Tag Archives: мышление

Сколько мячей вы видите?

сколько мячей на картинкеСколько мячей на картинке? Посмотрите внимательно.

Ответ: Мячей — шесть. Но внимательно ли вы смотрели? Заметили что-то странное? Посмотрите на руки мужчины. Сейчас вам кажется странным, что вы не могли этого заметить, но когда наш мозг занят решением одной задачи, он часто не замечает очевидных и странных вещей, происходящих тут же.

Между прочим, картинка, использованная в этом тесте, изображает реального человека с Кубы:

кубинец с шестью пальцами на рукахСтатья про него в Huffington Post.


Как увидеть свое будущее: 7 шагов

будущееУильям Джеймс замечательно сказал, что мышление создано для действий. Действия влияют на будущее и никогда – на прошлое, поэтому мышление создано для будущего.

Доминирует представление, что нами движет прошлое. Прошлое говорит нам о нашей истории, состояниях и возможностях и определяет, что мы можем сделать, ведь траектория нашего движения зависит от заданного импульса. Недавно опубликованная статья в журнале Perspectives on Psychological Science, написанная видными исследователями, среди которых Мартин Селигман и Рой Баумайстер, предлагает иное видение: нами движут будущее, наши цели и стремления. Такой подход опирается не только на прошлые события, но и на будущие, еще не возникшие. Мы в прямом смысле рассчитываем на то, что будет в будущем. Статья теоретическая, но она предлагает перспективные и практические направления – как нам следует представлять будущее.

Две крупные школы психологии настаивали на движущей силе прошлого как единственного источника поведения человека. Первая – это бихевиоризм с его отрицанием любых субъективных феноменов, а вторая – психоаналитическая теория Фрейда. Бихевиоризм благополучно остался в истории, не в состоянии ответить на свои же вопросы. Фрейдизм, утверждающий, что события прошлого, и особенно детства, оказывают колоссальное влияние на жизнь взрослого человека, слишком занят психоанализом, чтобы заметить, что сегодня достаточно данных, чтобы уверенно сказать: это не так. Так, например, лишь одно исследование с 1030 парами женщин-близнецов показало, что предсказательными и определяющими факторами депрессии у взрослых служат генетические характеристики и события недавнего времени, и только в очень слабой мере то, что происходило в детстве.

Уильям Джеймс замечательно сказал, что мышление создано для действий. Действия влияют на будущее и никогда – на прошлое, поэтому мышление создано для будущего.

Проспекция (предвидение), термин, предложенный психологами Гилбертом и Уилсоном, – мысленная симуляция, взгляд в будущее, является одной из важнейших задач нашего мозга. Предвидение будущего – адаптивная эволюционная способность человека, для улучшения шансов выживания и репродукции, и без этого нельзя представить нашу жизнь.

Наш мозг, как оказывается, постоянно занят симуляцией будущих сценариев, и сейчас мы посмотрим, что науке об этом известно.

Возьмем три типа мысленной симуляции, типичных примеров проспекции, тестирования гипотетических ситуаций будущего:

1. Навигационная симуляция. Представьте свой дом и мысленно выйдите из него на работу. Если вы обычно поворачиваете направо, выйдя из подъезда, начните сначала и поверните налево. Доберитесь до работы по-новому.

2. Представление о мыслях других, так называемое чтение мыслей. Представьте, что вам назначена встреча с президентом страны, и вы хотите сказать ему о важных вещах, которые необходимо сделать. Какова будет его реакция? Ответьте на его возражения, и представьте, какие аргументы приводит он в ответ на ваши.

3. Интеллектуальная симуляция. Читая эту статью, вы анализируете аргументы, которые тут высказываются. Вы находите в них слабости или варианты улучшения. Вы спрашивает себя, пригодится ли вам что-то, и решаете, стоит ли продолжать читать.

4. Четвертый тип симуляции – воображение того, как развивалась бы ситуация в прошлом, если бы что-то в ней изменилось. Например, каким сегодня был мир, если бы кубинский кризис 1962 года закончился атомной войной? Вспомните что-то из своей жизни, что пошло неважно из-за ваших поступков или слов. Что бы вы могли сделать, чтобы все обернулось иначе? Было бы лучше, если бы поступили иначе?

У всех этих видов симуляций есть одна общая черта – это состояние оперативного покоя (default network) – регионы мозга, связанные в одну сеть, которая активируется, когда человек погружается во внутренние задачи – мечтания, воспоминания, представления, о чем думают другие люди, и воображение будущего. Эта сеть не теоретическая модель, но анатомический факт, и активация регионов, объединенных в такую сеть, отличается от активации другой сети, когда мы сфокусированы на внешних сигналах. Сеть состояния оперативного покоя развивается и начинает полномасштабные операции в 9–12 лет.

Фактически наш мозг, когда нет внешних стимулов, постоянно мечтает – о прошлом или о будущем.

Открытие такой сети задало вектор поиска, который привел в том числе к роли памяти в воображении будущего. Эпизодическая память – это детальное воспоминание о прошлом: где происходило событие, кто присутствовал, что делал, что чувствовал и тому подобное. Эпизодическая память – конструктивный процесс, то есть, каждый раз, когда мы вспоминаем какое-то событие, мы его воссоздаем заново, и каждый раз, когда мы это делаем, оно всегда чуть другое. Вспомнил человек домик в деревне своего детства, и дом «построился», отвлекся человек на звонок телефона, и домик исчез, посмотрел опять в прошлое – и домик вновь выстроился, но уже чуть другой.

Но почему память так несовершенно устроена? Если бы наше поведение определялось прошлым, как мы можем опираться на такой ненадежный механизм? Сравнительно недавно возникла гипотеза, что нейронная сеть, производящая воспоминания о прошлом, также задействована в симулировании будущего. Вместо того чтобы создавать банк данных о событиях прошлого (который бы неизбежно заполнился), мозг предпочитает возможность выполнять разнообразные задачи, конструируя события из одних и тех же блоков.

Догадки о том, что память и представление о будущем связаны, возникали из клинических наблюдений: так, у некоторых пациентов с амнезией возникали такие же сложности представления будущего. Недавние исследования, правда, показали, что хотя активация нейронной сети оперативного покоя при представлениях прошлого и будущего схожа, есть все же отличия. Они касаются разной активации регионов и отражаются в поведении тем, что будущее представлять труднее, чем прошлое, и оно менее богато деталями.

Очевидным становится факт, что возможность представлять будущее – наше эволюционное преимущество и способность, которую можно развивать.

Так, анализ литературы показал, что животные не могут «заглядывать» в далекое будущее: крысы – не более чем на 30 минут, обезьяны – чуть подальше. И только у нас есть возможность смотреть на десятки лет вперед.
Симуляция будущего – по большей части неосознаваемый процесс, и вероятнее всего, мы думаем о нем гораздо больше, чем знаем. В те редкие моменты, когда мы это осознаем – только тогда этот процесс открывается сознанию. Возможно, замечают авторы, в этом и состоит функция сознания – направлять и улучшать представление будущего. Сознание может быть задействовано специфически в том, чтобы выстраивать последовательность мыслей в симуляции.

Итак, на основании теоретической концепции о том, что нами движет будущее, можно выделить несколько практических шагов по улучшению проспекции:

  1. Вопреки сложившемуся мнению, что это считается бесполезной тратой времени, размышлять об альтернативных сценариях прошлого («что было бы, если») – продуктивная работа. Это тренирует наши способности и по конструированию возможного будущего, поскольку работает в той же самой нейронной сети.
  2. Увеличить число альтернативных вариантов будущего. Это вполне разумно и ничего не стоит, но позволит развить как воображение вообще, так и набор эмоциональных состояний у разных вариантов.
  3. Эмоции очень важны, и будущее надо наполнять чувствами и переживаниями. Они – интегральная часть всех процессов мозга, в том числе и представления о будущем. Улучшить аккуратность можно путем представления себя в будущем в несколько ином эмоциональном состоянии, отличном от настоящего. При этом лучше представлять не просто будущее («Каков будет центр Москвы через 10 лет?»), а себя в будущем, свои переживания и ощущения («Где я буду жить через 10 лет и как я буду себя чувствовать?»). Что интересно – в воображении будущего почти всегда и у всех людей превалируют оптимизм и позитивные эмоции, так что симуляция будущего – хорошее занятие даже для поднятия настроения.
  4. Конкретизировать будущее, насколько это возможно. Цель может быть прекрасна и ценна, но она далеко, а соблазны – здесь и реальны. Чтобы сделать будущее более конкретным, достаточно относительно него задать себе несколько вопросов «как?». Как показало одно исследование, это приводит к реальному изменению восприятия времени в сравнении с вопросом «зачем?», порождающим абстрактное мышление.
  5. Подбросить вознаграждений в будущее. Например, в одном исследовании пообещали 750 долларов тем, кто бросит курить на полтора года, что должно было подтвердиться биохимическими тестами. В сравнении с контрольной группой в три раза больше человек бросили, включая тех, кто и не собирался этого делать, – нашлись даже те, кто бросил ровно на этот срок, чтобы заработать деньги и снова начать курить. Недавнее исследование показало, что размер вознаграждения иногда может быть невероятно мал – даже один доллар!
  6. Находить и строить смысл жизни. Сотни научных исследований показали невероятную пользу смысла жизни и то, какие негативные последствия случаются, когда его нет. Самый простой, незатейливый смысл лучше его полного отсутствия.
  7. Одним из критичных компонентов конструкции будущего является создание сцены действия, и это связано с пространственным представлением. Время – абстрактное понятие, прямо не воспринимаемое нашими органами чувств, поэтому мы привязываем его к пространству, которое ощущаем. Это выражается, например, в том, что мы представляем прошлое слева, в будущее – справа. Люди наклоняются чуть назад, когда думают или говорят о прошлом, и чуть вперед, когда – о будущем.

Первоначально опубликовано на Slon.ru


Интеллект vs Религиозность, 3:0

поп и путинИнтеллект – «способность рассуждать, планировать, решать проблемы, думать абстрактно, понимать сложные идеи, быстро учиться и извлекать уроки из опыта» (источник цитаты, см. также).

Вероятно, первое исследование связи интеллекта и религиозности было проведено в 1928 году, в Университете Айовы, США. Ученые измеряли как IQ, так и религиозность, и обнаружили, что чем выше коэффициент интеллекта, тем меньше религиозность. С тех пор было проделано немало других экспериментов, а вот недавно группа психологов (Zuckerman, Silberman, & Hall, 2013) отобрала 63 таких исследований для проведения мета-анализа. Методы оценки интеллекта в этих исследованиях были самые разнообразные: и IQ, и средние оценки в школе, и результаты вступительных экзаменов в высшие учебные заведения, тесты когнитивных способностей (рабочей памяти, вербальной гибкости и проч.)

Анализ показал статистически значимую негативную ассоциацию между интеллектом и религиозностью. Ассоциация оказалась наиболее сильной для студентов и населения вообще, и в меньшей мере для подростков, но даже для них она оказалась отличной от ноля.
Проще говоря, чем выше интеллект, тем меньше религиозности, но надо заметить, что это корреляция, а не причинно-следственная связь.

Почему это может происходить?

1. Атеисты – не конформисты. Люди с интеллектом менее склонны к слепому конформизму, и в состоянии противостоять религиозному догматизму. Следует отметить, что атеисты становится вполне себе конформистами в обществах с низкой религиозной активностью.

2. Люди с интеллектом склонны к аналитическому складу мышления, которое мало совместимо с религиозными верованиями. Такое мышление отличается систематичностью, осознанностью, медленной скоростью и основывается на правилах. Для религии более подходит интуитивное мышление – рефлективное, быстрое, спонтанное и, в целом, неосознанное.

3. Религия выполняет определенные функции, которые удовлетворяют верующих людей. Например, компенсация контроля – убеждение во внешнем источнике контроля, в упорядоченности, неслучайности и предсказуемости мира. Некоторые исследования показали, что снижение личного контроля повышает религиозность.
Другая функция религии – привязанность. Эксперименты показали, что когда людей пугают одиночеством, их религиозность растет (Epley, Akalis, Waytz, & Cacioppo, 2008). Строительство личных и тесных связей с богом помогает человеку не чувствовать себя одиноким. Что интересно, но интеллект делает человека менее одиноким безо всяких богов! Есть доказательства, что чем выше интеллект, тем выше вероятность семейной жизни (Herrnstein & Murray, 1994).
Таким образом, человек с высоким интеллектом не нуждается в функциях религии, находя их в своей жизни без помощи богов.

Поскольку мета-анализ показал лишь ассоциацию между интеллектом и религиозностью, есть попытки найти именно причинно-следственную связь. Так, одна звучит так (Sherkat, 2010): приверженность религии с детства, как правило, несет в себе отказ или ограничение светских знаний. Это, в свою очередь ведет снижению интереса к знаниям, что выражается в измеримых величинах, например, снижение вербальных способностей. Подтверждение этому были найдены у фундаменталистов христианского толка, поэтому распространять объяснение на другие религии было бы неправильно.

Epley, N., Akalis, S., Waytz, A., & Cacioppo, J. T. (2008). Creating social connection through inferential reproduction: Loneliness and perceived agency in gadgets, gods, and greyhounds. Psychological Science, 19, 114-120. doi:10.1111/j.1467-9280.2008.02056.x.

Herrnstein, R. J., & Murray, C. (1994). The bell curve: Intelligence and class structure in American life. New York, NY: Free Press.

Sherkat, D. E. (2011). Religion and scientific literacy in the United States. Social Science Quarterly, 92, 1134-1150. doi:10.1111/j.1540-6237.2011.00811.x.

Zuckerman, M., Silberman, J., & Hall, J. A. (2013). The Relation Between Intelligence and Religiosity: A Meta-Analysis and Some Proposed Explanations. Personality and Social Psychology Review, 17(4), 325-354. doi: 10.1177/1088868313497266.


Семь уроков Даниэля Деннетта

Даниэль ДеннеттНедавно, 19 мая, в газете The Guardian американский мыслитель, когнитивный ученый и философ Даниэль Деннетт, опубликовал выдержки из своей новой книги, Intuition Pumps and Other Tools for Thinking, делясь несколькими мудрыми советами. Я кратко их резюмировал.

Пользуйтесь своими ошибками
Когда мы говорим «это казалось замечательной идеей тогда», это — показатель реальной мудрости (при условии, если мы искренне так считаем). Наша способность как людей рефлексировать – вспоминать свои идеи и мысли в прошлом и думать о них, отличает нас от всех других животных.

Когда мы осознали, что сделали ошибку, надо спокойно на нее посмотреть, хотя это, конечно, трудно. Нужно учиться любить свои ошибки, поражаясь непостижимым путям, которые к ней привели. Закончив извлекать пользу, ошибку стоит забыть и двигаться дальше.

Многие люди не понимают, что можно совершить огромную ошибку без особого ущерба для репутации. Признать свою ошибку публично – хороший шаг, и люди это оценят; нам нравится, когда кто-то набирается мужества признать свои ошибки.

Уважайте своего оппонента
Соблазн атаковать своего оппонента велик когда его аргументы слабы. Деннетт предлагает использовать правила Анатоля Рапопорта, социального психолога и теоретика теории игр:

1) Постарайтесь пересказать позицию своего оппонента так ясно, ярко и честно, чтобы он сказал: «Спасибо! Хотел бы я выразить свои мысли, как это сделали вы!»
2) Перечислите точки согласия, причем важные, а не тривиальные.
3) Упомяните что-то, чему вы научились от своего оппонента.
4) Только потом можете начать критиковать.

После этого ваш оппонент будет внимательным к вашим словам и критике, ведь вы уже показали, что понимаете его позицию, отчасти с ней согласны, и даже приняли что-то к сведению. Но Деннетт признает, что следовать этим правилам нелегко.

Очевидность
Есть простой способ быстрого чтения, который позволяет сократить время и усилия – смотрите на слова «очевидно» и отмечайте каждое такое появление. Как правило, это слово означает слабость аргумента. Оно означает предел уверенности автора в своей точке зрения и надежде на то, что и читатель поверит ему без дополнительных доказательств.

Люси и Чарли БраунОтвечайте на риторические вопросы
Замечайте риторические вопросы в любом споре. Они означают желание автора сократить путь аргументации. По определению, на риторический вопрос можно не отвечать. Выработайте привычку, однако: увидев риторический вопрос, дайте на него неочевидный ответ. Чарли Браун, герой мультфильмов и комиксов, как-то сказал: «Кто тут имеет право судить, что правильно а что нет?», на что Люси ответила: «Я!»

Бритва Оккама
Английский философ Уильям Оккам является автором lex parsimoniae, что в переводе с латыни означает закон экономии. Нам это больше знакомо фразой «Не умножай сущности без необходимости». Правило говорит, что незачем строить экстравагантную и сложнейшую теорию, если есть возможность объяснить явления проще.

Не тратьте время на мусор
90% всего – мусор: книг, поэзии, музыки, психологических экспериментов и всего остального. О цифре можно спорить, но суть остается – нас окружает много неталантливых или откровенно плохих творений, возможно, чьих-то проб и ошибок. Не стоит тратить свое время и усилия в борьбе с мусором. Не стоит становиться знатоком мусора и начать разбираться в его сортах, а лучше посвятить себя настоящим и стоящим вещам.

Берегитесь «глубоких» мыслей
«Глубокая» мысль (в оригинале deepity) – высказывание, которое кажется очень важным и мощным, но двусмысленным по эффекту: в одном случае оно окажется неверным, но захватывающим дух открывающимися перспективами, а в другом – верным, но тривиальным.

Деннетт приводит пример такого высказывания: Любовь – это просто слово.
С одной стороны, конечно, это слово, такое же, как и молоток, хлеб и пиво, но мы знаем, что любовь – это чувство, которое невероятно сложно определить и описать. Помогает ли нам эта «глубокая» мысль в понимании мира вокруг нас или просто погружает в транс своей фальшивой глубины? (Риторический вопрос).


Неделя мозга. 15 марта 2013 г. Третья сессия.

Алексей ГрошевСегодня, в 19:00 по московскому времени:

Как нейронаука может улучшить жизнь? Алексей Грошев, mozgonavt.ru.

Фармакологические препараты могут повысить производительность работы мозга, но не могут вывести на новый качественный уровень осознания и комфортного существования. Они лишь отодвигают и устраняют симптомы, не разрешая проблему отсутствия осознанности, творческого подхода, мотивации и эффективного мышления. Выходом является изучение активизации творческого мышления у взрослых и детей.
Алексей расскажет о своем опыте работы с Emotiv, и других поисках методов того, как нейронаука помогает в жизни.

Мы знаем о периодических проблемах сервиса со звуком, поэтому некоторые ресурсы Алексей разместил в другом месте, куда вас пригласит.

Гостевой вход (без регистрации)


Легкий способ стать консерватором (временно)

Девушки будут пить водку

Станут ли девушки консервативнее после бутылки водки?

Люди, по сути своей, консервативны – для нас это естественное и автоматически принимаемое мировоззрение. Когда мы начинаем серьёзно задумываться о жизни, у нас могут развиваться и другие, например, либеральные или либертарианские мировоззрения. Классический консерватизм — это признание иерархического состояния общества (например, определение места женщины в обществе), признание главенства персональной ответственности (понятие, что хорош или плох человек, зависит от него самого, а не от ситуации), предпочтения status quo (нововведения не нужны, раз и все так хорошо).

Если, по какой-то причине, вы хотите стать более консервативным, в политическом, либо любом другом смысле, хотя бы на время, то для вас есть радостная весть – это чрезвычайно легко! Недавнее исследование психологов из Университета Арканзаса (Eidelman et al., 2012) продемонстрировало, как это происходит.

Экспериментаторы, в первом эксперименте, опрашивали посетителей в барах, в разной степени алкогольного опьянения. В последующих экспериментах людей просили отвечать на вопросы, не задумываясь, или просили выполнять умственную задачу, перегружая в то же самое время другими заданиями. Чем больше люди выпили, или чем более были умственно загружены, тем чаще люди соглашались с утверждениями, соотносящимися с политическим консерватизмом.

Мы автоматически и естественно становимся консерваторами, стоит только уменьшить влияние нашего мышления – с помощью алкоголя или отвлекающих заданий. Таким образом, консерватизм – это признак и следствие мышления на автомате, без особых усилий. Стоит только начать задумываться, как он уменьшается.

Так становятся ли девушки консервативнее после бутылки водки? С большой вероятностью, да. Проверьте сами — поинтересуйтесь их убеждениями, когда они достаточно выпьют, и вы поразитесь возросшему консерватизму :)

Eidelman, S., Crandall, C., Goodman, J., & Blanchar, J. (2012). Low-effort thought promotes political conservatism. Personality and Social Psychology Bulletin. DOI: 10.1177/0146167212439213.


Такие разные пути к репутации

Невидимое существо, что зовётся «Доброе имя»,
суть дыхание всех тех, кто хорошо о нас говорит.
Джордж Савил Галифакс

Ящик для пожертвованийИнтересное исследование и еще более интересная дискуссия результатов этого исследования, проведенного учеными из Калтеха (California Institute of Technology) и японского университета Тамагава (Tamagawa) в Токио (Izuma et al., 2011).

Люди обычно ведут себя лучше по отношению к другим, когда они знают, что на них смотрят. Ранее я писал об этом: в заметке Эти глаза напротив показано, что мы ведем себя честнее, когда чувствуем, что на нас смотрят.

Считается, что это обусловлено нашей способностью представлять, что другие думают о нас. Это так называемая теория разума (Theory of mind). Работы Пиаже показали, что дети начинают только в определенном возрасте разделять две вещи: что известно только им и что может быть известно только другим. Понимая, как другие могут о нас подумать, мы стараемся, в эволюционных целях, улучшить свою социальную репутацию. Ученые решили проверить гипотезу, что у людей с аутизмом механизм такого поведения нарушен. Две группы участников, хорошо функционирующих людей с аутизмом и без аутизма, просили играть в одну из версий диктаторской игры. Вкратце, суть игры: получив деньги, решить, сколько оставить себе, а сколько пожертвовать фонду UNICEF. Обе группы, оставшись без наблюдения, давали, в среднем, одинаковую сумму на благотворительность. Однако когда за людьми стали наблюдать экспериментаторы, люди без аутизма начали давать значительно больше. Особенно интересно, что те из них, кто давал наименьшую сумму на благотворительность, без наблюдения, стали давать больше всех, – словно хотели искупить свое поведение в чужих глазах. Еще любопытный факт: под наблюдением люди принимали решение о выделение суммы на благотворительность быстрее, чем без наблюдения.

Но ни размер суммы, ни скорость принятия решения — ничего не менялось у аутистов, смотрел на них кто-то или нет.

Казалось бы, а что вы хотите от аутистов? Они просто не замечали, что на них кто-то смотрит. Но это не так, ведь экспериментаторы тоже не дураки: всем участникам были предложены другие задачи, имеющие несоциальный характер, и обе группы выполняли их лучше при наблюдателях, то есть аутисты видели и отдавали себе отчет, что за ними наблюдают. Выходит, что у аутистов нарушена только способность принимать во внимание и представлять себе, что другие могут о нас подумать.

Что же это:  они не могут понять, как другие могут формировать представление о них на основе такого поведения, или они не видят ценности в социальной репутации вообще?

Однако, заметка об этом исследовании, появившись на веб-странице Discover Magazine (Ross, 2011), привлекла внимание хорошо функционирующих аутистов, которые прокомментировали обнаруженный феномен совершенно другим способом, нежели ученые. И, если хотите, чем люди в норме, без аутизма.

Несколько человек, называющих себя хорошо функционирующими аутистами, говорят о честности, и о том, что их репутация зарабатывалась именно так, честным образом, вне зависимости от мнения окружающих. Аутисты не хотят позитивного увеличения социальной репутации, если она основывается на лжи.

Вот что говорит один аутист: “Как хорошо функционирующий  программист с синдромом Аспергера, я могу сказать, что изменение моего поведения исключительно из-за того, что кто-то смотрит на тебя – бесчестно. Меня крайне раздражает, когда другие так поступают. Я – тот, кто я есть, смотрят на меня или нет”.

Другой аутист вторит ему, говоря, что название статьи Unlike the rest of us, autistics don’t act like angels when someone’s watchingВ отличие о нас, аутисты не ведут себя как ангелы, когда кто-то наблюдает, вводит в заблуждение. Лучшее название звучало бы так: Аутисты ведут себя честно, вне зависимости от того, наблюдает за ними кто-то или нет.

Это поразительно, потому что дает представление об очень различающихся программах поведения. Во время чтения одного комментария меня охватило ощущение, что я слушаю инопланетянина – настолько он был разумнее меня и настолько же отличен от привычного для меня мышления. Мне даже захотелось стать чуточку аутистом.

Izuma, K., Matsumoto, K., Camerer, C. F., & Adolphs, R. (2011). Insensitivity to social reputation in autism. Proceedings of the National Academy of Sciences. Published online before print October 10, 2011, doi: 10.1073/pnas.1107038108.

Ross, V. (2011). Unlike the rest of us, autistics don’t act like angels when someone’s watching. Discover Magazine. October 17th. Retrieved from http://blogs.discovermagazine.com/80beats/2011/10/17/unlike-the-rest-of-us-autistics-dont-act-like-angels-when-someones-watching/