ПВС

смеющаяся парочка, после сексаНе всякое сексуальное поведение одинаково, вопреки утверждениям многих секс-просветителей. Как показывают исследования профессора психологии университета западной Шотландии в Пэйзли Стюарта Броди, посвященные именно этим различиям в типах сексуального поведения, пенисно-вагинальный секс (ПВС) имеет неоспоримые преимущества перед всеми другими (Brody, 2006).

Способность женщин распознать, различать и выражать эмоции улучшается с частотой только ПВС, и независима от других видов секса, как с партнером, так и без (Brody, 2003).

ПВС ведет даже к уменьшению объема талии и бедер – как у мужчин, так и у женщин.

У женщин, практикующих ПВС, возникает бóльшая удовлетворенность собой, партнером, и жизнью, в целом.

Броди приводит данные, свидетельствующие о том, что царящее представление о преобладании клиторального оргазма неверно. Подавляющее большинство женщин получает оргазм именно вагинальным образом, и именно путем пенисно-вагинальный секса. В одном эксперименте, большие дозы витамина С были причиной учащения именно ПВС как у женщин, так и у мужчин, и, как следствие, улучшению оргазма, в целом.

Только ПВС в сравнении с другими видами секса приводит к значительному увеличению посткоитального уровня пролактина – гормона, прежде всего, ответственного за производство молока. Но, кроме этого, гормон участвует в создании сексуального насыщения, следующего за оргазмом, делая сексуальный акт таким, каким мы его знаем.

Нейрофизиология вагинального оргазма отличается от клиторального. Сенсорная информация, исходящая от клитора передается половым нервом (pudendal nerve) в спинной мозг, по которому далее сообщается в головной мозг. Сенсорная информация, исходящая из влагалища и околоматочных районов (шейка матки и прочие) передается не только по тому же нерву, но также и по тазовому, подчревному и блуждающему нервам. Блуждающий нерв не соединяется со спинным мозгом, а идет напрямую в головной мозг. Блуждающий нерв играет важную роль в регуляции сердечного ритма во времена стресса, и, в общем, положительно влияет на вариабельность сердечного ритма, а это хороший индикатор состояния здоровья сердца.

Brody, S. (2006). Penile–vaginal intercourse is better: evidence trumps ideology. Sexual & Relationship Therapy, 21(4), 393-403.

Brody, S. (2003). Alexithymia is inversely associated with women’s frequency of vaginal intercourse. Archives of Sexual Behavior, 32, 73–77.


Игрушки для мозга

EmotivНу, вот, наконец-то, мой Emotiv прилетел ко мне и прошел таможню, где к нему было масса вопросов, и мне пришлось заниматься просветительской деятельностью.
Конечно, довольно странно, что к прибору нет ни одной инструкции, поэтому пришлось думать и смотреть форум. Однако, имея опыт с EEG, не составило труда включиться в процесс через несколько минут. Машинка работает, и мне почти сразу удалось освоить простейшие движения объектами в виртуальной среде посредством мысли ( а то!). Понравилось, что машинка не очень капризная. Ну, теперь будем осваивать.


Для параноидальных родителей

Руководство для параноидальных родителейМать четверых детей и автор книги “Руководство для параноидальных родителей”, Кристи Барнз (Barnes, 2010), утверждает, что самые распространенные причины беспокойства родителей не совпадают с причинами, о которых действительно надо беспокоиться (Voss, 2010).

Согласно опросам, которые собрала Кристи, пятерка самых популярных причин тревог родителей такова:

1.   Похищение ребенка.
2.   Снайпер, стреляющий по школе.
3.   Террористы.
4.   Опасные незнакомцы.
5.   Наркотики.

А вот реальные причины травм, увечья и смерти детей:

1.   Автомобильные аварии.
2.   Убийства (в большинстве случае совершенные человеком, знакомым с ребенком, а не незнакомцем).
3.   Издевательства над ребенком в семье.
4.   Самоубийство.
5.   Утопление.

Разница между тем, что нас беспокоит и тем, что нас должно беспокоить, как видим, существенная. Происходит это из-за ошибок мышления – например, игнорирование базовых данных. Пример ошибки игнорирования, классический в психологической литературе:

Александр – робкий, застенчивый человек. Он любит тишину и покой.
Как Вы думаете, Александр

а) Работает в библиотеке,
б) Работает продавцом.

Первая наша мысль – Александр должен быть библиотекарем. Однако, если вы подумаете, и прикинете, сколько в вашем городе библиотек, и сколько там может работать мужчин-библиотекарей и количество продавцов, то даже если все библиотекари такие, как описано (а это не так), и хотя бы один процент продавцов – такой как описано (и это не так), вероятность того, что Александр – продавец, значительно выше.

Кроме этого, каждый экстраординарный случай – такой, как стрельба снайпера по школе, освещается всеми средствами массовой информации в огромном объеме и на какое-то время просто довлеет над всем остальным. Это новость, и новость необычная, по сравнению с тривиальной аварией. И создается еще одна ошибка восприятия информации – нам действительно кажется, что снайперов много.

Родители, которые боятся таких экзотических трагедий, возможно, подают детям пример бояться мира именно в таком виде, и игнорировать реальные опасности.

Барнз советует уделять внимание реальным причинам – использовать защитные шлемы для детей и ремни безопасности в машине. Ремень и шлем снижают вероятность смерти в аварии на 90% и серьезной травмы – на 78%.

Barnes, C. (2010). The paranoid parents guide : worry less, parent better, and raise a resilient child. Deerfield Beach, FL: Health Communications.

Voss, M. (2010). 5 worries parents should drop, and 5 they shouldn’t. NPR, August 30, 2010. Retrived September 10, 2010 from http://www.npr.org/blogs/health/2010/08/30/129531631/5-worries-parents-should-drop-and-5-they-should.


Приятный аромат помощи

Eva LongoriaПредставьте себе картинку: небольшой французский город, популярная, полная пешеходов улица, солнечное весеннее утро. Группа психологов и их помощников рассредоточилась на улице, притворяясь обычными людьми. Четыре двадцатилетние девушки, одетые типично для своего возраста и этого города – джинсы, майка, туфли-лодочки, ждут своей очереди. Две из них отличаются – они носят духи, довольно обильно, так чтобы запах можно было почувствовать метров с трех. Психологи случайно выбирают “жертву” – какого-то прохожего и случайно выбирают девушку – с духами или без. Подается условный сигнал, и девушка, которая до этого стояла напротив телефонной будки, начинает идти в том же направлении, что и “жертва”, оказываясь в метрах трех впереди. Из ее сумочки падает либо пакетик с бумажными салфетками либо перчатка. Девушка, как кажется, даже не подозревает об этом. Два наблюдателя впереди внимательно смотрят на реакцию жертвы, записывая пол и предположительный возраст. Идет отсчет десяти секунд с момента потери девушкой своей вещи. Если пешеход позади девушки никак не реагирует, она начинается рыться в сумке и “обнаруживает” потерю, оборачивается и возвращается ее подобрать. Наблюдатели записывают отсутствие реакции. Но в большинстве случаев пешеходы окликали девушку и сообщали ей о потере. 80 пешеходов участвовали, сами того не подозревая, в этом исследовании – равное количество мужчин и женщин, возрастом от 30 до 50 лет.

Чаще люди обращали внимание девушки, если она роняла перчатку, чем салфетки, потому что ценность потери выше. Но еще чаще они помогали девушке, если она носила духи.

Результаты этого исследования (Guéguen, 2001), в целом, подтверждают находки предыдущих экспериментов, показывающих, что приятные запахи инициируют альтруистическое поведение окружающих. Так, в торговом центре, аналогичный эксперимент (Baron, 1997) показал, что люди склонны помочь поднять оброненную шариковую ручку или разменять доллар на мелочь, около мест с приятным запахом выпечки и свежесваренного кофе, чем в местах, где запахов нет (магазины, торгующие одеждой). Отличие французского эксперимента – в том, что помощь оказывалась даже без прямой просьбы.

Объясняется это тем, что приятный запах улучшает настроение в целом, а оно, в свою очередь, увеличивает шансы оказания помощи окружающим.

Baron, R. A. (1997). The sweet smell of … helping: Effects of pleasant ambient fragrance on prosocial behavior in shopping malls. Personality and Social Psychology Bulletin, 23(5), 498-503.

Guéguen, N. (2001). Effect of perfume on prosocial behavior of pedestrians. Psychological Reports, 88(3, Pt2), 1046-1048.


Конверт с печалью

КонвертОстроумный эксперимент (Li, Wei, & Soman, 2010) был проведен в Сингапуре, статья о котором появилась в июльском номере журнала Psychological Science, и была прокомментирована блогом Британского Психологического Общества.

80 студентов Сингапурского университета написали на листках одно из своих недавних решений, о котором они сожалели. Потом половину из студентов попросили положить свой листок в конверт и запечатать его, а затем замерили разницу между чувствами тревоги и переживания между ними и студентами, которые не клали свой листок в конверт. И разница оказалась существенной! Повторный эксперимент подтвердил находку, и на этот раз девушкам предложили написать сильное личное желание, которое не было осуществлено. Уровень переживаний также снизился после ритуального запечатывания таких воспоминаний.

Еще один эксперимент, только вместо личных историй это была неприятная новостная статья в газете (о трагической гибели ребенка).  Конверт фактически снизил это негативное чувство и память об ужасной статье.

Попробовали экспериментаторы и запечатывание не связанной информации, и скрепление сложенного листа степлером — это не работало. Таким образом, это не просто акт делания чего угодно с написанным воспоминанием, а именно вкладывание материала в конверт и его запечатывание. Это некое такое психологическое закрытие прошлого. Очень метафорично, эффективно и поразительно.

Экспериментаторы думают проверить, что будет, если такие действия будет делать не сам человек, а кто-то другой, и вариант, когда они скажут об эффекте участникам эксперимента заранее. Жаль, они не проверили еще один метод, который я видел где-то в кино — написать что-то неприятное на листке бумаги и сжечь его.

Li, X., Wei, L., & Soman, D. (2010). Sealing the emotions genie: the effects of physical enclosure on psychological closure. Psychological science: a journal of the American Psychological Society / APS, 21 (8), 1047-1050.


Гормоны идут за покупками

Два вида товаров

Два вида товаров, которые выбирали женщины в эксперименте

Женщины предпочитают носить и покупать более сексуальную одежду, когда им показывают фотографии привлекательных мужчин (или они видят их вокруг себя), чем непривлекательных. Это известный факт. А вот и новые сторон этого: исследование (Durante etal., 2010) показало, что в бессознательном стремлении победить потенциальную соперницу, женщины в период овуляции покупают более сексуальную одежду. При этом наблюдаются интересные феномены, например: женщины сравнивают себя с привлекательными, но местными женщинами. Если вы живете в Москве, женщина в Токио не является вашей соперницей.

Психологи показывали участницам эксперимента, в периоде овуляции, фотографии привлекательных женщин, а затем просили выбрать одежду и аксессуары для покупки. Большинство выбирали более сексуально выглядевшие покупки (на 25% больше), чем те участницы,  которым показывали фотографии менее привлекательных женщин или женщин живущих более чем 1500 километров (им говорили об этом, но на самом деле, это было не так).

Для маркетологов это означает, что в течение 5-6 дней каждый месяц нормально овулирующие женщины c большей вероятностью  будут выбирать товары, которые предположительно делают их более сексуальными. Для женщин, знающих теперь про этот феномен, стоит знать, что в период овуляции достигается пик уровня эстрогена и лютеинизирующего гормона, который, фактически, заставляет их тратить больше на товары, которые в другое время они бы, возможно, и не купили. У мужчин происходит аналогичная ситуация: тестостерон заставляет их покупать вещи, которые, предположительно, повышают их статус. Однако, когда мужчины женятся и заводят детей, уровень тестостерона падает. И тогда начинает повышаться уровень вазопрессина ( а у женщин – окситоцина) – и покупки и мужчин и женщин уже становятся из разряда тех, которые могли бы обеспечить заботу о близких (Young & Insel, 2002).

Durante, K. M., Griskevicius, V., Hill, S. E., Perilloux, C., & Li, N. P. (2010). Ovulation, female competition, and product choice: Hormonal influences on consumer behavior. Journal of Consumer Research, Electronically published August 27, 2010.

Young, L. J. & Insel, T. R. (2002). Hormones and parental behavior. In Becker, J. B., Breedlove, M. S., Crews, D., & McCarthy, M. M (Eds.) Behavioral Endocrinology, 2nd ed., Cambridge, MA: MIT Press, 331–69.


Что вы выберете?

Пожилая женщина смотрит телевизорНедавно опубликованное исследование в авторитетном журнале Neurology (Wilson etal., 2010), об активной когнитивной деятельности и ее влиянии на работу стареющего мозга, интересно, прежде всего, тем, как люди могут интерпретировать результаты и даже планировать свою жизнь.

Активная интеллектуальная деятельность, которая стимулирует мозг и развивает способности (память, подавление, планирование, визуальное сканирование и прочие) может помочь замедлить когнитивное ухудшение. Однако, как выясняется, за это замедление, возможно, придется заплатить – это может значительно ускорить развитие старческого слабоумия в пожилом возрасте. Объясняется это тем, что интеллектуальная деятельность может держать мозг в оптимальном функционирующем состоянии, невзирая на возникшие и развивающиеся патологии, компенсируя их ущерб. Однако, как только человек прекращает заниматься, и компенсаторные способности уже не в состоянии поддерживать форму, слабоумие развивается стремительно и мощно, фактически сокращая время болезни как таковой. Иными словами, занимаясь активной умственной деятельностью, мы сокращаем длительность заболевания, но делаем его более острым.

Уилсон и его команда проводили тестирование 1,157 человек в возрасте 65 лет и старше. Исследование проводилось в течение 12 лет, с промежуточными оценками каждые три года, и клиническими исследованиями каждые шесть лет. Вначале ни один из участников не имел признаков старческого слабоумия. Люди, в частности, отвечали на вопросы, как часто они принимают участие в различных видах интеллектуальной деятельности, таких как поход в музей, игры, просмотр телевизора, слушание радио и оценивали свою вовлеченность в такую деятельность.

Обсуждения в интернет-форумах и прессе этих находок очень показательно: так, например, один журналист назвал свою статью «Почему вам не стоит играть в интеллектуальные игры» (Sanders, 2010). Другие люди, фыркая, заявляют, что они всегда об этом знали, и это очевидно.

Разумеется, находки, на первый взгляд, очень обескураживающие – занимаясь активной умственной деятельностью, мы вроде выстраиваем свой когнитивный резерв, а в конце нас все равно поджидает слабоумие, которое к тому же развивается лавинообразно. Однако, хорошая новость в том, что это показывает, что все-таки вовлеченность в умственную активность работает! Причем, заметьте, люди даже не занимались структурированными, научно обоснованными тренировками способностей, что предлагают программы по брейнфитнесу. Понятно, что специальные упражнения должны оказывать лучшие результаты. И даже такая простая интеллектуальная вовлеченность замедляет наступление ужасного заболевания, а разве это не здорово? В конце концов, как вы предпочитаете провести последние 10 лет своей жизни – медленно, каждый день, исчезая из этого мира, все хуже и хуже понимая, кто вы, кто люди вокруг вас, и что с вами происходит, или быть самим собой девять с половиной лет, а потом быстро закончить со всем этим?

Sanders, T. (2010). Health Matters: Why You Shouldn’t Play Mentally Stimulating Games. WCTV.TV. Retrieved 10 September from http://www.wctv.tv/healthmatters/headlines/102387459.html

Wilson, R. S., Barnes, L. L., Aggarwal, N. T., Boyle, P. A., Hebert, L. E., Mendes de Leon, C. F., & Evans, D. A. (2010). Cognitive activity and the cognitive morbidity of Alzheimer disease. Neurology, Published online before print September 1, 2010. doi:10.1212/WNL.0b013e3181f25b5e.