Category Archives: Мозг

Искусство убеждать

искусство убеждать

Представьте, что в вашем теле поселились черви-паразиты, поэтично называемые глистами. Вы знаете это точно: у вас на руках результаты анализов. Можете вы убедить их покинуть ваше тело, без таблеток, клизм и других методов, одними словами? Сказать им типа: “Граждане паразиты, вы полностью блокированы, предлагаю вам сдаться, по-хорошему!” А вам в ответ: “Ну, а если по-плохому?” А вы им: “У меня есть желание живыми вас не брать”. И тишина. А через минуту вы слышите тонкий голосок:  “Ладно, ладно, успокойся, не надо нервничать, сейчас выходим”.

Проблема, вероятно, в том, что черви, скорее всего, не говорят на русском, и не поймут, чего вы говорите. Я не уточнял, но, с большой веротяностью, у них и ушей-то нет.

А что если приберечь пафосом общения с братьями нашими меньшими, и попробовать убедить себя? Привлечь внимание организма, что в теле находятся паразиты, их надо просто активнее поискать и выгнать, или убить. Это кажется проще, не так ли? Но как это проделать? Например, сказать: “О мой мозг, у меня есть глисты. Пожалуйста выгони их или убей, и сделай это незамедлительно”. Лучше говорить это, когда рядом нет никого из людей, ну вы понимаете. Сработает ли такой подход?

А может он вообще работать, и почему? Ответ на этот вопрос, причем любой ответ, приведет к другому, и в конце концов мы придем к вопросу: а что мы вообще можем?

Мы знаем что у нашего организма есть механизм, когда клетки кишечника выделяют мукус, а затем мускулы начинают сокращаться и выдавливать увязших в мукусе паразитов. Это происходит, по всей видимости, когда иммунная система их распознает (Anthony et al., 2007). То есть, это возможно, и происходит под влияием некоторых факторов.

Этот пример – прекрасная точилка для навыка убеждения: как для понимания, что это такое, как оно создается и совершенствуется.

Anthony, R. M., Rutitzky, L. I., Urban, J. F., Jr, Stadecker, M. J., & Gause, W. C., (2007). Protective immune mechanisms in helminth infection, Nature Reviews Immunology 7, 975–9 (2007).


Фитнес для мозга

фитнес для мозгаЕсли мы будем тренировать свой мозг интеллектуальными упражнениями, он станет работать лучше. Он может стать объективно моложе и работать без проблем с памятью и вниманием. Заниматься компьютерными упражнениями, которые созданы специально для этого, кажется интуитивно верным и привлекательным. Но так ли это?

Достаточно много научных экспериментов показали, что это не совсем так. Вот и недавнее большое исследование сравнивало людей, которые интенсивно занимаются такими упражнениями, с теми, кто не занимается. Ученые не обнаружили никаких отличий между этими группами независимо от возраста, длительности занятий или типом упражнений. То есть результат таких упражнений – ноль. 

Но так же тоже не может быть! Мы знаем: когда мы что-то делаем, что угодно, наш мозг меняется, адаптируется к этой деятельности. Западные компании, которые предлагают людям такие тренажеры по развитию внимания и памяти, активно взаимодействуют с университетами и лабораториями. Есть исследования, подтверждающие полезный эффект. Так, компания на базе ведущего Каролинского университета в Швеции давно и успешно применяет мини-игры для детей с расстройствами внимания и гиперактивностью. Работы Майкла Мерзениха из Posit Science уже десятки лет показывают впечатляющие результаты. 

В общем, не надо выплескивать ребенка из ванны. Не все упражнения для мозга бесполезны, а некоторые – весьма эффективны. Но одно понятно точно – одними упражнениями снижение когнитивных функций мозга не исправишь. 

Приходите на курс «Фитнес для мозга». Там собрано все самое ценное и работающее, что я знаю из опыта работы в этой теме последние 12 лет. Среди первых учащихся будет разыграна одна годовая подписка на BrainHQ.


Между мирами

проблемы сознания

Прошло пять месяцев с начала эксперимента по плацебо. Никто из тех, кто на него записался, не дошел даже до конца января, и это нормально. Поэтому я могу рассказать только про себя: эти пять месяцев были необычными. 

То, что открытое  плацебо, когда человек знает, что он принимает плацебо, работает – это уже банально. Почему оно работает в одних случаях и не работает в других, – пока непонятно. Так, я например, решил кое-какие проблемы со своим здоровьем, но не решил другие. И если раньше я считал, что плацебо – это, в большей мере, вопрос веры, и пытался понять, как ее создавать и культивировать, то сейчас я знаю, что вера – беспомощное, хотя и не лишенное изящества объяснение, которое ничего не дает. 

К сожалению, у нас нет достаточно глубоких исследований этих процессов. Возможно, потому, что стоит только чуть углубиться в лес вопросов, как оказываешься в области философии сознания, восприятия реальности, и эволюционной психологии. Эти области знаний переплетены так, что в мире есть немного мест, где готовы оплачивать такие исследования.

Зато у нас есть сознание. Мы вполне могли бы выполнять свои эволюционные цели без него. Как микробы или мухи, мы могли бы занимать теплое место в мире среди других, не особо сознательных существ: заниматься сексом, спать, и есть. Но у нас появилось сознание, функции которого нам до сих пор точно неизвестны. Сознание – пирог из бесконечных слоев иллюзий. Зная, что ничего эволюция просто так не делает, сознание нам для чего-то нужно.

Разбираться с этим увлекательно, но непросто. Легче всего начать с иллюзии свободы воли, но чуть погрузишься, и думать становится крайне сложно. Я, например, считал много лет, что свобода воли – иллюзия, и ты как зритель просто смотришь на происходящее, не имея на него никакого реального влияния. Но теперь я понимаю, что это тоже иллюзия, и никакого зрителя нет, как нет и личности, и то, что происходит – куда более странная штука. Казалось бы, какая разница? Но такие иллюзии создают мировоззрение и определяют все, что ты делаешь.

И так у нас возникают, как минимум,  две картины мира. Одна, где свободы воли не существует вообще, и мир детерминирован абсолютно, и все происходит, как и должно происходить. Вы должны были прочитать это предложение, ибо так было предопределено со времен Большого Взрыва. Если кто-то думает, что мог бы поступить иначе пять минут назад или двадцать лет назад, – то он в плену иллюзии. Мы не выбираем рождаться нам или нет, своих родителей, пол, цвет глаз и волос, рост, имя, место жительства, цвет стен в доме, форму кактуса на окне, ничего. Если кто-то думает, что он – источник мыслей и решений, то он также пребывает в иллюзии. Зачем эта иллюзия в мире, где все предопределено? Можно предположить, что она проявляется так же, как и все остальное, с большого взрыва и тоже детерминирована, и такова структура момента. Мы можем расслабиться и смотреть, что происходит. Но эта фраза обманчива, потому что расслабляться или нет, не мы решаем, так как в таком мире решать ничего невозможно.

Впрочем, есть другая картина мира. Хелен Биби, профессор философии из Университета Манчестера, как-то сказала, что «если мы посмотрим на последние миллион лет на молекулярном уровне, мы не увидим ни эволюционных процессов, ни поведения животных. Если мы посмотрим на мозг как на нейронную машину, мы не увидим там свободы воли, потому что это не тот уровень описания, на котором эта свобода появляется» (Crompton, 2015).

Поэтому мы нарушим идиллию детерминизма, и дадим себе хоть чуточку свободы воли. И как только мы так поступаем, все начинает обретать смысл. Сразу появляются хорошие новости: мы можем менять реальность, настоящую, хотя бы парочку ее видов. «Как именно» – не такой сложный вопрос, в самом деле, потому что вариантов не так много. Это вполне реализуемая задача на уровне техник изменения восприятия. Пределы изменений реальности наверняка есть, но конкретные границы надо проверять экспериментально. 

Другая хорошая новость: в нас много ресурсов, которые можно использовать для решения новых задач, даже таких, которые смело можно назвать нечеловеческими. И они настолько подозрительно легко могут становится частью нас, что мы явно не те, кем мы себе кажемся. Мы настолько адаптированы к жизни, что точно не используем весь свой потенциал. Но этот потенциал у большинства людей не вызывает интереса, потому что не имеет понятной связи с целями повседневной жизни. Эти цели – эволюционные, и они весьма просты, но на их выполнение заточено все наше тело, включая мозг. И только на эти цели, напрямую или опосредованно. Мы не меняемся так, как хотим, потому что у нас нет эволюционных программ для таких изменений. У нас есть программа выживания/оздоровления, и она прекрасна: посмотрите только на иммунную систему, но она несовершенна, и уже не удовлетворяет все наши интересы сегодня. Но программа выживания вторична к программе репликации и обеспечивает поддержание организма только в той мере, достаточной для размножения. 

Например: человек перенес инсульт и у него значительно ухудшились движения. Он знает, что если будет заниматься реабилитирующим упражнениями, то сможет восстановить моторные практически на 100%. У человека есть время и возможности заниматься, не надо ходить на работу и зарабатывать на жизнь. Но он не делает то, что необходимо делать: он хочет геймификации упражнений, потому что ему скучно, и он ищет мотивацию. Но, кажется, уже понятно, что и слова и концепции мотивации, лени, привычки – пустые. Эти концепции совершенно неверно описывают ситуации, с которыми мы сталкиваемся. 

У человека вообще плохо с адекватным описанием своего поведения. Поведение производится в одном месте, а объяснения – в другом, и между ними нет связи. Говорить о мотивации – почти тоже самое, что рассуждать об оттенках шерсти единорога. Причем о единороге скорее даже полезнее и практичнее, чем о мотивации: с единорогом не ошибешься, или ошибка не значит ничего важного. А вот объяснения нашего поведения всегда ложные, и не отражают истинных причин, и, зная это, пытаться найти новые объяснения – так же бессмысленно.

Мой пример: у меня разработаны около десяти программ для оздоровления. Это простые и легкие для выполнения упражнения, основанные на психологических методах. Но я их не делаю так, как надо бы делать. И не полезу в карман за словом, чтобы объяснить, почему я так поступаю. Но мне не пришлось бы ничего объяснять, если бы я делал это все с таким же упорством и энергией, с каким занимаюсь другими делами, которые имеют отношения к программам, которые я как мешок с биологической массой, состоящий в основном из воды, должен реализовывать.. 

Поэтому в планах на июнь – творческая передышка и подготовка, и с начала июля начнем инсталлировать программу, которая будет выдавать себя за эволюционно необходимую. 

Crompton, S. (2015). Free Will. The greatest illusion, BBC Focus, N 281, June 2015.


Больше актуальных изменений

51 день для изменений

В субботу стартует программа 51 день для изменений.

Программа усиливается, в виду ситуации:

  1. Будет больше упражнений по антистрессовой тренировке, в русле так называемой «прививка от стресса». Стресс – гениальная находка эволюции, возможность моментального переключения организма в наиболее оптимальную конфигурацию для выживания. А вот хронический стресс – уже совсем даже нехорош. Научиться понимать свои состояния и уметь переключаться – супернавык в современных условиях, и мы этому научимся.
  2. Добавляю больше материала по плацебо и добавляю то, что не планировал. Концептуально это будет «открытое плацебо», то есть вы будете знать, что это плацебо, принимать его и все равно получать необходимый результат. Честно, основано на доказательствах, и надеюсь, принесет реальную пользу вам и вашим близким.

Записывайтесь, я вас очень жду!


Психологическое искусство против вирусов

исцеление

Недавно был в гостях и увидел эту свою картину, написанную еще в 1987 году. Она называется Исцеление (79х138 см, масло, холст). Написал я ее именно как средство против лихорадки. Механизм исцеляющего влияния основывался на влиянии красного цвета, форме и распределении этих округлых объектов на ножках. Когда картина была у меня, и потом, по сообщениям, она трудилась и исцеляла на славу.  Смотрел на нее и думал, как интересно ее увидеть после стольких лет, как раз во время пандемии коронавируса. Она, в этом нет никаких сомнений, может работать и против него.

Сейчас я знаю куда больше, чем тогда, о том, как это все может работать, менять наше состояние, и влиять на наш организм: помимо всего прочего, я, как-никак, несколько лет исследовал картины и фотографии с помощью ай-трекера. 

И родилась у меня идея написать несколько картин, которые будут производить определенные психологические эффекты. Поскольку эта картина не у меня, то первой напишу как раз картину для укрепления здоровья, против коронаматьеговируса.



В ожидании Буратино

буратино и нарисованный очаг

Опыты на людях

В августе-сентябре мне удалось провести три длинных сессии в условиях сенсорной депривации, в удачно подвернувшемся помещении. Помещение было не идеально, но кто я такой, чтобы спорить с богами? Это вообще чем-то похоже на будничную космонавтику из старых научно-фантастических рассказов – в хорошо оборудованной ракете путешествовать приятно, но летать можно хоть в драндулете. Провел три диеты, имитирующие голодание, правда сильно модифицированные, что впору назвать их голоданием, имитирующим обжорство. Все время было занято всяческими заданиями, цель которых – активировать или точечно направлять ресурсы организма.
В общем, можно утверждать, что оздоровление и омоложение происходят, и Ко3мната – неотъемлемая  часть этого процесса. В ходе работы возникает множество полезных побочных эффектов. Они связаны с питанием, сном, стрессом и прочим. Между прочим, одна из полезных эвристик в жизниесли вы делаете что-то, и по ходу образуются приятные и полезные побочные продукты – вы на правильном пути.

Изменения происходят, но очень медленно, а хочется быстрых и драматических изменений, потому что тех амбиционных целей, которые я ставил, пока не достиг. В связи с этим, меня, конечно, заинтересовали результаты исследования, которое опубликовали недавно в журнале Cell, где несколько человек в течение года употребляли коктейль из трех доступных препаратов: гормона роста, DHEA и метформина.  Обратите внимание, что действия, которое оказывали эти препараты, могут быть выполнены нашим организмом без препаратов, самостоятельно. Надо лишь поставить перед ним такую задачу и добиться ее выполнения.

Интересна также достигнутая скорость омоложения, которую они замеряли по часам Хорвата. Фактически люди омолаживались на 1,5 дня за каждый день интервенций (там 2,5 года получилось минус 1 год, который прошел). Фактически он достигли пресловутой стратегии убегания от смерти, про которую любит говорить Обри де Грей вот уже сколько лет. Кажется, достигли, потому что мы не знаем, возможно они как раз достигли предела. Но почему именно 1,5 дня, а не 0,5, 3 или 15 дней? Ответ на этот вопрос может многое раскрыть, но для этого, вероятно, потребуется еще не одно исследование, но даже подумать об этом и выстроить какие-то гипотезы – очень полезно.

Изменения

С августа у меня идет стадия теоретического характера. Это закономерно: возникло множество вопросов, которые не появились бы без экспериментальной стадии. На них надо отвечать, чтобы двигаться дальше, а старые теории не рожают больше любопытных идей и инструментов. Даже в мире теорий старение и тлен. Теории, конечно же, касаются природы сознания.

Интересно, что эксперименты дают почувствовать тему сознания на эмоциональном уровне, а не так, как ее обычно представляют –абстрактной, философски-холодной и скучной. Я писал как-то, что в первые тесты Комнаты у меня возникало ощущение, что словно ты пытаешься увидеть, схватить что-то в себе, а оно ускользает, словно внутри тебя Чужой. Ты никоим образом не ощущаешь этого, ровно до тех пор, пока не начинаешь задавать необычные вопросы и пытаться влиять на себя по-серьезному. И тогда чувствуешь какие-то странные «нечеловеческие» желания и цели, которых у нас, как у людей, быть вообще-то не должно.

Эти странные, «нечеловеческие» ощущения, впрочем, можно объяснить тем, что ты настойчиво пытаешься себя изменить. Но когда ты делаешь такие усилия, рано или поздно, надо отвечать на вопросы, что такое «ты», что такое «изменения», возможны ли они вообще, в каких пределах, кто их инициирует, что мешает им осуществляться, как и в каком мире они могут происходить. Как тут обойдешься без вопросов о природе сознания? Интересно, что, размышляя о природе разума и сознания, такие задачи, как бросить курить или отказаться еще от какой вредной привычки кажутся нелепыми: о чем там думать: взял и прекратил.

Природа сознания

За то время, пока несколько лет не особо следил за проблемами сознания, там появилось новенькое.

Кажется, что продвижение в понимании проблем сознания изменит мир  так, как никогда раньше. Это позволит нам раскрыть свои человеческие возможности в куда большей мере, чем сегодня. Множество статей в этом блоге показывает, как наш мозг охотно и легко начинает делать совершенно нечеловеческие вещи, принимать расширенные возможности и способности и вести себя так, словно всегда так и было. Нам осталось только выработать эффективный язык программирования мозга. А сделать это можно, пробуя различные гипотезы о природе сознания.

Гипотез достаточно, и вот далеко не полный список людей, с чьими работами надо быть знакомым.

Annaka Harris – Conscious: A Brief Guide to the Fundamental Mystery of the Mind. Неплохая книга для начинающих изучать тему. Жена Сэма Харриса.
Sam Harris – Free Will и Waking Up.
Giulio Tononi – Phi: A Voyage from the Brain to the Soul и Sizing Up Consciousness: Towards an Objective Measure of the Capacity for Experience
Donald Hoffman – The case against reality
Thomas Metzinger – Ego tunnel
Nicolas Humphrey – Soul dust
Daniel Wegner – Mind club
Carlo Rovelli – The order of time
А также:

Anil Seth
Christof Koch
Max Tegmark
David Chalmers
Daniel Dennet
Antonio Damasio
David Eagleman
Michael Gazzaniga
Michael Graziano
Thomas Nagel, и другие.

У почти каждого – свои теории. Уолтер Мишель, психолог, тот самый, который проводил всем известные маршмалоу-тесты с детьми, как-то заметил: «Психологи относятся к теориям других как к чужим зубным щеткам – ни один уважающий себя психолог не будет использовать теорию другого». Философы еще суровее.

занавес

Реальность

Есть несколько представлений о восприятии реальности.

  • Мы видим реальность как она есть. Эволюция отточила нашу способность видеть реальность максимально точно, потому что от этого зависят шансы на выживание.
  • Мы видим только часть реальности. Так, мы знаем , что человеческий глаз способен воспринимать одну десятитриллионную светового спектра. Можем ли мы после такого утверждать, что видим реальность? Так, например, у объектов реального мира нет цвета: это подарок эволюции, позволяющий нашему мозгу раскрашивать окружающее, чтобы лучше ориентироваться. Все цвета, которые мы знаем, происходят от раскрашивания красного, зеленого и голубого, за счет трех колбочек-фоторецепторов, в наших глазах. Но даже у голубя – четыре колбочки, а у рака-богомола – 16. Пчелы видят электромагнитный спектр неба. Все животные, включая нас, видят лишь часть и каждый – свою лиш часть реальности.
  • Реальный мир скрыт от нас по большей части, но некоторые структуры мира, который мы видим, совпадают с реальными. Эта точка зрения – компромиссная, но имеет своих приверженцев и неплохие аргументы.
  • То, что мы видим, не имеет к реальности никакого отношения. Эволюция скрывает реальность от нас, потому что для нас важны только характеристики приспособленности (годности, fitness в эволюционной теории).

Недавно я разбирался с теорией Дональда Хоффмана. По его мнению, эволюция дала нам ровно столько, сколько нам необходимо для выживания, спрятав настоящую реальность. Это четвертый вариант в видах реальности выше в тексте. Хоффман нашел подтверждения этому в симуляциях в рамках теории эволюционных игр: никогда обитатели симулируемых миров не выживали, если выбирали точность отражения реальности, иными словами, правду о мире. Это кажется странным, ведь логично думать, что выживает тот, кто воспринимает мир наиболее точно и правдиво – он получает некую объективную информацию, и это хорошо. Но нет – правдивое восприятие мира никак не помогает выживанию, а вот видеть мир, помогающий приспособлению, размножению и выживанию – самая лучшая стратегия. Только вот мир этот никак уже не связан с реальным.

Нет доказательств, что объекты в мире существуют, когда мы их не наблюдаем, и что эти объекты могут создавать причинно-следственную связь, когда мы их не видим.

Когда мы видим спелое яблоко на дереве – мы видим только иконку на раскрашенном интерфейсе, скрывающим от нас реальный мир. Мы видим яблоко, потому что это дает нам баллы выживания, поэтому яблоко окрашивается в красный цвет, указывая на спелость и богатство калориями. Чем на самом деле является это объект, который мы видим как яблоко – мы не знаем. Наша рука, которая тянется к этому яблоку – тоже не рука.

По Хоффману, пространство и время не являются фундаментальными характеристиками реальности. Не могут являться, потому что их нет. Физика в кризисе, так как наши представления о времени и пространстве рушатся с каждым годом. Мы должны заменить их чем-то другим.

В одном эксперименте (Zadra, Weltman, & Proffitt, 2016) ученые давали людям напитки – одной группе с глюкозой, другой – с искусственным подсластителем. Затем люди оценивали длину дистанций, и те, кто получали настоящие калории, оценивали дистанции как более короткие, чем те, что получали энергетическое плацебо.

Этот и другие эксперименты подобного рода Хоффман использует в поддержку аргумента, что трехмерность пространства – иллюзия, коль скоро голографически всё вполне укладывается в два измерения. Одно яблоко кажется нам мелким – но это лишь иконка на рабочем столе нашего компьютера. Ее размеры означают, что оно потребует затрат большего числа калорий, чтобы его достать, чем то яблоко, которое висит прямо перед носом. По сути: забудьте, что вы видите – это все обманка: мы наблюдаем лишь пользовательское графическое проявление калорий. Весь мир вокруг нас – просто данные. Красивая женщина около нас – просто куча цифр, которая приняла такую форму, чтобы заставить нас размножаться.

Мир вокруг нас – сплошная декорация. В нем нет ничего реального. В сказке Буратино сорвал холст с нарисованным очагом и увидел дверцу в скрытый за декорацией мир, но у нас вообще все вокруг нарисовано, и нет ничего настоящего. Чтобы пробивать дырки в декорациях, нам нужен неутомимый супер Буратино с очень длинным носом.

Hoffman, D. (2019). The Case Against Reality: Why Evolution Hid the Truth from Our Eyes. W.W. Norton : New York.

Zadra, J. R., Weltman, A. L., & Proffitt, D. R. (2016). Walkable distances are bioenergetically scaled. Journal of Experimental Psychology: Human Perception and Performance, 42(1), 39-51.

Продолжение следует.