставьте, что вы одиноки и только что познакомились с мужчиной, который вам очень понравился. Вы рассказываете про него своей подруге, а она спрашивает вас: «Что же тебе в нем понравилось»? Вы отвечаете, что он обаятельный, у него очаровательная улыбка и хорошие манеры. Вы абсолютно уверены, что именно это вызвало в вас волнующие чувства.

Целый ряд психологических экспериментов за последние 50 лет показал, что мы часто (а некоторые исследователи полагают, что вообще никогда) не знаем истинных причин, почему человек нам понравился.

В одном живописном канадском парке в Северном Ванкувере, Канада, в 1973 году психологи провели ставший уже классическим эксперимент. Привлекательная девушка подходила к одиноким мужчинам, здоровалась и говорила, что она студентка психологического факультета и сейчас делает проект о влиянии красивых пейзажей на креативность (я писал об этом эксперименте ранее, но с  меньшим числом деталей: Любовь у моста). Она просила их ответить на несколько вопросов и пройти тест. Большинство соглашалось, отвечали на вопросы о возрасте, уровне образования, и о предыдущих посещениях парка. Затем девушка просила их написать краткое сочинение по рисунку. На черно-белой картинке была показана девушка, закрывшая лицо одной рукой, а другой схватившаяся за дверь.

Когда мужчина заканчивал писать, девушка отрывала от листа кусочек бумаги и писала свой номер телефона и имя. Она говорила, что готова обсудить эксперимент позже, когда у нее будет время и просила звонить, если они захотят поговорить.

Картинка из проективного тематического апперцептивного тестаКартинка, которую показывала девушка (слева) – одна из набора изображений проективного тематического апперцептивного теста. Тест показывает, как мы интерпретируем различные ситуации и иногда может выдавать что-то любопытное. Позже сочинения мужчин были оценены независимой группой на содержание слов, относящихся к сексу, по шкале от 1 до 5. Например, если в истории прямо упоминался секс – то 5 баллов, подружка – 2 балла, поцелуй – 3 балла, любовник – 4. Именно эта картинка была выбрана потому что была максимально асексуальна, в сравнении с другими из набора теста.

Девушка, которая не знала целей и деталей эксперимента, подходила к мужчинам только в определённых местах парка, когда они переходили один из двух мостов.

Один мост, «контрольный», был короткий, солидный и устойчивый, сложен из бревен, с высокими поручнями, на трехметровой высоте над мелким ручьем. Другой мост, «экспериментальный», был знаменитым подвесным мостом через реку Капилано. Он тогда и сейчас является главной достопримечательностью парка, собирающего в наши дни около 800 тысяч туристов в год со всего мира. Он был всего полтора метра шириной, 137 метров длиной, и представлял из себя деревянные бруски прикрепленные к тросам. У него были низкие поручни, и он качался во все возможные стороны на высоте 70 метров над бурлящей рекой! По шкале от 0 до 100, по оценке страха перехода через него мост получал 79 баллов, тогда как солидный мост – только 18 баллов.
У пугающего моста девушка называла себя Глорией, а у контрольного – Донной. Это нужно было затем, чтобы подсчитать, сколько раз какой девушке звонили. Периодически девушку заменял мужчина, который делал то же самое.

Вот что выяснилось: по оценке сексуальности сочинения после пугающего моста у девушки получили 2,47 баллов, у контрольного – 1,41. У мужчины-интервьюера – соответственно 0,80 и 0,61.
У подвесного моста у девушки взяли телефон 18 мужчин из 23, у контрольного – 16 из 22. У мужчины соответственно взяли телефон 7 из 23 и 6 из 22.
Половина мужчин (9 из 18), взявших телефон у девушки у подвесного моста, перезвонили ей и предложили встретиться. Только двое мужчин, говоривших с ней у контрольного моста, перезвонили. У мужчины-интервьюера ситуация была предсказуемо хуже: двое после экспериментального моста, и один – после контрольного.

Страх приводит к возбуждению нервной системы: пульс учащается, повышается давление, и эти ощущения требуют объяснения. Наш мозг любит предсказуемость и понятность мира вокруг и очень быстро старается объяснить все происходящее. Мужчина видит симпатичную девушку, и его мозг может интерпретировать возбуждение не как стрессовое, а как сексуальное. Поэтому мы видим, как нейтральная, по сути, картинка приобретает сексуальное содержание, а позже – и желание позвонить взволновавшей чувства девушке.

Похожие эксперименты были проведены уже многократно, с аналогичными результатами. К примеру, еще в 1965 году Барклай и Хабер разозлили студентов в одной аудитории: профессор ругал их почем зря за результаты контрольной. Студентов в другой аудитории никто не третировал и они служили в качестве контрольной группы. Затем всех тестировали на чувство агрессии и сексуального возбуждения. Разозлённые студенты проявляли больше сексуального возбуждения. Позже этот эксперимент повторяли другие психологи и обнаруживали даже вещественные доказательства в анализах мочи. Возбуждение, сопровождающее страх или злость, похоже на сексуальное возбуждение, и неудивительно, что наш мозг иногда путает одно с другим.

Стэнли Шехтер и Ладд Уилер в 1962 году говорили участникам своего эксперимента, что исследование изучает влияние витаминов на зрение. Всем сделали инъекции и попросили посмотреть пятнадцатиминутный комедийный фильм. В инъекциях не было витаминов: в одной группе это был адреналин, который производит возбуждение, учащённое сердцебиение и легкую дрожь в конечностях. Вторая группа получила хлорпромазин, производящий успокаивающий эффект, а третья – плацебо, физиологический раствор.

Те, кто получил адреналин, больше других смеялись и улыбались при просмотре фильма. Группа с хлорпромазином улыбалась и смеялась меньше всех. Интересно, что когда людей опрашивали после просмотра, насколько фильм смешной, все группы практически одинаково его оценили. Поведение людей изменялось, а их оценка происходящего – нет. Иными словами, люди ведут себя так, как будто у них есть сильная эмоция, но не замечают этой эмоции.

Люди не сидели и не задавали себе вопросы, насколько фильм смешной: «Руки у меня трясутся, сердце колотится, значит, наверное, смешной, так что можно посмеяться». Говорили люди другое, например: «Я не мог понять, почему я смеялся; фильмы с этим комиком мне кажутся чушью, поэтому я оценил его в анкете как не особо смешной». Мужчины после моста не говорили себе: «Ах, я возбужден, потому что мне было жутковато, пока я переходил этот качающийся мост, а может быть, мне девушка понравилась. Да, скорее это девушка, не такой уж и страшный был этот мост». Эти связи делает подсознание, которое как видим, может ошибаться.

Даже ненависть, которую обычно называют негативной эмоцией, возбуждает нас и иногда приносит удовольствие. Один американский комик описывал, как в длинной очереди на почте он любит смотреть на людей и замечать вещи, за которые их можно ненавидеть. Какие идиотские туфли носит этот дурак, что за тупые вопросы задает эта блондинка, что за неудачник топчется впереди. Он может представлять, как врезал бы ему, а тот катался бы по полу и умолял о пощаде. Презрение развлекает и помогает сократить время, и дает прекрасные ощущения. Между тем, организм становится возбужден, и попадись ему на глаза женщина, на которую бы минутой раньше он и не посмотрел бы, все может сложиться иначе. Он мог бы честно сказать ей потом: «Я увидел тебя, и сердце мое забилось как молот»! В реальности это произошло чуть раньше, но теперь это уже неважно, не так ли?

Вы уверены, что когда вы увидели своего любимого в первый раз, что заставило ваше сердце колотиться, а бабочек в животе порхать, вы не были возбуждены от чего-то другого? Никто не можете сказать наверняка, потому что есть еще сто других факторов, которые могли повлиять на вашу нервную систему за мгновения до первого взгляда. С другой стороны, есть хорошие шансы использовать возбуждение в свою пользу, познакомившись с лицом противоположного пола после фильма ужасов, катания на американских горках или драки на чужой свадьбе!

Churchland, P. S. (2013). Touching a nerve: the self as brain (First edition. ed.).

Dutton, D. G., and A. P. Aron. (1974). Some evidence for heightened sexual attraction under conditions of high anxiety. Journal of Personality and Social Psychology, 30, 510-517.

Nisbett, R. E., & Wilson, T. D. (1977). Telling more than we can know: Verbal reports on mental processes. Psychological Psychological Review, 84, 23 1-259.

Schachter, S., & Singer, J. E. (1962). Cognitive, social, and physiological determinants of emotion. Psychological Review, 69, 379-399.

Schachter, S., & Wheeler, L. (1962). Epinephrine, chlorpromazine, and amusement. Journal of Abnormal and Social Psychology, 65, 12 1-1 28.


Макияж и способности

женщина с краской на лицеКак макияж женщины влияет на то, как её оценят? Этим вопросом и озадачились экспериментаторы из нескольких университетов в США (Etcoff et al., 2011). Макияж служит увеличению привлекательности женщины уже тысячи лет, и работает для этих целей всегда предсказуемо позитивно. Но, в самом деле, его влияние досконально не изучено. Например, одно исследование показало, что увеличение контраста между частями лица, например, глазами и окружающей их кожей делает лицо более женственным, а снижение такого контраста – более мужественным.

Фотографии 25 моделей участвовали в эксперименте. Фотографировали их последовательно: сначала без макияжа, затем с макияжем, сделанным профессиональным визажистом; кроме того, фотографии были профессионально подретушированы на компьютере. Разница между макияжами заключалась в растущем контрасте яркости характерных черт лица (глаз, век, бровей, губ) и окружающей их кожей – от натурального к гламурному (т.н. вечернему). Каждая модель была представлена на четырех фотографиях, и участникам показывали, в общей сложности, 100 фотографий, в случайном порядке, на компьютерном мониторе с хорошим разрешением.

На фото: модели, слева направо – без макияжа, с естественным, с профессиональным и гламурным макияжами. Фотография кликабельна.

женщины без макияжа и с разным видом макияжаВ одном эксперименте лица моделей показывали в течение 250 миллисекунд 149 участникам, во втором – неограниченное количество времени 119 участникам. Участникам предлагалось оценить по 7-ми балльной шкале (от 0 «категорически нет» до 7 «категорически да») следующие характеристики моделей: привлекательность, приятность, надежность, и способности (компетенция). Если вас смущает компетенция в этом списке, то она поставлена там не случайно. Одно исследование (Mobius & Rosenblat, 2006) показало, что для работы, в которой физическая привлекательность работника не играет никакой роли в производительности труда, работодатели, тем не менее, ожидают бóльших успехов и способностей именно от физически привлекательных!

Предыдущие исследования показали, что красивая женщина кажется нам честнее, а честная – красивее. Этот феномен называется «что красиво – то и хорошо». Жаль, что экспериментаторы не добавили и этот параметр, было бы интересно посмотреть его приключения.

Вот что получилось:

результаты оценки характеристик женщины в зависимости от вида макияжаРезультаты показали много интеракций времени просмотра и характеристик моделей, но вот самые значимые:

  • Привлекательность лица с макияжем выше, чем без него.
  • Чем драматичней макияж (больше контраст) тем выше привлекательность.
  • Но больше всего макияж повлиял именно на восприятие компетенции женщины! Чем больше на женщине макияжа, тем больше от нее ожидают в профессиональном плане, и тем способнее она выглядит.
  • Надежность и приятность слишком варьировали, но лицо без макияжа, вопреки бытующим представлениям людей, не вызывает чувства естественности и надежности.
  • Обратите внимание, что кратковременный просмотр был ничуть не хуже, а иногда и лучше, чем длительный по времени. 250 миллисекунд – это чуть меньше времени моргания, довольно мало, но, как видите, достаточно, чтобы оценить женщину по многим характеристикам.

Главные выводы: если вы женщина, пользуйтесь макияжем, это очень хорошо. Если вы не верили в любовь с первого взгляда, вы были правы: она может возникнуть даже еще быстрее, не успеете и глазом моргнуть.

Etcoff, N. L., Stock, S., Haley, L. E., Vickery, S. A., & House, D. M. (2011). Cosmetics as a feature of the extended human phenotype: Modulation of the perception of biologically important facial signals. [doi:10.1371/journal.pone.0025656]. PLoS ONE, 6(10), e25656.

Mobius, M., & Rosenblat, T. (2006). Why beauty matters. American Economic Review, 96(1):222–235.


Шедевры уличного искусства

Портал Street Art Utopia выбрал лучшие работы в области городского искусства за 2011 год. Опубликовано adme.ru. Вот пара работ, относящихся к мозгу:

Потерялись мозги. Не звоните - я счастлив

Потерялись мозги. Не звоните — я счастлив. Автор Théo Lagosse.

Превращение в солдата. Работа BLUПревращение в солдата. Работа BLU.

Ну а вот это просто шедевр, я считаю:
Любовь. Берите, сколько нужно. Работа Matthew Jordan MarroЛюбовь. Берите столько, сколько нужно. Работа Matthew Jordan Marro.


Любовь у моста

Сapilano bridgeВ продолжение темы о феномене ошибочного приписывания причины, сегодня мы рассмотрим уже ставший классическим эксперимент, широко известный в узких кругах.

Представьте себе такую сцену: привлекательная девушка подходит к мужчине в парке и просит помочь ей выполнить небольшое психологическое исследование. После того, как мужчина заканчивает с анкетой, она говорит, что была бы рада поговорить, если есть вопросы по поводу этого исследования, и отрывая кусочек бумаги, пишет на нем номер телефона и протягивает мужчине. Девушка подходила к мужчинам после того как они пересекут мост. Для этого были выбраны два отличных друг от друга моста в национальном парке в Северном Ванкувере, Британская Колумбия, Канада. Первый (экспериментальный, на фото вверху) – был подвесной, шириной в полтора метра, 150 метров длиной, сделанный из деревянных планок, подвешенный на тросах. Мост имел довольно угрожающие характеристики: он мог раскачиваться, прогибался под тяжестью пешехода, с низкими опасными поручнями, и соединял два края 80 метровой пропасти, где внизу бурлила в камнях горная река Капилано. Вы можете посмотреть много фотографий, как выглядит этот мост здесь. Мост стал безопаснее с той поры, когда проходил эксперимент (в 1973 году), о котором мы сейчас говорим.

Второй мост был солидным, широким, всего лишь в 3 метрах над спокойной речкой, с высокими поручнями, неподвижный и основательный. Когда девушка подходила к мужчине около опасного моста, она называла себя Глория, а когда у спокойного – Донна.

Исследователей (Dutton & Aron, 1974) интересовало все: сколько мужчин взяли бумажку с телефоном девушки, и сколько потом позвонили. Количество мужчин пересекших опасный мост и безопасный мост, и согласившихся ответить на вопросы девушки было приблизительно одинаково, 23 и 23, соответственно. Телефон девушки взяли примерно одинаковое количество мужчин в обоих условиях, но позвонили отнюдь не все. В одном случае только 12,5% мужчин позвонили ей, а в другом – 50%. Стоит заметить, что звонок, по сути, был назначением свидания с девушкой. Как вы думаете, сколько назначили свидание Глории, а сколько – Донне, и почему?

Правильный ответ: мужчины, пересекшие опасный мост, гораздо чаще звонили девушке Глории и пытались назначить свидание. Чем это можно объяснить? Каким образом одна и та же девушка казалась настолько разной для двух групп мужчин? Психологи объясняют это так: мужчины, перешедшие опасный мост, испытывали волнение, их сердце билось чаще, и они были возбуждены. Конечно, сознательно они приписывали это тому рискованному акту, который они только что совершили, однако частично они могли приписать это девушке. Ну, смотрите: он видит девушку первым делом, перейдя мост, его тело все еще находится в возбужденном состоянии, и его мозг пытается объяснить это состояние внешними причинами. “Если я так взволнован, наверное, это потому что мне нравится эта девушка”, вполне может рассуждать его мозг, причем это происходит подсознательно и неведомо для сознания мужчины. И это справедливо, потому что опасность уже миновала и возбуждение, если оно осталось надо объяснять другими причинами.

Экспериментаторы также рассуждали о возможных побочных факторах этого феномена, одним из которых был тот, что этот подвесной мост — хорошо известная, разрекламированная достопримечательность, привлекающая массу туристов. В большинстве своем туристов, то есть людей не из данной местности, и у которых, весьма вероятно, не было возможности либо позвонить девушке вообще, либо рассчитывать на развитие каких-то отношений с ней. Если так, то тогда мы предполагаем, что в аналогичных условиях, и в современное время, когда и расстояния значат меньше, и вместо телефона можно дать адрес скайпа или твиттера, и в месте, где более вероятны преимущественно местные жители, откликов было бы гораздо больше. То есть вы понимаете, что если вы хотите, чтобы человек в вас влюбился, попадитесь ему на глаза через минуту-другую после поездки на американских горках, после киносеанса фильма ужасов с леденящим кровь концом, или что-то в этом роде :). С другой стороны, вы тоже посчитаете этого человека более привлекательным, нежели в других условиях, даже зная об этом феномене.

Dutton, D. G., & Aron, A. P. (1974). Some evidence for heightened sexual attraction under conditions of high anxiety. Journal of Personality and Social Psychology, 30(4), 510-517.