Tag Archives: плацебо

Проект Панацея, вторая часть

плацебо

Последние три месяца или около того шла первая публичная версия проекта, в которой участвовали все желающие. Мы прошли на самом деле только начальные шаги. Но те, кто стремился достичь каких-то результатов, их достиг, и гипотезы подтвердились.

Выяснилось, что:
1) Процесс нужно вести в форме коучинга.
2) Для максимального эффекта нужно гораздо больше времени.
3) Необходимо использовать больше разнообразных техник.

Запускаю вторую часть, которая стартанет в новом году, с первых чисел января, и продлится до конца мая, а для некоторых – до конца июня.
Очень важный момент: необходимо заниматься около 1 часа в день, почти каждый день, в течение 5-6 месяцев, для достижения целей. В особых условиях возможно сделать это за несколько дней, но в условиях обычной жизни – только так.

Приглашаю всех желающих.
Участие платное.

Цель: Вы создадите, и обучите ваши персональные оздоровительные средства и средства для изменения состояний.

Что мы будем делать: Вы физически сделаете «пилюлю» и будете наделять ее необходимыми свойствами с помощью различных техник и методов обучения.

Вы сможете использовать эти средства для:
Улучшения физических показателей здоровья
Максимизации качества сна
Модуляции иммунной системы
Улучшения спортивных и когнитивных показателей
Развития способностей и
других задач
Потенциал применения широк, поэтому надо будет уточнять, что вы хотите и что из этого возможно.

Другие детали — в предыдущей статье.

Если вам это интересно – пишите мне в WhatsApp и Telegram.


Кто боится плацебо?

Продолжаю работы с плацебо, и это оказывается захватывающей одиссеей, которую нельзя было и представить в начале пути. Само плацебо оказывается такой «отмычкой», которой можно открывать и другие тайны, например, восприятие и изменение реальности.

Исследованием плацебо в мире занимаются несколько сотен академических ученых. Кроме них есть люди, известные в еще более узких кругах, но они изучают это объект с куда большим рвением, и знают много интересного. Вот цитата из статьи, написанной такими людьми, и вы сразу догадаетесь, кто они такие и чем занимаются:

«Избыток эффекта плацебо в индустрии клинических исследований можно рассматриваться только как чуму с сопутствующими коварными последствиями. Это утверждение вытекает из того, что процент неудач психиатрических препаратов из-за плацебо составляет более 50%, и что 30-40% субъектов, участвующих в медицинских исследованиях, и принимающих плацебо, сообщают о значительном улучшении состояния».

Каков слог! «Чума»! «Коварные последствия»! Читаем дальше:

«Сила эффекта плацебо в клинических испытаниях и других исследовательских проектах (например, академических) проявляется при широком спектре заболеваний, включая шизофрению, депрессию, тревожное расстройство, биполярную манию, сердечную, сердечно-сосудистую систему, боль, мигрень и двигательные расстройства.

Несмотря на то, что для уменьшения эффекта плацебо были реализованы или рекомендованы различные методологические стратегии (например, централизованные рейтинги, удаленный мониторинг со стороны экспертов, уменьшение продолжительности оценки, продолжительность текущего обострения болезни у субъекта и различные процедуры вводной фазы), данные указывают, что эффект плацебо только увеличивается с течением времени, с риском для Большой Фармы потерь в размере 2,5 миллиарда долларов на каждое новое лекарство» (Hassman et al., 2017).

Эффект плацебо увеличивается, отмечают авторы, несмотря на предпринимаемые усилия. Причем, эти стратегии, про которые они пишут – вполне себе нешуточные. Например, некоторые «процедуры вводной фазы» устроены так: перед началом деления людей на группы, всем дают плацебо в течение какого-то времени, и смотрят на реакцию участников. Тех, кто хорошо реагирует на плацебо, стараются исключить.

Но как же удивительно, что, несмотря на все эти ухищрения, эффект плацебо проявляет себя снова и снова, с неиссякаемой силой? Возникает очевидный вопрос: как же может работать плацебо, если ему не то, что мешать, а наоборот, дать раскрыть все возможности?

В самой статье, которую я процитировал, говорится об эффективности нового метода: специально разработанном скрипте, который зачитывают всем участникам клинических испытаний на важных этапах исследования. Цель скрипта – максимально снизить влияние плацебо. Я пока не смог раздобыть текста этого заклинания.

В типичной статье о плацебо, написанной журналистом, мы непременно найдем пассаж о том, что плацебо – не всесильно, и не стоит преувеличивать его эффект. Те же, кто, проводят клинические испытания для фармацевтических компаний, оценивают плацебо трезво («чума»!), и поэтому я изучаю, что они знают, чтобы это использовать в целях раскрытия человеческого потенциала.

Возможно, к удовольствию Большой Фармы, в ближайшее время плацебо будет вытесняться из клинических исследований, и вот почему:

Ситуация с COVID-19 может кардинально изменить отношение к плацебо.

Прежде всего, вопросы о том, насколько этично давать одним вакцину, а другим – плацебо, встали в обществе острее, чем раньше.

Кроме того, вакцины от Pfizer/BioNTech, и от Moderna показали эффективность в 95%, и для других вакцин, еще в процессе разработки, или новых исследований, это – плохая новость. Они не смогут сравнивать свою эффективность с плацебо: все будут смотреть, как они стоят рядом с этими двумя. Кто будет покупать вакцину с эффективностью в 80%, когда на рынке есть с 95%? В других условиях 80% было бы совсем неплохо.

Далее, с вакцинами против гриппа прошел проверку эффективности метод «корреляции защиты». Вместо того, чтобы проводить клинические исследования, исследователи берут кровь человека, получившего вакцину, и смотрят, произвел ли его организм достаточно антител, чтобы быть готовым бороться с заболеванием. Кстати, по COVID-19 такой анализ крови, относительно скоро будет доступен (Zimmer, 2020).

Также, идут работы по использованию искусственного интеллекта в клинические исследование. Например, Unlearn AI, компания из Сан-Франциско, создает цифровую реплику, Цифрового Близнеца участника клинических исследований, используя искусственный интеллект. В результате участник получает действующее лекарство, а его цифровой двойник – плацебо, со всеми вытекающими результатами. Это позволяет не использовать плацебо в реальности. То есть, вместо людей в группе плацебо будет машинная модель. Когда на кону стоят миллиарды долларов, машинная модель, я уверен, будет вести себя «правильно».

Еще в 2016 году Конгресса США принял акт для претворения в жизнь «более реалистичных исследований нежели контролируемые двойные слепые рандомизированные исследования». Таким образом, и юридические основания, и заинтересованные стороны, и общественное понимание уже есть (Shapiro, 2020).

У плацебо, возможно, именно сейчас возникает новая жизнь, свободная от противопоставлений с лекарствами, и перспективы, которые раньше и не снились. И вам стоит в этом поучастовать. Об этом завтра.

Hassman, H., Cohen, E. A., Myers, K. A., Hossain, S., Joseph, A. V., & Lobb, J. M. (2017). The Power of an Educational Placebo Response Video: Strengthening Subject Placebo Response Awareness Across Demographic Variables and Diagnoses. Poster at Annual CNS Summit Meeting, November 2017, Boca Raton, FL., USA.

Shapiro, D. S. (2020). The placebo paradox: Why a COVID-19 vaccine trial participant might drop out. Bulletin of the Atomic Scientists, December 9, 2020.

Zimmer, C. (2020). Could a Blood Test Show if a Covid-19 Vaccine Works? The New York Times, 4 Dec 2020.

Акт конгресса США — ссылка.


Проект Панацея. Приглашение

алхимия

Создание персонализированного суперплацебо для различных задач.

Суперплацебо – уже устоявшийся термин, означающий (кроме всего прочего) открытое плацебо. Так, например, вам открыто, без обмана, дают таблетки и говорят, что это плацебо, и оно помогает против депрессии или артрита. Вы его принимаете, и симптомы депрессии или артрита уменьшаются.
Персонализированное означает, что оно создается в самом буквальном смысле под вас, и будет работать только для вас.
Панацея в названии проекта, по сути означает, что вы будете создавать свое персональное плацебо для всевозможных нужд. И оно будет становиться сильнее с каждым разом, пока вы будете его использовать. Какое же слово еще можно использовать, если не панацея? Можно сказать: поведенчески-обусловленная модуляция.

Зачем это делать, и почему нужно делать это именно сегодня? Вообще, хорошее здоровье никогда не помешает, а уж в наши дни – тем более. Видели, какими беспомощными оказались мы перед вирусной инфекцией? Эта пандемия еще не закончилась, а мы не особо готовы и к следующей. В июле пошли сообщения о росте свиного гриппа, и мы неизбежно столкнемся с другими пандемиями, и, с большой вероятностью, столкнемся с чем-то опаснее COVID-19. Поэтому разумно создать свое персонализированное средство защиты заранее.

Панацея — мифическое лекарство от всех болезней, поиском которого занимались алхимики. Карл Линней дал это название женьшеню, и, хотя растение надежд не оправдало, название panax L. осталось. Значение слова настолько идеализированно, что употребляется практически всегда с отрицанием: “это, конечно, не панацея”, или “нельзя назвать панацеей, но”. Кроме этого, термин панацея часто встречается в категории слов, описывающих шарлатанство или псевдонауку.

Эти факторы ограничивают нас стилистически: мы как бы не можем, если мы в своем уме, и заботимся о своей репутации, говорить о панацее серьезно, ведь это будет означать, что мы или поддерживаем псевдонаучные теории, или непростительно наивны. Но кроме стилистического ограничения, мы в прямом смысле ограничиваем свое воображение и мысли о возможном. А шарлатаны не ограничивают себя ничем. И люди «покупаются» на это, все же веря в возможность панацеи. Получается, что эта вера, о которой можно говорить, как об одном из факторов исцеления, как о методе изменения, отдается на откуп преимущественно именно мошенникам. Но в истории множество примеров того, как нечто, что ранее считалось невозможным, оказывалось реализуемым: полеты по воздуху, в космос, победа над смертельными болезнями или возможность позвонить и поговорить с человеком, где бы он ни находился. Поэтому мы не будем связывать себя такими ограничениями, тем более что речь пойдет о настоящей панацее.

Лекарства проходят клинические испытания, и каждый раз они соревнуются с одним веществом. Это вещество каждый день участвует в экспериментальном лечении тысячи разных болезней, и зачастую его эффект стараются всячески принижать, но, вопреки всему, оно часто оказывается очень эффективным. Имя этому веществу – плацебо. Чем не панацея? Если ему дать свободу, возможность развития и креативность, плацебо суждено стать идеальной панацеей.

Для этого есть несколько существенных факторов:

  1. В процессе создания используется самый эффективный метод изменения поведения и состояний, и он подкрепляется другими отличными методами, что не требует веры в то, что результат непременно будет.
  1. Социально-психологические факторы являются более значимыми для продления жизни и здоровья, чем (практически) любые лекарства, диеты, физические упражнения, витамины и БАДы. Это большая тема для раскрытия здесь, но только пару примеров: Строгое следование средиземноморской диеты – на 21%. Физические упражнения снижают риск смертности от всех причин на 23-33%. С другой стороны, сильная поддержка семьи и друзей снижает риск смертности на 45%, а искренние и теплые романтические отношения – на 49%.
  1. Эффекты, которые вы будете развивать, тренируя свое суперплацебо, будут усиливаться в зависимости от затраченных вами времени, усилий и таланта. К примеру, опубликованная на этой неделе статья, представила данные о значительном росте эффекта плацебо к 24-ой неделе клинических испытаний, в два и более раз, по всем замерам, включая боль, и маркеры воспалительного процесса (CRP, ESR), в сравнении с результатами на 12 неделе (Vollert еt al., 2020).
  1. Для развития эффектов начато использование машинного обучения, пока в области обработки естественного языка.

Начинать лучше всего именно сегодня. 2020 год обнажил наши слабости во всем, и нельзя терять время.

Если вам это интересно – пишите мне в WhatsApp и Telegram, поговорим лично. В конце концов, это же персонализированное средство.

Дисклаймер: Я не врач, это не медицинская консультация, и это не имеет отношения к медицинской сфере. По всем медицинским вопросам вы можете консультироваться со своим лечащим врачом. Проект – о тех экспериментах и возможностях, которыми вы можете воспользоваться добровольно и сознательно, отдавая себе отчет.  Практически говоря, вы вольны делать с собой то, что посчитаете разумным. Кроме того, суперплацебо, в плане применения, безопаснее йоги, гомеопатии или колбасы. А в отличии от витаминов, минералов и пищевых добавок, плацебо обладает 100% биодоступностью.

Будьте здоровы!

Vollert, J., Cook, N. R., Kaptchuk, T. J., Sehra, S. T., Tobias, D. K., & Hall, K. T. (2020). Assessment of placebo response in objective and subjective outcome measures in rheumatoid arthritis clinical trials. JAMA Network Open, 3(9), e2013196–e2013196. https://doi.org/10.1001/jamanetworkopen.2020.13196

В начале: фрагмент картины Алхимик Уильяма Феттеса Дугласа.


Плацебо, terra incognita

сокровища - рядом

Исследование, о котором я писал ранее, откладывается: не получилось преодолеть некоторые проблемы этического характера. Так что всем, кто проявил интерес: спасибо большое, но далеко не расходитесь.

C самим собой у меня этических проблем нет, поэтому экспериментирую постоянно. Хочу поделиться некоторыми наблюдениями:

Вы знаете, что плацебо эффект становится «сильнее» с каждым годом? Некоторые лекарства из-за этого не могут пройти клинические исследования, или испытывают больше сложностей с прохождением. Одна из причин усиления эффекта – все большая осведомленность о нем. Другая причина в том, что эффект плацебо, как на картинке в начале, не имел возможности проявить себя. Так, изменяя условия проведения клинических исследований, мы дали плацебо этот шанс. Это не плацебо становится сильнее, а лекарства слабые и примитивные, всегда такими были и остаются. Слабые, в сравнении с возможностями человека.

Наша зачарованность лекарствами сильно искажает представление о человеческом потенциале. С одной стороны, наука, медицина и фарма смотрит на способности организма преимущественно свысока: каждый чих нуждается в лекарстве, ибо на каждую неисправность в организме должны быть решения. С другой стороны, потенциал самоисцеления подается как что-то ненаучное. В результате давления с двух сторон площадка для разумного исследования потенциала очень ограничена, и вести продуктивную дискуссию трудно: и людей мало, и исследований, и внешнего интереса. Практически единственное, что культурно и научно одобряется это медитация. Спору нет, медитация хорошая штука, но это какой-то легкий, с ленцой, незатейливый флирт с возможностями человека.

Не верится, но тема плацебо оказывается гораздо больше, чем представлялось даже пару лет назад, поистине terra incognita. Стоит углубиться и вот уже нет никаких исследований, никого и ничего. Для солидного исследования нужны значительные ресурсы. Их нет ни у меня, ни, как показывает практика, у многих даже академических институтов. В такой ситуации лучшая стратегия – идти быстро, игнорировать формальности, искать практические применения. Хотя бы даже потому, что за COVID-19, скорее всего, последуют и другие напасти. Иметь на такие случаи персонализированное мощное средство защиты очень разумно.

Поэтому я сейчас в процессе подготовки презентаций, бизнес-планов и организации группы изучения и коммерциализации этой темы, и ищу тех, кто готов над этим работать и инвесторов, кто хочет на этом заработать.


Исследование. Плацебо

Плацебо

Вы, конечно же, знаете, что такое плацебо. Это вещество без явных лечебных свойств, которое используется для имитации или замены лекарственного средства. Это, впрочем, гораздо более сложный феномен, который в последнее время открывает новые стороны.

Мы занимаемся изучением плацебо, и считаем, что его можно и нужно применять эффективнее и энергичнее, чем это делается сегодня. Вообще, можно делать поистине поразительные вещи! В настоящее время мы проводим исследования, и для одного из них ищем несколько участников. В этом увлекательном эксперименте мало того, что участники извлекут практическую пользу для себя, они также получат, пусть небольшую, но оплату участия, от спонсора исследования.

Предварительно: исследование будет длиться пять дней, дистанционно, все необходимые материалы участники получат предварительно. Начало, ориентировочно, – в конце августа. Участник получит оплату в размере 20 долларов.

Если вам это интересно, пройдите короткий опрос, в конце которого укажите свои контактные данные, и мы с вами свяжемся.

ОПРОС ЗАКРЫТ. ВСЕМ, КТО ПРИНЯЛ УЧАСТИЕ, СПАСИБО!


Больше актуальных изменений

51 день для изменений

В субботу стартует программа 51 день для изменений.

Программа усиливается, в виду ситуации:

  1. Будет больше упражнений по антистрессовой тренировке, в русле так называемой «прививка от стресса». Стресс — гениальная находка эволюции, возможность моментального переключения организма в наиболее оптимальную конфигурацию для выживания. А вот хронический стресс — уже совсем даже нехорош. Научиться понимать свои состояния и уметь переключаться – супернавык в современных условиях, и мы этому научимся.
  2. Добавляю больше материала по плацебо и добавляю то, что не планировал. Концептуально это будет «открытое плацебо», то есть вы будете знать, что это плацебо, принимать его и все равно получать необходимый результат. Честно, основано на доказательствах, и надеюсь, принесет реальную пользу вам и вашим близким.

Записывайтесь, я вас очень жду!


Сильнее плацебо. Часть вторая

таблетки

В 2006 году 26-ти летний мужчина пришел в госпиталь и попросил о помощи. «Я выпил все таблетки», сказал он и упал на пол, а у него из рук выкатился пустой бутылек. Молодой человек был в летаргическом состоянии, но в сознании. Он сообщил, что он — участник клинического исследования антидепрессантов, вчера получил полный пузырек таблеток и выпил одну, как полагается, но сегодня выпил все оставшиеся 29 таблеток. В конце концов, причина его участия в исследовании – настоящая депрессия, с суицидальными мыслями, возникшая на почве расставания с девушкой.  Его давление упало до 80/40, пульс 110. Внутривенное вливание двух литров физиологического раствора подняло давление, которое, впрочем, опять снизилось, когда скорость подачи раствора уменьшилась. На этикетке пустого пузырька были данные врача, и с ним связались. Тест мочи показал, что все жизненноважные показатели – в норме. Молодого человека продолжали держать на капельнице, и за 4 часа влили 6 литров физиологического раствора. К этому времени прибыл доктор, заведующий клиническими испытаниями, и определил по своим бумагам, что мужчина был распределен в группу плацебо, и, следовательно, те таблетки – лишь целлюлоза с крахмалом. Врачи сообщили об этом пациенту, мужчина удивился, расплакался, но ему сразу стало лучше. Через 15 минут давление стабилизировалось на 126/80 с пульсом 80, и от прежнего «передоза» не осталось и следа. Ему поставили диагноз передозировки плацебо (Reeves et al. 2007).

Этот отдельный случай – прекрасная возможность получше разобраться с эффектом плацебо.

Начнем с того, что, судя по последним исследованиям, антидепрессанты, скорее всего, не работают, как мы привыкли считать. Один из недавних анализов (Hengartner & Plöderl, 2018) показал, что, возможно, они производят рекламируемый эффект на одного из девяти людей. При этом восемь оставшихся людей подвергаются бессмысленному риску. Никто не спорит с тем, что антидепрессанты производят значительный  психический и физический эффект, но нет доказательств, что это лечит депрессию. Бессонница, усталость, потеря аппетита, психомоторное возбуждение и суицидальные попытки – это симптомы депрессии, но именно такие же симптомы производят и новейшие антидепрессанты. Кроме этого, есть данные, что они увеличивают риск ожирения, инсульта, деменции и смертности вообще.

Сегодня есть все основания считать, что некоторые неприятные или опасные побочные эффекты, которые возникают при приеме лекарств, могут объясняться не только самим лекарством, но и эффектом ноцебо.

Ноцебо – это зеркальное отражение плацебо. Плацебо, например, снимает боль или ведет к положительным изменениям при приеме совершено нейтрального вещества. Ноцебо, наоборот, ведет к боли неприятным или даже опасным последствиям, при приеме такого же вещества. Так, в экспериментах, ядовитый плющ вызывал аллергическую реакцию с сыпью и болью, хотя людям прикладывали совершено безобидные листочки.

В другом эксперименте исследовании людям делали инъекции физиологического раствора. Одним говорили, что это физиологический раствор, и никакой реакции не происходило. Другим объявляли, что колят аллерген, и у людей возникала аллергическая реакция, хоть и чуть менее бурная, чем при настоящем аллергене (Napadow et al., 2015).

В еще одном исследовании (Colloca et al., 2004) пациентам после операций вводили морфин для обезболивания. Одним пациентам  прерывали подачу морфина, но не говорили об этом, и пациенты, не заметив ничего, спокойно отдыхали безо всякой боли. Другим же сообщали, что прервут подачу морфина, и это вызывало приступы боли, хотя прерывания на самом деле не было. Представьте себе: блокада боли самым сильным болеутоляющим была легко прорвана одной фразой!

Непереносимость лактозы и глютена, которые так распространены в наши дни, по мнению некоторых исследователей, – тоже пример носебо. Никто не отрицает реальность симптомов, которые можно подтвердить анализами, но, возможно, причина их возникновения – образ глютена и лактозы, расписанные так, что до обнаружения симптомов остается один небольшой шаг.

По мнению некоторых ученых, ноцебо может быть сильнее плацебо. Как считает Луана Коллока, исследователь из Школы медсестер Университета Мэриленда, возможность эффекта ноцебо нужна мозгу для планирования поведения в опасных ситуациях, предотвратить что-то, что может причинить еще больший вред. Так, беспокойство и тревога в небольших дозах помогают человеку подготовиться и избежать проблем посерьезнее. Например, мы беспокоимся о безопасности нашего вечернего маршрута домой, и выбираем что-то получше, или приводим себя в готовность. Но, конечно, когда тревога начинает нарастать, то эффект ноцебо может выйти из под контроля (Heid, 2016).

Есть такое представление, что наш мозг получает информацию о мире, посредством органов чувств, но получает ее не в полной мере и не всю. Поэтому немалая часть представлений о мире строится мозгом на основе предположений и предсказаний, которые постоянно проверяются. Пока такие догадки проверяются или ждут проверки, они становятся полноправной по реализму информацией. Иногда мозг оперирует на основе ошибочной информации, как мы видели на примере с молодым человеком, выпившим плацебо. Его поведение было рационально и могло спасти ему жизнь – если бы он выпил активное лекарство. Но как только ошибка была осознана, информация обновилась, и реакция организма тут же прекратилась.

Потому когда тому молодому человеку говорили о том, что он участвует в исследовании и принимает либо настоящий антидепрессант, либо плацебо, ему обязаны были по протоколу сказать о возможных побочных эффектах. То же самое может произойти и с нами, когда о возможной реакции нам либо говорит доктор, либо мы узнаем о ней в инструкции: «Может вызвать тошноту, рвоту, потерю сна, онемение конечностей, и головокружение». Ученые это понимают, и думают о том, как надо доводить до людей необходимую информацию о побочных реакциях, не вызывая этих реакций эффектом ноцебо.

Вера и ожидания влияют на восприятие, и становятся реальностью, самосбывающимся пророчеством, которое не только может происходить, но, с приличной вероятностью, и происходит в существенных масштабах, которые мы пока не осознаем.

Colloca, L., Lopiano, L., Lanotte, M., & Benedetti, F. (2004). Overt versus covert treatment for pain, anxiety, and Parkinson’s disease. The Lancet Neurology, 3(11), 679-684. doi: https://doi.org/10.1016/S1474-4422(04)00908-1

Heid, M. (2016). The ‘Nocebo Effect’ may be even stronger than placebo. Elemental.Medium. 14 Nov.

Hengartner, M. P., & Plöderl, M. (2018). Statistically significant antidepressant-placebo differences on subjective symptom-rating scales do not prove that the drugs work: Effect size and method bias matter!. Frontiers in psychiatry, 9, 517.

Napadow, V., Li, A., Loggia, M. L., Kim, J., Mawla, I., Desbordes, G., . . . Pfab, F. (2015). The imagined itch: brain circuitry supporting nocebo-induced itch in atopic dermatitis patients. Allergy, 70(11), 1485-1492. doi: 10.1111/all.12727

Reeves, R. R., Ladner, M. E., Hart, R. H., & Burke, R. S. (2007). Nocebo effects with antidepressant clinical drug trial placebos. General Hospital Psychiatry, 29(3), 275–277.doi:10.1016/j.genhosppsych.2007.01.01